Призраки Кванджу

A A A

В Южной Корее развернулась полемика по поводу произошедшей 40 лет назад бойни. Многие левые хотели бы заткнуть рот тем, кто называет её жертв бунтовщиками.

Почти половина ныне живущих южнокорейцев ещё не родилась, когда это случилось.
В мае 1980 г. жители юго-западного города Кванджу начали протесты против ужесточения режима военного положения, введённого диктатурой. Когда силы безопасности попытались подавить их, протесты переросли в восстание. Контроль над городом перешёл в руки гражданских добровольцев.
27 мая правительство послало вертолёты, танки и солдат, чтобы разгромить их. В ходе подавления восстания погибли сотни людей.
Три месяца спустя генерал Чхун Ду Хван, приказавший подавить восстание, стал президентом.
Он оставался у власти 7 лет, пока демократические протесты не вынудили его провести выборы, на которых победил другой генерал, обещавший политические реформы. За рубежом многие считают, что восстание и его подавление посеяли семена демократии в Южной Корее.
«Впервые студенты, рабочие, активисты и прочий простой люд собрался и сказал: хватит», – говорит Элекс Дадден из Коннектикутского университета.
Но в самой Южной Корее отношение к восстанию не столь однозначное. Режим Чхун Ду Хвана оправдывал его подавление, называя его мятежом, подготовленным северокорейскими агентами и возглавленным местными коммунистами.
Кое-кто в правых кругах до сих пор поддерживает эту версию, несмотря на полное отсутствие доказательств. Осложняет положение существующее в народе предубеждение против уроженцев Юго-Запада, пусть оно и ослабло за последние 40 лет.
89-летний Чхун Ду Хван сейчас находится под судом за клевету на очевидцев той бойни. Он отрицает, что приказывал стрелять в протестующих.
Армия вплоть до 2018 г. отказывалась извиниться за зверское убийство граждан. До сих пор неизвестно точно, сколько погибло людей.
В прошлом году члены парламента от ведущей оппозиционной консервативной партии повторили конспирологическую теорию о причастности Северной Кореи.
А тем временем левые настолько разгневаны подобными искажениями истории, что пытаются законодательно запретить их. Демократическая партия, которую возглавляет президент Мун Чэ Ин, хочет объявить уголовным преступлением публичные утверждения о том, что восстание было «мятежом», подготовленным северокорейскими агитаторами.
Мун Чэ Ин, сам участвовавший в демократическом движении, хотел бы включить упоминание о «духе» восстания в конституцию. Он даже создал комиссию, которая должна написать его историю. В своей речи во время ежегодного поминовения его жертв, которое было проведено на этот раз не на кладбище под Кванджу, а в центре города, он призвал тех, кто был вовлечён в подавление восстания, говорить правду, заверив их, что «путь примирения и прощения» открыт.
Похоже, что большинство южнокорейцев принимают такую версию той бойни. Большинство считает, что она заслуживает упоминания в конституции. Особенно склонна поддерживать эту идею молодёжь.
«Мы все должны быть признательны за те жертвы, что принесли протестующие», – говорит 26-летняя жительница Сеула Пак Йе Ын.
«Благодаря им у нас сегодня демократия», – говорит 26-летний житель Кванджу Ли Дон Мин, на глазах у которого наворачиваются слёзы.
Правые, похоже, учитывают это. Руководство главной оппозиционной партии, возможно, памятуя о своём сокрушительном поражении на апрельских парламентских выборах, в годовщину восстания выступило с редким заявлением о раскаянии.
Они заявили, что извиняются за то, что некоторые члены их партии «клевещут» на жертв подавления восстания. Ряд комментаторов с одобрением отметили, что вождь этой правой партии громко пел «Марш возлюбленных» – неофициальный гимн демократического движения в Южной Корее. Те члены партии, что проповедуют теории заговора, были подвергнуты взысканиям, а один из них даже был исключён. Однако многие в Кванджу требуют более убедительного раскаяния.
«Они убили сотни студентов прямо на моих глазах, а мы не могли годами говорить об этом, иначе нас бы похитили и мы бы навсегда исчезли», – сокрушается старая дама, назвавшаяся госпожой Чи. Она говорит, что дела пошли лучше с приходом демократии, но всё ещё не доверяет политикам: «Они только собирают с нас налоги, а о нас не заботятся».
The Economist, 6 июня 2020 года.

Прочитано 369 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту