Самое читаемое в номере

Наследство сложное, но не безнадежное

A A A

Эксклюзивное интервью губернатора Пензенской области Олега Мельниченко для «Улицы Московской».

melnichenko main

«Улица Московская» ждала возможности взять интервью у Олега Мельниченко порядка 7 месяцев. Конечно, придя к власти в качестве нового руководителя области, он ничего такого нашему изданию не обещал. Но выразил пожелание сохранить бумажную версию газеты «Улица Московская», которая в начале 2021 г. выходила лишь в ежемесячном режиме.
Интервью состоялось в субботу, 12 ноября, в 10 часов 30 минут.
К моменту начала интервью губернатор Мельниченко успел провести два совещания. По его словам, рабочий день у него начинается в 6 часов утра: «Он у меня еще дома начинается».
Ежедневно, включая воскресенья, с 6 часов до 6:30 ему докладывают сначала его приемная, потом вице-губернатор, вице-премьер, курирующий ЖКХ, руководитель МЧС, начальник Росгвардии и начальник Управления МВД.
Встает Олег Мельниченко в 5 часов 15 минут: «Будильник не ставлю, сам просыпаюсь». По его словам, это у него с юности, с того времени, когда учился в военном училище.
На мой вопрос «Как Вы эту нагрузку выдерживаете?» он ответил: «Спокойно, я привык в таком ритме работать».
Во время интервью, которое длилось 1 час 24 минуты, Олег Мельниченко отвлекся на разговор по телефону только один раз, да и то для того, чтобы у министра финансов Любови Финогеевой уточнить цифры.

– Олег Владимирович, какое наследство Вам досталось? Есть ли долги в области перед федеральным бюджетом или коммерческими банками? Есть ли невыполнение обязательств по федеральным программам?
– Наследство досталось сложное. Долгу области уделяем самое пристальное внимание. Это процесс постоянный, цифры меняются. Общий долг был порядка 20 млрд рублей, из них 10 млрд было перед Сбербанком. Но нам из федерального бюджета дали кредит на реструктуризацию нашего коммерческого долга, и 5 млрд Сбербанку мы погасили.
Такого долга, который бы нас сильно тянул, осталось 5 млрд. Перед Сбербанком. Это под коммерческий процент.
И 14 млрд рублей – долг области перед федеральным бюджетом, он до 2035 г. и под 0,1%. Это очень выгодные для области деньги.
Наследство сложное, но не безнадежное.
Здесь Олег Мельниченко переходит к обзору застарелых проблем Пензы и рассказывает о том, как ему удается их решать.

РЕФОРМА ОБЩЕСТВЕННОГО ТРАНСПОРТА
На сегодняшний день уже 6,4 млрд рублей мы привлекли на реформу транспортной системы Пензенской области. Из них 3,2 млрд – это федеральные средства, они выделяются по решению президента. И еще 3,2 млрд нам дала государственная корпорация «ВЭБ. РФ».
Соответственно, со следующего года начинаем большую транспортную реформу, будем выводить Пензу на новый уровень.
Конечно, это сложная история: составить основные магистральные маршруты, маршруты подвоза, все это увязать в единую схему с Пензенским районом и г. Заречным.
В 2022-2023 гг. мы закупим для общественного транспорта Пензы и пензенской агломерации 340 автобусов большой вместимости, низкопольных, и это позволит к 2024 г. полностью изменить ситуацию с общественным транспортом в нашем городе.
Это, естественно, будет все в регулируемом тарифе, все вбелую. Будет введен единый проездной билет в Пензе, и это позволит людям меньше времени тратить при пересадке с одного маршрута на другой. Будет маршрутизация, введем так называемый «золотой час», в течение которого горожанин оплачивает проезд один раз, даже с пересадкой.
В автобусах будут оборудованы специальные устройства, считывающие проездные. Будем полностью знать пассажиропоток, все деньги будут поступать региональному оператору.
Ставим задачу уйти от наличного расчета в общественном транспорте.
Это серьезная реформа с изменением маршрутной сетки, и датчики будут установлены, чтобы хронометрировать движение автотранспорта.
В перспективе мы хотим на остановочных павильонах делать мониторы, которые будут информировать горожан, через какое время какой маршрут прибывает на эту остановку, чтобы они понимали, сколько придется ждать.
Движение автобусов будет осуществляться с 6 утра до 24 часов. Полноценный день, не как сейчас, когда невозможно уехать после 20:00. Хорошая, полноценная реформа общественного транспорта пензенской агломерации.
Это то, на что средства нам уже подтвердили.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ВОДОСНАБЖЕНИЯ И ТЕПЛОВЫХ СЕТЕЙ
В 2022-2024 годах область получит еще 3,2 млрд рублей под воду. Эти средства нам выделяют тоже по решению президента.
И это позволит очень серь-езно обновить наше водяное хозяйство, прежде всего в сельской местности. Это новые трубы, водонапорные башни, станции очистки воды, все это позволит нам поднять качество питьевой воды.
Запланирована и модернизация водопроводной сети и канализации в Пензе. Это отдельная программа, она будет осуществляться совместно с РКС («Российские коммунальные системы» – «УМ»).
Мы рассчитываем, что в ближайшие 5 лет на модернизацию сетей водоснабжения и водоотведения в Пензе мы привлечем порядка 6 млрд рублей.
Есть серьезнейшая моя договоренность с генеральным директором компании «Т Плюс» Вагнером о сотрудничестве его компании с Пензой. И в этом году они уже вложили 1,2 млрд рублей в модернизацию магистральных и внутренних дворовых сетей, достаточно много сделали – 56 км тепловых сетей. На следующий год запланирован ремонт и модернизация ЦТП и порядка 80 км тепловых сетей. За два года – 130 км из имеющихся в городе 500 км. Такое будет впервые в послесоветский период.
В следующем году инвестиционные вложения «Т Плюс» в модернизацию тепловых сетей Пензы составят 2,7 млрд рублей.
За два года мы выйдем на 4 млрд рублей. Очень серьезное вложение. Далеко не во всех регионах «Т Плюс» это делает. Во многом это определяется моими хорошими личными отношениями с Вагнером.
Со следующего года начнем миллиардные вложения по линии РКС на ремонт сетей водопровода и водоотведения.

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ГОРВОДОКАНАЛА»
Принято решение о смене директора «Горводоканала» – будет не пензенский человек.
В целом будет изменен подход: в совете директоров будут представители администрации города и правительства области, будет сформирован так называемый комитет по штрафам, мы возьмем под контроль всю штрафную политику, которая проводилась «Горводоканалом». Теперь это будет делаться через нас, с участием представителей города и правительства, не будем больше допускать такого волюнтаризма.
Мы больше не будем пользоваться услугами сомнительных аудиторских компаний. Вернемся к системе ревизионной комиссии. Ревизионная комиссия «Горводоканала» будет состоять в том числе из представителей городской администрации и правительства области.
Будем выходить на концессионное соглашение с РКС. Но я им сказал: «Работая с «Т Плюс», мы привлекаем инвестиционные возможности всей компании, а не пензенского или мордовского сегмента. И в концессионном соглашении с РКС должно быть так, что мы привлекаем средства всего РКС, а не только то, что можно взять с территории Пензенской области». На этом договорились.
Позавчера (10 ноября – «УМ») подписал распоряжение – создана рабочая группа по подготовке концессионного соглашения, начинаем входить в концессию. И она будет подкреплена серьезнейшим инвестиционным соглашением, по которому многие миллиарды будут вкладываться в ремонт и реконструкцию сетей в Пензе. Это то, что они до сих пор не делали.
Дальше в том режиме, в котором сети эксплуатировались, они эксплуатироваться больше не могут. Они начинают приходить в непригодное состояние.
Это то из наследия, что было самое проблемное. С этим проблемным наследием вот так работаем.

ХОРОШАЯ ЧАСТЬ НАСЛЕДСТВА
Но область – это не только одни проблемы и неприятности, есть и хорошее наследство. Я же пришел не на выжженную землю, до меня работали люди, много чего сделали.
У нас хорошая инфраструктура спорта создана, ее надо поддерживать. Построено большое количество культурных сооружений: киноконцертный зал и филармония, театр современный. Теперь надо содержать эти объекты и организовывать соответствующую работу.
И Ледовый дворец в Арбекове мы построим, несмотря на проблему с удорожанием: металлы выросли в цене, они потянули за собой все, что только можно. От 25% до 35% происходит удорожание объектов. Приходится пересматривать проектно-сметную документацию по объектам, в том числе по тем, которые уже находятся в стадии строительства.
Кто-то из подрядчиков разрывает контракты, потому что не хотят больше за эти деньги строить. Но мы оперативно находим людей, которые хотят, корректируем проектно-сметную документацию.
В принципе все объекты, которые мы запланировали в рамках национального проекта, мы их все достроим и доведем с учетом дополнительных средств, которые будем выделять из бюджета области.
* * *
Кстати, в этом году неплохо идем по собираемости налогов. По налогу на доход организаций мы идем 175% от уровня прежнего года. Цифра постоянно меняется, к концу года скорректируется, но в целом с хорошим плюсом идем. По НДФЛ идем +12% к уровню прошлого года.
Почему меня радует НДФЛ? Это основной показатель, что экономика работает, доходы растут. Если увеличивается НДФЛ, это говорит об уровне дохода.
И налог на доходы самозанятых, на которой мы переходили с ЕНВД, – удивительно, но сработало. Пока сравнивать не с чем, только с января мы с ней работаем, но очень перспективно.
С учетом правильно расставленных бюджетных приоритетов, мы смогли в этом году целый ряд проектов сделать, в том числе и по воде для сельской местности. Только за 7 месяцев этого года вложили в модернизацию системы водоснабжения в сельской местности столько, сколько за 3 года до этого делали. Чисто из областного бюджета.

БОРЬБА С КОВИДОМ
Ковид серьезно нас подсаживает. Если говорить по прошлому году, на ковид из областного бюджета ушло 900 млн рублей. По этому году уже порядка 700 млн. И до конца года, я думаю, выйдем примерно на 900 млн рублей.
А ведь это инвестиционный ресурс, фактически взятый из нашего бюджета. Эти средства могли бы пойти на инвестиционные проекты, на стимулирование малого и среднего бизнеса, на поддержку сельхозпроизводителей, на закупку нового оборудования, тракторов, комбайнов. Это то, что съел ковид.
Поэтому я и говорю всем, что прививка – это не только безопасность твоя и других людей, это еще серьезная экономия бюджетных средств. В том числе с возможностью их направлять на инвестиционные проекты.
Но от этого никуда не денешься, это сохранение жизни людей. Поэтому срочно принимали решение, особенно когда появилось огромное количество людей на кислороде – доходило до 2800-2900 человек, одновременно находящихся на кислороде, ежесуточно. Уходило 18 тонн.
Сейчас благодаря тому, что ужесточили меры – 9 дней фактически находились в режиме выходного дня, – на кислороде 2300 чел.
Сегодня расход кислорода медицинского – 14 тонн в сутки. Мы сразу же увидели – началось высвобождение коечного фонда. Больше 20% высвободилось, сокращается заболеваемость.
Мы вакцинировали 60% населения, подлежащего вакцинации. И сразу же это дало результат.
У нас много тяжелых больных – около 200 человек в реанимации. Это очень много. Все, кто в реанимации, они не привиты. Да, те, кто делал прививки, тоже заболевают. В среднем оцениваем их в 12-15%.
Но я себе говорю: около 80% привитых не заболевают. Значит, эффективность прививки высока.
Чтобы вытягивать самых тяжелых больных, мы закупили и развернули 4 аппарата плазмофереза.
Понимая сложности с кислородом, пошли на серьезные затраты, к концу года поставим в больницах 7 кислородных станций. Сейчас область производит 6 тонн кислорода в стуки, а надо хотя бы 14. После того как 7 станций будут развернуты, мы будем в больницах производить около 9 тонн. Если не будет шквалистого роста заболеваемости, этого нам хватит, чтобы спокойно, не опасаясь за жизнь людей, держать их на кислороде.

melnichenko oxigen

Олег Мельниченко, Сергей Рыбалкин и Вячеслав Космачев на запуске кислородной станции в Центре специализированных видом медицинской помощи. 9 ноября 2021 г.


Плюс мы оперативно сумели закупить концентраторы кислорода – это не так просто, их еще найти надо. Около 2 тысяч человек можем за счет них обеспечить. Но их мы будем отдавать в межрайонные больницы, где проблемы с кислородом.
* * *
В заключении темы расшивки проблем, что ему достались, Олег Мельниченко называет в качестве решенной задачу строительства лабораторного корпуса в Центре специализированных видов медицинской помощи, а также в онкодиспансере: «Здесь я благодарю Валентину Ивановну Матвиенко – это ее работа». И выражает надежду, что на следующий год удастся пробить вопрос насчет строительства хирургического корпуса для онкобольницы.
В качестве еще одной решенной задачи Олег Мельниченко называет строительство второй школы в Городе Спутнике. Она рассчитана на 2500 мест, и на нее уже выделены федеральные средства. «Постараемся, чтобы в 2023 году туда уже пошли первоклассники».

melnichenko ibragimov

Олег Мельниченко и Рафик Ибрагимов на строительной площадке нового детского садика в Городе Спутнике. 13 октября 2021 г.

* * *
– Олег Владимирович, как Вы оцениваете компетенции и мотивацию управленческого аппарата, которым Вам приходится руководить?
– Сейчас идут изменения, появляются новые люди, и это не последние назначения. Здесь мне и кадровый резерв помог, который мы сформировали, все-таки мы пропустили через себя много людей, и среди 40 человек, что мы отобрали, там серьезные ребята есть. Некоторые уже назначены.
– Они должны проходить еще какое-то обучение?
– Это зависит от их специализации. Например, Алмаз Хакимов, министр экономики и промышленности, он ездил на курсы, дополнительно учился.
Алексей Комаров, министр образования, в принципе знает всю кухню федерального министерства образования, он там работал заместителем начальника департамента.
Такие ребята – с серьезными компетенциями, способные ездить в Москву и там ходить, решать вопросы, не чужие для московских ребят люди, которые вхожи в кабинеты на уровне начальников департаментов, заместителей министров. Мне, как губернатору, именно это надо, чтобы они работали с Москвой, по федеральным программам, со своими министерствами. Что перед Алмазом Хакимовым, что перед Алексеем Комаровым двери открываются. Поэтому можно им смело ставить задачи, они будут их решать.
Что касается минлесхоза, Илья Галкин сейчас активно занимается лесоустройством. Начался наконец-то человеческий аукцион по лесу. Начались поступления средств в бюджет, по этому году уже порядка 100 млн в бюджет мы получили от того, что изменили правила проведения аукциона. После того как будет сделано лесоустройство, будут сотни миллионов поступать. Проблема была в том, что никто не занимался лесоустройством. А оно было не нужно: если его сделать, невозможно будет воровать лес.
В 2019 г. работала комиссия Рослесхоза, есть акт. Я хочу сказать, что ущерб, который нанесен Пензенской области от деятельности министра лесного хозяйства, который был до 2021 г., составляет около 1 млрд.
Пришли новые люди, у них новые взгляды, я считаю, это правильные взгляды. Все надо вводить в институты. Если ты это не институциализируешь, это работать не будет.
– Процессы должны быть выстроены не в режиме ручного управления, а в режиме правил и предписаний. Верно?
– Да, тогда и людям все будет понятно. А не так, что зашел в кабинет, принес что-то. Так не пройдет. И то, что я говорил, когда заходил сюда в конце марта этого года: не будет долей в бизнесе, не будет поборов.
И, наверное, я не навру, если скажу, что сегодняшний пензенский бизнес, по крайней мере с моей стороны и со стороны членов правительства, никто не кошмарил. Я категорически запретил это делать, запретил прикасаться к ним.
Я понимаю, что могут возникать какие-то вопросы, но они носят исключительно социальный характер. Мы можем попросить помочь многодетной семье, решить какой-то вопрос.
И я хочу сказать, что основная масса пензенских предпринимателей на это хорошо откликается, помогают. Но, помогая, они знают, что это не мы куда-то в кубышку деньги забрали и распихали, они сами помогают, сами ездят в эти семьи, сами привозят, что необходимо многодетным. Они видят глаза этих детей.
Мы эти деньги не аккумулируем. Собирать кубышки я категорически запретил, чтобы больше никаких поборов по бизнесу не было.
– Вы осуществляете кадровое обновление чиновничьего корпуса. Каков принцип подбора кадров в команду?
– Три основных позиции, которые я оцениваю.
Первое – это, конечно, личностные и профессиональные качества.
Второе – желание работать. Я это называю «глаза горят».
И третье – это способность постоянно учиться, воспринимать что-то новое, себя квалификационно развивать, способность к развитию и саморазвитию.
Если три этих качества совпадают, мне такие люди импонируют.
– Какие задачи Вы ставите перед своей командой и правительством области, чтобы повысить конкурентоспособность региона? Не разделят ли Пензенскую область на части и не присоединят ли к другим областям?
– Не присоединят и не разделят, с Пензенской областью все будет хорошо, таких планов нет. Я работал в Администрации Президента, я был председателем федеративного комитета.
Если бы кого-то стали делить и сокращать, это пошло бы через мой комитет Совета Федерации. Все, что связано с границами регионов, проводится только через решение федеративного комитета. Таких планов в природе не существует. Это слухи и искусственное подогревание ситуации.
А весомая составляющая региона зависит от общего делового климата в регионе. Я же не зря говорю по поводу поборов, коррупции и прочих вещей. Этого просто не должно быть, это сильно влияет на инвестиционную привлекательность субъекта.
Если бизнес приходит и знает, что там есть дети губернатора, которые в каждом бизнесе готовы поучаствовать, какой бизнес туда пойдет?
Второе – это институциализация процессов. В Западной Европе серьезные предпринимательские структуры идут туда, где есть правильные институты, они не идут туда, где втихаря договариваются под столом. Надо это систему правильно выстроить.
Третья составляющая – нужны программы поддержки заходящего бизнеса. Это надо поддерживать инфраструктурой. Если, например, возникает завод по переработке чего-то, то под него нужно делать газ, дорогу. Здесь мы должны включаться и помогать бизнесу решать инфраструктурные вопросы.
Ну и определенные налоговые преференции должны быть. Но здесь вы тоже понимаете, что есть бюджетное законодательство, есть требования. И если ты эту преференцию изначально бизнесу даешь, то ты должен понимать, какая будет отдача от этих инвестиционных соглашений. Преференции бывают на определенный период, а потом они должны быть отработаны.
Мне кажется, если этим путем пойдем, с привлекательностью все будет хорошо. Самое главное для инвестора – понимать, что его тут никто не разорит, бизнес не отнимет.
Сейчас заходит серьезный инвестор, планирует выкупить земли, которые находятся в залоге у одного столичного банка, и запустить их в оборот. И также поставить предприятия по переработке.
Когда я вел с ним переговоры, сказал: готов вам помогать, но с вас – земли все запустить в оборот, зарегистрировать в Пензе юридическое лицо и ставить здесь перерабатывающую промышленность.
Мы не можем 100% всего, что производим, перерабатывать, но мы в области должны перерабатывать 70% того, что производим. Тогда это даст отдачу в виде рабочих местах, зарплат и налогов.
– С Вашей точки зрения, пензенский бизнес доволен взаимоотношениями с властью? Есть ли претензии?
– Я думаю, претензии есть, их не может не быть. Я далек от мысли, что меня все сразу услышали, поняли и перестали заниматься тем, чем занимались до этого. Думаю, претензии есть.
Но я стараюсь с бизнесом находиться в постоянном контакте, и с уполномоченным по правам предпринимателей мы в телефонном режиме общаемся. Когда вводили ограничительные меры, я сознательно собрал со всей области предпринимателей и провел с ними
2,5 часа: разговаривали, я отвечал на вопросы по ограничительным мерам. И Совет по инновациям и инвестициям, я считаю, хорошая коммуникативная площадка.
Думаю, претензии есть, но я готов их слушать и менять ситуацию, когда мне конкретно на что-то указывают и показывают, что здесь тромбы возникли. Чиновничья волокита, коррупция – это тромб, который создается на пути развития бизнеса. Эти тромбы нужно вымывать, чтобы кровь по сосудам шла здоровая.
– Бизнесмены время от времени поднимают тему, что власть любит приезжих инвесторов. Какими мерами поддержки на уровне региона можно поддержать внутренних инвесторов?
– Набор мер понятен. И для внешних, и для внутренних инвесторов он один и тот же. Вопрос только в желании поддерживать внутренних инвесторов. Не вижу проблем, готов.
– Они почему-то опасаются приходить.
– Не надо бояться приходить, ставить вопросы. Я еще никому не отказал, кто хотел со мной встретиться по тем или иным вопросам. Да, может быть, я не могу это внезапно сделать, в тот день, когда человек хочет. Но в течение месяца я найду время и встречусь. Если у кого-то из предпринимателей есть вопросы, пожалуйста, пусть обращаются.melnichenko forum

Олег Мельниченко на Форуме предпринимателей Пензенской области. 26 мая 2021 г.

– Давайте перейдем к административно-политическим темам. Есть областная власть, районные власти, и, судя по тому, что я знаю, на уровне районных властей инициативы областной власти порой мягко спускают на тормозах. Как сделать взаимодействие между областной властью и районами конструктивным, какие качества приоритетны для руководителей районов?
– Те же самые качества, которые предъявляются чиновникам области, предъявляются и им. В Пензе достаточно стабильный состав городских и районных руководителей, многие из них люди весьма профессиональные, я не стал бы их в черный цвет красить.
Но система требует донастройки. Персональная ответственность должна быть в этом вопросе. Каждый руководитель должен понимать, что отвечать будет персонально, если возникнут к нему претензии.
– В следуюшем году состоятся выборы в Законодательное Собрание. Сегодня в нем, так же как в Пензенской городской Думе, только 5 женщин – чуть больше 14%. Это непропорционально мало по отношению к населению области. Некоторые видят в этом проявление гендерного неравенства. Входит ли в Ваши планы по обновлению корпуса депутатов Законодательного Собрания на выборах в сентябре 2022 года увеличить долю женщин, например до 10 человек?
– Мы пойдем опять через праймериз. Я же не буду персонально выбирать. Люди, которые захотят в депутаты, пойдут на праймериз. Я только буду рад, если будет больше женщин.
Пенза была одним из немногих регионов, где был сенатор-женщина. За что Валентина Ивановна Матвиенко мне высказывала благодарность: ты молодец, продвигаешь женщин. Я готов и дальше выдвигать женщин. У них доброты побольше. Среди мужиков нравы более суровые.
– Как Вы видите роль СМИ в развитии гражданского общества Пензенской области? Какие задачи они уже выполняют и какие еще надо научиться выполнять?
– СМИ играют ключевую роль в гражданском обществе, и в Пензе тоже. Я не скрываю, все СМИ у нас разного уровня: где-то есть более профессиональный подход, у некоторых его нет. К сожалению, пензенская журналистика сильно сдала.
Я считаю, что журналист не просто человек, который сидит и новость строчит, журналист – это не новостник. Журналист – это человек, который должен суть раскрывать того или иного процесса или человека. Старая школа журналистики на этом и строилась – на большой глубине погружения в материал.
Сейчас, к сожалению, поверхностный уровень погружения в тематику. И у многих сейчас на первом месте погоня за сенсациями. Есть много хорошего, о чем можно писать, но на этом, как говорят, рекламы не сделаешь.
– Как Вы оцениваете качество образования в высших и средних учебных заведениях Пензы и области, какие точки роста видите в этой сфере?
– В Пензе с образованием традиционно все было неплохо. Думаю, что нашим вузам надо входить в разные федеральные программы, участвовать в получении грантов. ПГУ, к сожалению, не сумел в этом году получить грант, будем на следующий год этим заниматься. Это требует дополнительных средств: гранты просто так не дают, только под участие регионального бюджета. Но я готов, я уже Гулякову сказал, что готов выделять бюджетные средства, чтобы университет попал в программу федеральной поддержки. Речь идет о сотнях миллионов.
– Я от вуза давно отошел, сужу только по косвенным признакам. В педагогическом институте есть специальность «Журналистика», но журналистов найти невозможно. И архитекторы жалуются, что выпускники университета архитектуры и строительства выходят, а толком ничего не умеют.
– Я считаю как: что высшее, что среднее специальное образование – там второе слово – «профессиональное». Оно не ради любознательности, а для получения профессии.
Я в чем вижу проблему – у нас не разведены заказчики и исполнители. Учебные заведения сами себе заказывают и сами исполняют. Возможно, в меньшей мере это касается высшего образования.
А вот среднее профессиональное – точно надо разводить тех, кто заказывает, и тех, кто готовит специалистов. И вообще, эти функции могла бы брать на себя торгово-промышленная палата в качестве заказчика. Или структура, которая понимает запросы бизнеса, запросы производства и может сформулировать, кто им нужен. И дальше выстраивать линейку специальностей среднего профессионального образования под этот заказ. Экономика должна заказывать сама.
– Как Вы планируете укрепить систему пензенского здравоохранения? Что должно быть в приоритете – материально-техническая база или повышение квалификации профессионалов?
– И то и то. Потому что медицина на сегодняшний день очень сильно завязана на тех устройствах, которые позволяют вести диагностику. И врача, когда его готовят, надо готовить на медоборудовании, на технике, которую он будет иметь у себя в больнице. Это вещи взаимосвязанные, надо укреплять как техническую сторону здравоохранения, так и квалификационную. Если ты завезешь оборудование, но не обучишь людей, то какой толк от этого оборудования? Оно будет стоять.
– «Улица Московская» рассказывала о том, что в пензенских больницах постоянная нехватка врачей. При этом пензенский мединститут выпускает врачей по заказам регионального минздрава, и куда они потом исчезают, непонятно.
– Да, это правда. Здесь, я считаю, нужно законодательное регулирование. Выпускаются люди, отказываются работать, хотя учились они по целевому набору, в договоре написано, что в этом случае они обязаны вернуть стоимость обучения.
Но вы же понимаете, что стоимость проще вернуть, чем пойти работать, куда его просят. Особенно на село, очень не хотят туда ехать. Хотя в бюджете заложены деньги на приобретение жилья для врачей на селе, подъемные средства платим. Но в частных клиниках больше получают.
В Норвегии в системе здравоохранения частные клиники запрещены. Там полностью государственная система. Хочешь заниматься частной практикой – пожалуйста, но тебе фонд обязательного медицинского страхования ничего платить не будет.
А у нас же частные клиники многие заведены под ФОМС? И по факту идет подпитка государственными ресурсами частных клиник.
– Конкурентоспособность региона – это не только инвестиционная, но и культурная привлекательность. Какие резервы Вы здесь видите? Есть ли ресурсы для развития культурного бренда Пензы и области?
– Нашим учреждениям культуры многие завидуют. А что касается брендирования, культура завязана же не только на спектакли или концерты, а в целом на стратегию культурно-туристического развития региона. Сейчас в минкульте готовят концепт культурно-туристического развития Пензенской области. Но пока там все в очень сыром виде.
Культуру иногда в отрыве от экономики рассматриваем, а ее нельзя так рассматривать.
– Какой вклад Вы ожидаете от пензенской элиты в повышение конкурентоспособности региона? Вы пришли и обозначили готовность к переменам. Вы это просигнализировали элите Советом по инновациям, Советом по гражданскому обществу. Но я лично не вижу большого отклика, люди словно притаились.
– У этого, думаю, есть причины. Первое – ковид, он сильно отпечатался во всех сферах. Второе – не располагала предыдущая власть к подобным открытым отношениям. Люди старались держаться закрытыми и не показывать, чтобы кто-нибудь из сыновей не прилетел и не начал дербанить бизнес. Это консерватизм, люди до конца не поверили моим заявлениям о том, что этого больше не будет.
Но этого больше не будет. Я думаю, скоро они в этом убедятся. Бояться совершенно нечего, не будет ни сыновей, ни дочерей, ни долей.
– Решение каких задач Вы сегодня считаете для себя лично первоочередными?
– Первоочередная задача понятна – нейтрализовать последствия ковида. Это то, чем каждое утро я занимаюсь. И в целом система здравоохранения, потому что из ковида система выйдет уже другой.
В ближайшее время на федеральном уровне будет принят ряд системных решений. Если простым языком, мы дореструктуризировались. Сейчас мы увидели всю ущербность так называемой реструктуризации системы здравоохранения, которую сделали.
Второе – это застарелые проблемы, о которых я говорил: система водоснабжения, отопления, тепловых коммуникаций, ЦТП, общественный транспорт, канализация, вода на селе.
Третье – это инвестиционная привлекательность региона. Без инвестиций мы ничего не сделаем, мы должны это четко понимать. Если мы все время будем проедать инвестиционные ресурсы, не очень будет счастливое будущее.
Как только ковид нас отпустит, а, я думаю, он нас отпустит, прививочная кампания даст свои результаты, я буду средства направлять на то, чтобы были меры поддержки для бизнеса. Чтобы оборудование могло закупаться.
Я же общаюсь с людьми постоянно. Чего они хотят?
Чтобы мы компенсировали им проценты по кредитам, связанные с приобретением сельхозтехники и оборудования, очень большой запрос идет на технику для переработки, в целом для промышленных предприятий.
Очень востребована инфраструктурно-логистическая история для бизнеса: дороги, газопровод высокого давления, электросети, то, что связано с их функционированием.
Вопросы экологии очистных сооружений – тоже большая проблема, требования экологические ужесточаются. Естественно, бизнес просит определенные меры поддержки с точки зрения экологической безопасности. Ну и для сельского хозяйства субсидии необходимы. Вижу такие направления.

Интервью взял Валентин МАНУЙЛОВ
Фото предоставлены Управлением пресс-службы Губернатора Пензенской области.

Прочитано 2231 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту