Бочкарев, выборы, романтика

A A A

В связи с публикацией в выпуске от 26 июня материала «Памяти Кузьмича: 4 года спустя», свой вклад в бочкаревоведение решил внести и Владислав Мануйлов, старший сын главного редактора, который в свои младые годы на выборах апреля 1998 г. работал по заданиям штаба Бочкарева.

Говорить о Василии Кузьмиче сложно. Уж очень неоднозначная личность была. Но сильная. Рядом стоишь, а он массой давит. Может, мне так казалось тогда, пацану 19 лет.
Это 1998 год был. Весна, выборы, романтика. Первый раз с ним столкнулся именно тогда: на выборах работал.
Сейчас таких выборов нет. Борьбы нет. Кандидатов нет. Чистое поле.
А тогда надо было работать, договариваться, с людьми общаться вживую.
Газеты издавали специальные, под выборы. И песочили кандидаты друг друга в газетах этих.
Слухи были, что и рукоприкладством баловались, но это не точно. Но азарт был. Вот Кузьмич мне азартным казался. Глава района на тот момент – и на выборы губернатора… Не выиграю, так всем игру попорчу. И попортил ведь.
Потом я только понял, что вся кампания была масштабной и серьезной. А тогда даже не думал об этом: я по всей области возил листовки, газеты, людей на встречи, социологов для проведения опросов. Очень нравилось просто ездить.
Ощущение причастности к событию свою роль, вероятно, играло, но не особо большую: масштаб события не в полной мере замечал.
Слухи были, что на постах ГАИ тормозят машины и выкидывают агитационные материалы, но сам не попадал ни разу. Может, поэтому и выбрали тогда мою машину, незасвеченную.
Масштаб события, значимость и некие «неведомые игры» я ощутил почти перед самыми выборами, дня за три, кажется. Уже пошла тишина, спал накал, не было такой скорости, уже не каждый день поездки.
Позвонили: никуда не едешь, ждешь звонка. Ну хорошо. Дождался.
Во столько-то там-то заберешь человека, доедешь до «железки», встанешь под елками левее входа, выйдет человек, сядет в машину, ты выйдешь. Все понятно.
Ехал вечером, потемну. Забрал человека. Им оказался представитель конкурента с высокой должностью. Подъехал, встал левее входа, у елей. Ждем, разговариваем ни о чем.
С крыльца спустилась фигура и направилась к машине. Василий Кузьмич Бочкарев собственной персоной. Чуть ли не единственный глава района областного центра, который прыгнул через выборы мэра и двинул сразу в губернаторы.
Подошел, аккуратно открыл заднюю левую дверь, сел: «Здравствуйте». Голос ровный, спокойный, тихий. Я вышел.
В моей машине вели переговоры два человека, находящихся в разных политических лагерях. Перед самыми выборами. Общались недолго, наверняка всё по существу. Вероятно, было сделано предложение от конкурента. Или просьба поступила.
Василий Кузьмич вышел, улыбнулся и подмигнул. Обычный человек. Я отвез штабиста конкурента туда, где и забирал.
vkbПотом я видел Василия Кузьмича уже вечером в день выборов. Он был растерян. Мне так показалось. Человек с азартом шел к цели – победить на выборах. И достиг ее, победил. Но сам не ожидал.
Выиграл джек-пот, но что с ним делать? И начало его губернаторства, мне кажется, тому подтверждение.
Но это была чистая конкурентная победа. Разгром.
Позже сталкивался с Бочкаревым, когда проходил практику в пресс-центре правительства. Был рядом на нескольких выездных совещаниях, на открытии моста на границе Пензенской и Саратовской областей.
Кстати, там и услышал впервые про населенный пункт Козюбаевка. Это Аяцков выразился на камеры: «И чтобы мосты были в каждой Козюбаевке». Даже пришлось переспросить, что за село такое. Оказалось, типа нашего Мухосранска, название для определения удаленности и бедственного положения.
Осенью 1998 г. это был уже другой человек. Это был губернатор-хозяйственник. Вникал. Пальцем тыкал. Прямолинейно ругался. Давал поручения.
Но не было вот этого, как у Аяцкова, – шесть BMW и взвод охраны в Козюбаевке. Наш прям сама скромность был.
Да и в последующем не помню, чтобы так вот передвигался по городу или области. Пешком ходил,
сам видел. Летом по Московской вниз, на работу.
А следом милиционер, шагах в тридцати. Так положено, наверное, было. Идет, а люди здороваются, и он тоже, с каждым.
Его методы спорны. Но вот эта твердая позиция и её отстаивание, движение к цели, стойкость, несмотря ни на что, умение держать удар и не обращать внимание на лай и вой вокруг.
Я видел его нечасто, но в разных ситуациях – и на совещаниях с главами районов, и на встречах с жителями. Он общался и с теми, и с другими на одном простом, понятном языке. И вызывал у аудитории уважение. Умел быть своим.
Кстати, потом некоторые из штаба конкурента работали в администрации победителя.
Владислав МАНУЙЛОВ

Прочитано 804 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту