Виктор Кувайцев: «Я бы на вашем месте тоже никуда не собирался»

A A A

Как следует из диктофонной записи, что оказалась в распоряжении «Улицы Московской», глава Администрации г. Пензы Виктор Кувайцев согласен с позицией граждан, которые отказываются переезжать в микрорайон Заря. По крайней мере, он заявлял им об этом в январе 2016 г.


Эта диктофонная запись сделана журналистом «Любимой газеты» Еленой Дёминой во время встречи Виктора Кувайцева с недовольными жителями четырёх домов, что попали в программу расселения аварийного жилья (дом № 23 по ул. Комсомольской, № 3 по ул. Беляева, № 11 по ул. Фрунзе и № 14 по ул. Гоголя).
В ролях: Виктор Кувайцев: он играет роль хорошего полицейского, говорит по-отечески заботливым голосом и искренне удивляется тем безобразиям, которые происходили в Пензе до его появления на посту мэра.

komsomolskaya2


Валентина Николаевна: судя по всему, находится в подчинении у мэра города и отвечает за расселение аварийного жилья. Валентина Николаевна слышится на диктофонной записи как альтер-эго Виктора Николаевича. Играет роль плохого полицейского или девочки для битья.
Народ: все остальные голоса, которые принадлежат семерым жителям из якобы аварийных домов.
Место и время действия: Администрация г. Пензы, январь 2016 г.
* * *
Кувайцев: Присаживайтесь. Я слушаю вас.
Житель Наталья: Ознакомьтесь с нашим заявлением от начала до конца, и потом уже будем разговаривать по существу.
Кувайцев знакомится с заявлением одну минуту. Читает про микрорайон Заря. Вздыхает.
Кувайцев: Кто же вас туда затолкал?
Житель Наталья: Вот хотели у Вас узнать.
Кувайцев (продолжает читать заявление): «И мы требуем, что положено по закону».
Житель Наталья: И вот второй лист. Это то, что говорит закон… Мы требуем, чтобы нас расселили в нашем районе.
В диалог вступает сотрудник мэрии Валентина Николаевна. Она шаблонно рассказывает про то, какие хорошие дома строятся в Заре и какой порядок необходимо соблюдать при их заселении.
Кувайцев: Дело-то не в этом, Валентина Николаевна. Я думаю, что Вы их проблему знаете, а рассказываете совсем о другом… Насколько я понимаю, они не согласны с тем, что их из Заводского района в Зарю переселяют. Уже принято решение, что они поедут в Зарю? Или другой какой-то вариант?
Валентина Николаевна: Другого варианта нет.
Житель Наталья: 25 мая на нашем доме повесили вот такое объявление. Кто вешал, даже не потрудились номер дома написать. О том, что наш дом аварийный, мы узнали только 25 мая 2015 г.
Кувайцев: Угу.
Житель Ирина: Заинтересовались этим вопросом, так как дом наш аварийным не выглядел. (показывает фото дома № 3 на ул. Беляева). И когда стали этим заниматься, писать в разные инстанции…
Кувайцев (смотрит фото): В хорошем состоянии дом.
Житель Наталья: В очень хорошем состоянии.
Кувайцев: А как он в программу-то попал?
Житель Наталья: Он очень интересно туда попал. По заключению межведомственной комиссии, которая не выходила из кабинетов. Никто к нам не приходил.
Неизвестный житель: На Гоголя, 14 дом в нормальном состоянии. Там вообще капитальная реконструкция была в 1994 г.
Кувайцев: То есть вы все в недоумении, почему вас включили в эту программу (по расселению аварийного жилья – «УМ»)?
Житель Наталья: В недоумении полнейшем.
Кувайцев: И вы все объединились?
Житель Наталья: Это ещё не все пришли…
Кувайцев: В каком году включили в программу?
Валентина Николаевна: Программа была в 2008 г. утверждена, потом её сделали как 5-летнюю. И все 600 домов, которые были признаны аварийными…
Кувайцев (с досадой): Ой-йо-ой… Вы меня извините, но у нас столько домов, которые мы не могли включить в эту программу, которые уже свалились! И мы их не могли…
Житель Юрий: В том-то и дело! Земля им очень наша нужна. Там строительство идёт высокоэтажных домов на ул. Леонова. Видимо, на нашу землю кто-то положил глаз, и решили нас просто сбагрить под эту программу, чтобы освободить территорию.
Житель Ирина: Мы и пришли сказать – найдите дома, в которых реально люди плачут. Мы-то можем ещё спокойно существовать.
Кувайцев: То есть вам уехать из этих домов в Зарю..?
Житель Наталья: Мы не уедем. Мы пришли сказать, чтобы на нас там не закладывали деньги. Мы в любом случае туда не поедем.
Кувайцев: Какие деньги?
Житель Наталья: Ну какие деньги там закладывают на строительство?
Кувайцев: Нет. Строят там, строят. Я не об этом. Я о том, что вы не знали, когда всё это свершилось, а увидели объявление на подъезде и потом уже нашли эти акты.
Житель Наталья: Мы писали запросы в администрацию.
Житель Юрий: Там даже стоят подписи не тех людей, кто должен был подписывать акты. Они по всем домам всё под копирку сделали.
Неизвестный житель: У нас крыша металлическая, а они пишут «шифер разорван». Откуда там шифер? Вообще не потрудились разобраться.
Валентина Николаевна: По нескольким аварийным домам граждане обращались в суд о признании недействительным заключения межведомственной комиссии. И около четырех домов были исключены из программы на основании решения суда.
Кувайцев: Валентина Николаевна, Вы себя-то слышите, о чём Вы говорите?
Валентина Николаевна: Но процедура такая идёт.
Кувайцев: Вы себя-то слышите? Муниципалитет принимает решение межведомственной комиссии признать (дома – «УМ») аварийными и говорит людям: «Если вы не согласны, то идите в суд». Валентина Николаевна, а логика-то где наших действий?
Неизвестный житель: Посмотрите дома, где люди действительно плачут и хотят переехать – их не включают в программу.
Житель Юрий: Вы нарушили законодательство и заставляете нас подавать в суд, чтобы отменить ваше решение. Не странно ли это?
Кувайцев: Валентина Николаевна, у нас в городе люди не могли попасть в эту программу – у них уже крыши нет практически. Они не могли попасть в эту программу. А вы включили в эту программу решением комиссии хорошие дома. И я не могу им сказать: «Идите в суд, потому что мы такие бесшабашные». А другой путь, чтобы исключить из программы, какой?
Валентина Николаевна: Только решение суда.
Кувайцев (Валентине Николаевне): Тогда надо вас всех под это решение суда собирать и отправлять в Зарю, чтобы вы там копали землю под фундамент.
Валентина Николаевна: Виктор Николаевич, это наиболее цивилизованный путь.
Кувайцев: Да ну какой же это цивилизованный путь, если вы включили в аварийную программу хорошие дома? (Обращается к жителям) Я поручу начальнику Управления ЖКХ собрать совещание, пригласим вас, наших юристов, чтобы посоветоваться с фондом, что нам можно предпринять, чтобы ни в коем не допустить, чтобы из хороших домов… Наверное, я бы на вашем месте тоже никуда не собирался. И никто нормальный.
Житель Ирина: Да мало того Вы! Когда был репортаж с Белозерцевым, начало его фразы было: «Я бы ни за что сюда не приехал, если бы был переселенцем». Это когда он приезжал в Зарю. И потом начал их строгать, что тут вы не то сделали, тут не так сделали. Каким образом вообще принималось такое решение: строить 5-этажные дома? Они вообще о людях думали? Женщины с детьми, колясками, санками – как на 5 этаж? Ни лифта, ничего. Старухи с клюшками. Когда задавался этот вопрос 25 сентября, Ильин, ухмыляясь, говорит: «Ну и чего же? Наши родители ходили, и вы походите». Это же обалдеть можно! Когда начали выступать, Вы бы слышали, как там засвистывали, затопывали и кричали.
Кувайцев: А у вас сложилось впечатление, что вас всё равно заставят выехать из вашего жилья?
Житель Ирина: А они так и сказали – других вариантов нет.
Неизвестный житель: Господин Резницкий сказал: «Отвыкайте от своих курятников». А там что строят? Вы там были?
Кувайцев: Я был там, да.
Неизвестный житель: Смотрели? Там что: шикарные квартиры? Там собачья конура, если сравнивать с нашими курятниками. Только у нас рядом институты, аптеки, больницы, школы, спортивные секции. А там что?!
Житель Ирина: Около 51-й школы стоит дом, у них туалет на улице. Но они добивались войти в эту программу. Такие дома действительно по городу есть. Их не включили…
Кувайцев: Да. Я рассуждения Валентины Николаевны даже не как глава администрации… Даже как человек не понимаю.
Валентина Николаевна: Просто я по факту.
Кувайцев: Возьмём 2 недели, выясним, кто занимался до этого и как это происходило. Найти нам надо вместе путь, как нам из этой ситуации выйти. В долгий ящик не будем откладывать, давайте ровно через 2 недели и встретимся. И надо будет собрать всех, кто причастен к этому пути, и поискать варианты. Я просто забеспокоился о том, а не придут ли ещё люди из хороших домов к нам?
Неизвестный житель: Придут.
Кувайцев: Ещё есть такие?
Неизвестный житель: Есть. Таких много...
Житель Наталья: Никто заявления о признании домов аварийными не писал. В этом суть. Откуда всё взято? Предполагается, что какие-то люди прошли, район посмотрели – дома здесь построим новые. И нас выгоняют из наших квартир.
Кувайцев: Понятно. Можно догадываться.

Прочитано 1207 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту