Самое читаемое в номере

Разогнать экономику путем инфляции,

A A A

sommers aрекомендует для России экономист из США Джеффри Соммерс. 3 октября в Пензенском государственном университете с научно-популярной лекцией о глобальном экономическом кризисе и его последствиях выступил американский экономист, профессор университета Висконсина-Милуоки Джеффри Соммерс (Jeffrey Sommers).

К 12:30 средних размеров аудитория (10 рядов амфитеатром) была заполнена студентами и преподавателями. Едва Джеффри Соммерс появился, телевизионщики увлекли его в коридор. В результате лекция началась на 15 минут позже.
В ожидании начала сидящие рассматривали установленные за кафедрой чёрные плакаты с белой надписью: «Initiative Post Globalization was created to replace the neoliberal world economy’s square wheels with round ones» (что в переводе с английского значит «Инициатива «Постглобализация» была создана, чтобы заменить квадратные колёса мировой неолиберальной экономики на круглые»).
Кстати, на русской версии сайта организации (pglobal.ru) слоган выглядит как «Инициатива Постглобализация была создана для поиска новых путей оздоровления экономики». Надо заметить, что и на лекции переводчица смягчала высказывания Джеффри Соммерса. В частности, «deadly for Russia» переводилось как «не очень приятно для России».
sommersНаконец, за столом разместились Джеффри Соммерс с переводчицей, и. о. ректора ПГУ Александр Гуляков и российский политолог, директор Института глобализации и социальных движений в Москве Борис Кагарлицкий.
Не все поднявшиеся на кафедру были представлены аудитории. По левую руку от Кагарлицкого сидела всё время молчавшая молодая блондинка.
По правую руку от обаятельной переводчицы, через стул, как бы подчёркивая свою особость, сидел средних лет бритый наголо человек в серо-голубом костюме, хранивший молчание и жёсткое выражение лица.
Анна Очкина, заведующий кафедрой методологии науки социальных теорий и технологий Пензенского государственного университета, рассказала, что инициатива
«Постглобализация» была создана весной 2013 г., дабы объединить усилия учёных разных стран по созданию более социального варианта развития общества.
Сегодняшняя лекция – первая в рамках этой инициативы, читаемая в региональном университете. Пригласили в основном молодёжь, потому что ей придётся работать в условиях кульминации кризиса.
* * *
Джеффри Соммерс поблагодарил присутствующих за то, что они собрались его послушать, и начал. Борис Кагарлицкий время от времени уточнял перевод, поскольку переводчица явно была не в теме, и добавлял свои пояснения.
Глобальный экономический и политический кризис, по словам Джеффри Соммерса, в конечном счёте рассматривается как кризис общества. В результате кризиса, который длится уже три десятилетия, больше всего страдает средний класс. Как всем известно, в 2008 г. разразился мировой финансовый кризис, спровоцированный на Уолл-стрит, что являлось итогом происходившего последние 30 лет в экономике и политической системе США.
В 1970-е гг. финансовый сектор имел 15% от всей прибыли в США. И это было столько, сколько нужно, чтобы этот сектор выполнял свои посреднические функции. Но к 2008 г. прибыль финансового сектора занимала не 15%, а 40%.
Не нужно быть экономистом, чтобы понять: эти деньги изымаются из реального сектора экономики.
Когда стало расти влияние финансового сектора, у среднего класса начали отбирать его доходы. Кто составляет средний класс? Инженеры, исследователи, юристы, учителя, врачи – те люди, которые sommers2заставляют функционировать наше общество.
Рост финансового сектора происходил за счёт среднего класса, доходы которого стали плавно перетекать в доходы финансового сектора. И осенью 2008 г. наступил крах.
Джеффри Соммерс, и не он один, считает, что необходимо пересмотреть сложившуюся модель перераспределения, нужно выбрать новый курс.
Джеффри Соммерс напомнил высказывание Уинстона Черчилля  о США: «Соединённые Штаты всегда поступают правильно, – затем он делал длинную паузу и добавлял, – после того, как они перепробуют все неправильные способы».
Впечатление такое, что сейчас Штаты продолжают искать новые, ещё более неправильные способы, вместо того чтобы поступить правильно.
Джеффри Соммерс провёл аналогию с Великой Депрессией 1929 г. Доминировавшая тогда экономическая теория предполагала, что, если не хватает доходов, надо сократить расходы бюджета. Зарплату снизили до такой степени, что люди работали только за еду, а всё равно не могли найти работу. Тогда и появился новый взгляд: нельзя экономику на уровне государства рассматривать так же, как личное хозяйство.
И правительство Рузвельта не снизило, а повысило расходы, направив их на строительство дорог, аэропортов, школ и т. п. Потому что вкладываться надо не только в материальное, но и в людей, в образование, в культуру. Что и было сделано. Затем повысили зарплату, люди стали работать с максимальной эффективностью, что позволило сократить рабочее время.
Этот экскурс в историю Джеффри Соммерс привёл, чтобы показать: выход есть. Реформы времён Великой Депрессии привели к процветанию среднего класса в последующие 50 лет. Если же финансовый сектор оставить абсолютно бесконтрольным, он будет творить, что хочет, что и привело к 2008 г.
* * *
Когда разразился кризис 2008 г., предполагалось, что Штаты поступят, как в 30-е гг. ХХ в.: начнут инвестировать в развитие инфраструктуры, что даст толчок для развития всей экономики. Правительством был создан пакет стимулирующих мер.
Но часть республиканской партии начала сдвигаться вправо и подрывать экономику правительства. Стали говорить, что дороги строить не нужно, не надо вкладывать в университеты. Достаточно просто сокращать налоги. Таким образом возникло сокращение бюджета.
Самые богатые люди США, заинтересованные в сокращении налогов и отмене государственного регулирования, в 2010 г. смогли повлиять на Конгресс. С 2010 г. в правительстве США взяли новый курс. Расходы урезаются, экономика стагнирует, бюджетные кризисы идут один за другим.
«Партия чаепития» хочет полномочия государственного сектора передать в частный.  Они создают больше проблем правительству, чем решают. В частности, безработица растёт, бюджет сокращается, в итоге сокращается социальная помощь.
Похожие проблемы переживает и Россия. К сожалению, ни Россия, ни США не используют свой производительный потенциал, что делает средний класс ещё беднее.
Вопрос в том, будут ли изменения в политике, которую проводят государства. В центре – структурный кризис. В каждом крупном государстве существует своя пирамида. В США – финансовая, в России – энергетическая, в Китае – экспортная.
Если Россия примет решение развивать своё производство, она выйдет из этой пирамиды. Китаю необходимо научиться потреблять все те товары, которые он производит, и решить экологические проблемы. Весь курс должен быть изменён.
В Штатах наблюдается возрождение обрабатывающей промышленности. Те производства, которые были переведены в Мексику, страны Латинской Америки и даже в Германию, возвращаются в США.
В результате обнаружения сланцевых газов в разгар кризиса себестоимость электричества в США сейчас на 300% ниже, чем в Германии. Если США удастся избавиться от «чаепитчиков», для Америки всё, возможно, будет хорошо. Но необходимо обязательно контролировать финансовый сектор.
* * *
Для России Джеффри Соммерс видит проблему даже не в том, что начиная с 60-х гг. ХХ в. её экономика зависит от экспорта нефти, а в том, что большая часть денег, вырученных от этого, оказалась в оффшорных банках или в таких странах, как Кипр или Латвия. Россия теряет доход от налогов и инвестиционный капитал. Россия сама может и должна остановить утечку денег из страны.
Джеффри Соммерс выделил 3 основных существующих угрозы для развития: политика жёсткой экономии, основанные на «пирамидах» экономики, так называемый «финансовый терроризм». И ещё надо особое внимание уделять экологическим проблемам.
Затем перешли к вопросам из зала. Суммируя ответы, которые вместе с Джеффри Соммерсом давал Борис Кагарлицкий, получим следующее.
Изоляционизм в США достиг такого масштаба, что они уже не хотят ни на кого нападать. В отношении же экономики, если деньги российских олигархов забрать из банков Нью-Йорка, для Америки это будет катастрофа.
Для национальных интересов России эта политика была бы оправдана. Однако возвратить деньги из оффшоров легче, сотрудничая с другими странами. Для Америки это тоже проблема, они теряют в оффшорах 600 млрд. долларов.
Не надо бояться инфляции как таковой. Вопрос в соотношении экономического роста и инфляции. Если темп экономического роста выше, то он начинает инфляцию гасить. Если наоборот, инфляция гасит экономический рост.
Задача стоит разогнать экономику, пусть даже ценой временной инфляции. Но для этого нужны деньги, которые утекают в другое место.
Финансовый сектор вырос со своих 15% в национальной экономике до 40%, потому что он хочет расширяться и может себе это позволить. Во время Великой Депрессии были приняты ограничивающие этот сектор законы, отменённые в 1970-е гг.
При Картере финансовый сектор начал лоббировать свои интересы в правительстве, что положило начало дерегуляции. Прежние методы регулирования, действительно, устарели к тому времени, но их не изменили, а отменили вообще. Это вопрос политики. Нельзя делать ставку только на рынок. Отсутствие регулирования способствует войнам и кризисам, а поколение, которое помнило Вторую мировую войну, ушло.
 «Мы 20 лет пытаемся слезть с нефтяной иглы, – резюмировал Борис Кагарлицкий. – Может быть, наконец, начнём принимать хорошие решения». Он добавил, что в мире и в нашей стране между экономистами идёт острая дискуссия о путях выхода из кризиса, но в Высшей школе экономики, Минфине и Центробанке почему-то «доминируют грабли из Европы».

Прочитано 1433 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту