«Стратегия импортозамещения изжила себя»

A A A

Даже сейчас, когда, казалось бы, история всё расставила по своим местам, из уст консервативной пропаганды можно услышать восхваление доктрины импортозамещающей индустриализации.
Хорошим противоядием этому может послужить прочитанный 14 октября 2015 г. на Учёном совете Института мировой экономики и международных отношений РАН доклад доктора экономических наук, заведующего сектором внешнеэкономической политики этого института Владислава Загашвили «Зарубежный опыт импортозамещения и возможные выводы для России».
Обзор основных идей доклада подготовил эксперт «Улицы Московской» Михаил Зелёв.


Из истории доктрины импортозамещения
Во второй половине ХХ в. с распадом колониальной системы доктрина импортозамещения стала популярной во многих развивающихся странах, особенно в Южной Америке, отметил докладчик.
Такая индустриализация на первых порах давала хорошие результаты. На её основе оказывалась помощь трудоёмким отраслям, производившим преимущественно товары народного потребления. Она соответствовала национальной структуре факторов производства и опиралась на внутренний спрос. Особенно впечатляющих результатов добились крупные страны с относительно ёмким внутренним рынком и относительно устойчивым уровнем доходов.
Однако затем, как указывает В. Загашвили, когда настал черёд капиталоёмких отраслей, такие страны столкнулись с замедлением роста, ростом бюджетного дефицита и внешнего долга, падением уровня жизни.
Для оплаты импорта оборудования требовались валютные средства, которые внутренний рынок был не в состоянии генерировать, и правительства стали широко прибегать к внешним заимствованиям, внося тем самым свой вклад в возникновение мирового долгового кризиса.
Таможенные барьеры и ослабление национальной валюты ограничивали доступ к передовому импортному оборудованию. Технологическое отставание, усиление монополизации и коррупционные риски усугубляли ситуацию.
«Всё это практически российские условия, – заявляет экономист. – Правда, Россия располагает источником валютных средств, получаемых от экспорта энергоносителей. Но этот поток заметно уменьшился, федеральный бюджет дефицитен, стремительно сокращаются суверенные фонды».
Для увеличения ёмкости внутреннего рынка и использования эффекта масштаба, как отмечает учёный, в странах Южной Америки был запущен процесс региональной интеграции. Однако попытки организовать коллективное импортозамещение на основе интеграции стран-единомышленников не смогли исправить ситуацию (что также можно рассматривать в качестве предупреждения).
«Стратегия импортозамещения изжила себя», – делает вывод учёный.
В то же время странам Восточной и Юго-Восточной Азии, совершившим переход к экспортоориентированной стратегии, удалось расширить своё присутствие на внешнем рынке, успешно конкурируя с ведущими мировыми производителями.
«Здесь, – говорит В. Загашвили, – мы видим совершенно иную картину: сравнительно низкая инфляция, профицит платёжного баланса, устойчивость национальной валюты, повышение качества жизни населения».

 

import


Аргументы приверженцев импортозамещения
Автор доклада разбирает три самых популярных довода поклонников доктрины импортозамещающей индустриализации.
1. Поддержка молодых отраслей. «Теория импортозамещения, – отмечает учёный, – не даёт удовлетворительного ответа на вопрос о принципах и способах выбора таких отраслей. Возложение этой миссии на государственный аппарат расширяет поле для рентоориентированного поведения.
Иными словами, лица и компании, приближённые к властным инстанциям, получают новые возможности для перераспределения государственных ресурсов в свою пользу. При этом необходимых ресурсов лишаются компании, которые могли бы использовать их производительно».
2. Слабость рыночных институтов. В 1990-е годы такой аргумент выглядел бы вполне убедительным. Но спустя четверть века после перехода к рыночной экономике он носит искусственный характер.
«Рыночные институты созданы, немонополизированный бизнес не нуждается в чрезмерном вмешательстве государства, – заявляет экономист. – Ему необходимы соблюдение уже принятых законов и избавление от избыточного государственного регулирования, освобождение от административного давления. Бизнесу требуется не возведение внешних барьеров, а поддержка в преодолении внутренних препятствий, выстраиваемых монополиями».
3. Барьеры на пути товаров стимулируют приток инвестиций. Всё как раз наоборот.
«Протекционистские меры провоцируют встречные шаги со стороны торговых партнёров, – говорит В. Загашвили. – Между тем в условиях глобализации иностранные инвесторы, рассматривающие целесообразность вложений в экономику той или иной страны, как правило, учитывают возможности сбыта продукции на мировом рынке. Проекты, лишённые таких перспектив, находятся в заведомо проигрышном положении. Это означает, что протекционизм вместо привлечения инвестиций всё больше провоцирует их отторжение».


Снова о протекционизме
В. Загашвили продолжает развивать свою систему доводов против протекционизма. Он отмечает: «Протекционизм… используется группами влияния для поддержки производств, не способных противостоять международной конкуренции. За защиту низкой производительности расплачивается общество, а выгоду за его счёт получают заинтересованные группы. Высокая степень монополизации российской экономики повышает риски такой политики, которая, скорее всего, приведёт к закреплению отставания и консервации неэффективности, нанесёт ущерб внутреннему потреблению и, ослабляя собственную производственную базу, в конечном счёте, усилит зависимость отечественной экономики от поставок продукции из-за рубежа».


Транснационализация
Докладчик отметил, что все статистические исследования свидетельствуют, что в современном мире догнали или догоняют развитые страны только те из развивающихся, что придерживаются концепции экспортоориентированной индустриализации, что встраиваются в мировые технологические цепочки обрабатывающей промышленности.
Страны же, поклоняющиеся импортозамещающей модели, всё больше отстают от развитого мира.
Он обращается к истории СССР: «Одной из причин краха советской экономики была идеология самообеспечения… Именно в самообеспечении руководству СССР виделась гарантия независимости от «враждебного окружения». Однако в действительности неизбежная при этом потеря эффективности производства подрывала возможности экономического роста и вела к усилению отставания от развитых стран, что завершилось крушением модели, основанной на самообеспечении».
Автор доклада доказывает беспочвенность расчётов на некий «конец глобализации». Он отмечает, что сегодня на первый план выходит задача «эффективного встраивания национального бизнеса в глобальные воспроизводственные процессы, в транснациональные цепочки создания добавленной стоимости».


Проблемы импортозамещения в России
В. Загашвили глубоко критически оценивает результаты взятого в 2014 г. курса на импортозамещение.
«Рост производства аграрной продукции стал едва ли не единственным положительным результатом импортозамещения, – отмечает он. – Однако ему сопутствовали снижение качества продуктов питания и повышение цен, что привело к росту инфляции, падению реальных доходов, ухудшению качества жизни населения и, в итоге, к сжатию потребительского спроса».
Как отмечает экономист, «едва ли не главная проблема заключается в том, что в России невозможно найти поставщиков требуемых комплектующих, изделий и материалов».
Отечественные предприятия не могут удовлетворить спрос по многим видам оборудования. «Практически отсутствуют отечественные предложения по следующим направлениям: литейное, кузнечно-прессовое, механообрабатывающее, сборочное, сварочное, окрасочное, термическое, инструментальное, штамповочное оборудование; электронные компоненты, необходимые для создания микропроцессорных систем управления; ряд конструкционных материалов».
Так что потенциал импортозамещения в обрабатывающей промышленности России крайне ограничен.
Автор решительно призывает к смене внешнеполитического курса России: «Любая изоляция неизбежно искажает действие объективных факторов, определяющих участие страны в международном разделении труда, что делает его неоптимальным и лишает страну важнейшего источника повышения эффективности производства.
Стратегические интересы развития отечественной экономики диктуют необходимость нормализации политических отношений со странами Запада и отмены санкций».
Он полагает, что русские компании могли бы включиться в транснациональное производство не только как поставщики комплектующих, исполнители сборочных и технологических операций, но и подключиться «к научным разработкам и проектированию, в ходе которых генерируется значительная часть добавленной стоимости».
«Основными условиями успеха такой стратегии,… – отмечает доктор В. Загашвили, – выступают преодоление внешней изоляции России и создание благоприятных внутренних условий для ведения бизнеса, в первую очередь путём демонополизации экономики и улучшения качества основных государственных институтов».

Прочитано 810 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту