Деньги не украдены: их просто взяли в долг

A A A

Адвокаты, что работают с потерпевшими по делу автосалона «Юго-Западный», пока что не могут совместить официальную версию Следственного Комитета с требованием процессуального законодательства.


У генерала Трошина опять не сошлось
Вот уже 3 месяца Первомайский районный суд г. Пензы пытается выслушать показания потерпевших по уголовному делу о пропаже денежных средств в автосалоне «Юго-Западный». Однако многие потерпевшие тоже куда-то пропали.
«Печально очень, что у нас такая неявка, – с грустью констатировал судья Максим Лесников в финале одного из заседаний. – Сегодня вызвали 10 человек, а пришло всего двое. Очень долго мы будем так».
На вопрос адвоката, когда примерно состоится допрос основных фигурантов, судья Лесников произнёс: «Как тут можно ориентироваться?» И тяжело вздохнул.
«Улица Московская» напоминает, что главными обвиняемыми по уголовному делу назначены менеджеры автосалона Сергей Коробков и Павел Катунин.
А вот Михаил Глебов, который являлся владельцем автосалона и подозревался в мошенничестве, теперь не виноват. Говорят, что состав его преступления потерялся по дороге из полиции в Следственный Комитет.

 

 


Что и говорить: даже сейчас в материалах уголовного дела обнаруживаются новые пропажи и нестыковки.
Так, совсем недавно в распоряжении «Улицы Московской» оказалась копия постановления от 15 февраля 2016 г. В соответствии с этим документом, из списка потерпевших были исключёны 41 гражданин и 2 юридических лица.
Долгое время эта цифра держалась в секрете не только от журналистов, но даже от самих потерпевших. По словам граждан, они узнали о смене своего статуса только через несколько месяцев, когда уголовное дело уже переехало в суд.
Тогда-то и выяснилось, что люди, потерявшие деньги на продаже своих автомобилей, не смогут принять участия в судебном процессе и задать наболевшие вопросы его фигурантам.
О том, что из уголовного дела исключено порядка 40 потерпевших, «УМ» сообщала в выпуске от 8 июля 2016 г. Однако через несколько дней эту информацию опроверг подполковник юстиции Андрей Чапанов, который подписывал скандальное постановление.
«21 человек исключён из списка потерпевших», – заявил подполковник Чапанов в ходе пресс-конференции 12 июля. Свидетелями его слов стали два десятка журналистов и лично руководитель регионального СКР Олег Трошин.
Цифра, озвученная в тот день в присутствии генерал-лейтенанта юстиции, значительно разошлась с той, что фигурирует в постановлении самого Андрея Чапанова. Всё-таки плюс-минус 20 человек – это не шутка.
На просьбу пояснить, с какой целью подполковник Чапанов вводил в заблуждение журналистов и генерал-лейтенанта юстиции, руководитель пресс-службы регионального СКР Людмила Фомина ответила, что Андрея Чапанова неправильно поняли. Либо сам Чапанов неправильно выразился. Дескать, он говорил о гражданах, которым на тот момент ещё не возместили материальный ущерб.
Однако теперь эта версия расходится с той, что озвучил генерал Трошин в эфире телеканала «Россия 1» от 15 марта 2016 г. В тот день он заявил, что «ущерб по делу полностью возмещён».

troshin
Если следователь не помнит, а судья понятия не имеет
Александр Ближнев потерял на сделке с автосалоном «Юго-Западный» 450 тыс. руб. Однако СКР, изучив материалы уголовного дела, не усмотрел криминального характера в этой пропаже.
Ошибка Ближнева заключалась будто бы в следующем: пытаясь вернуть свои деньги, он согласился зафиксировать это в виде долговой расписки от имени руководства автосалона. Так, между ними завязались гражданско-правовые отношения, которые, по мнению СКР, не имеют отношения к уголовному делу.
Не согласившись с действиями следователей, потерпевший обратился в суд. Заседание по его жалобе было выделено в отдельное производство и состоялось в первых числах августа. Именно на нём Александр Ближнев впервые увидел постановление, которое вынесли за 6 месяцев до этого и в соответствии с которым исключили его из состава потерпевших.
В самом начале процесса судья Дмитрий Пилясов констатировал, что все потерпевшие «получили письменное уведомление и им был разъяснён порядок обжалования».
«Я не согласен с тем, что постановление присылали, – возразил Александр Ближнев. – Его не было у меня».
«Я огласил, что есть уведомление, – оборвал его Дмитрий Пилясов. – А уж получили или не получили…»
По мнению представителя потерпевшего, сокрытие информации следователем помешало обжаловать ряд странных решений, что были приняты в стенах СКР. Например, постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Михаила Глебова. Подполковник Чапанов вынес его аккурат на следующий день после того, как исключил из состава потерпевших 41 человека.
«Если бы мой доверитель вовремя получил постановление, у него была бы возможность его обжаловать, – пояснил представитель Александра Ближнева. – Он мог хотя бы ознакомиться с материалами дела. А сейчас уголовное дело в суде, в состав потерпевших мы не входим, а пойти в гражданский процесс мы не можем».
Попытка Александра Ближнева рассказать, что все эти месяцы сотрудники СКР ему врали, не увенчалась успехом: присутствовавший в процессе следователь по особо важным делам Михаил Труёвцев сослался на плохую память.
«По уголовному делу было больше 140 потерпевших, – заявил он. – Я не могу точно помнить, в какой день Вы звонили. Я не могу вспомнить, что я месяц назад говорил. Разве я могу каждого из 140 упомнить?»
«Уже нет смысла обжаловать бездействие следователя, – вздохнул судья Дмитрий Пилясов. – На судебной стадии суд не вправе вторгаться… Я не знаю, в чём там суть обвинения по делу, растрата или не растрата. Что там и как у вас было, я понятия не имею. Это не моё дело».
На попытку Александра Ближнева заявить, что сотрудники СКР вели с ним торг по уменьшению долга, судья Пилясов сделал резкое замечание.
«Мне не очень интересно слушать все Ваши похождения, – сказал он. – Я рассматриваю конкретную жалобу по конкретному делу».
И предоставил слово сотруднику СКР.


Комитетская логика
Из выступления следователя по особо важным делам Михаила Труёвцева стало ясно, что 450 тыс. руб. у Александра Ближнева как бы не крали. Оказалось, эти деньги просто взяли взаймы и, конечно же, хотели вернуть.
Однако потом к руководству автосалона нагрянули сотрудники полиции, произвели обыск и посадили всю компанию под домашний арест. Таким образом, именно внезапный визит сотрудников полиции как бы помешал вернуть деньги тем гражданам, которые почему-то продолжают считать себя ограбленными.
Выступая в суде, Михаил Труёвцев признал, что «автосалон «Юго-Западный» страдал юридически безграмотным составлением документов», «некоторые автомобили продавались, минуя агентский договор, кассу и налоговую отчётность».
В ходе расследования уголовного дела была обнаружена «подделка подписей в паспортах транспортных средств». Впрочем, СКР не стал обращать внимание на эту мелочь и всё равно признал законность поддельных подписей.
«Поскольку деньги действительно переходили от покупателя к продавцу», – пояснил суду Михаил Труёвцев.
«Из постановления следует, что в действиях Коробкова и Катунина нет состава преступления в отношении Ближнева, – резюмировал судья Пилясов. – Значит, нет и потерпевших».
«А куда же ушли мои деньги?! – возмутился Александр Ближнев. – Машины нету, денег нету! Злого умысла, как пишут следователи, у обвиняемых тоже не было. Это как?! Извините, что мы Вас кинули, но так получилось?! Я с этим не согласен. Где тогда мои деньги?»
«С Вашим автомобилем криминала не было, – ответственно заявил Михаил Труёвцев. – Здесь присутствуют гражданско-правовые отношения. По-русски, у Вас попросили взаймы. И это всё расписано в постановлении».


Прижали к обочине
Теперь вместо денег у Александра Ближнева осталась только копия постановления СКР. Она гласит, что Ближнев больше не является потерпевшим. И куда теперь обращаться с этой бумагой, он не знает.
С одной стороны, можно подать судебный иск на автосалон «Юго-Западный», который, кстати, продолжает свою жизнедеятельность. На сегодняшний день он зарегистрирован в Москве, в 3-м проезде Марьиной Рощи, д. 40. Судя по вывеске, здесь сдают в аренду недорогие офисы.
По данным налоговой инспекции, генеральным директором автосалона является некий гражданин Капустин, который возглавляет ещё 22 фирмы. А учредителем проходит уроженка Владикавказа Земфира Дзасохова.
Наверное, в случае подачи иска эти люди ответят, что деньги за автомобиль Александра Ближнева в кассу предприятия не поступали. А значит, автосалон ответственности не несёт и следует обращаться к Сергею Коробкову. Тем более он находится сейчас на скамье подсудимых.
Беда только в том, что по данному уголовному делу Ближнев больше не числится потерпевшим. Следственный Комитет оставил его на обочине ещё в феврале. А копию документа вручил в августе.

Прочитано 1726 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту