Одесса времен оккупации

A A A

«Улица Московская» продолжает тему жизни советских людей на временно оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны.  На этот раз внештатный автор «УМ» Алексей Борисов рассказывает, как он увидел и прочитал очерк Михаила Мануйлова «Одесса в период Второй мировой войны», опубликованный в сборнике «Одесса: жизнь в оккупации. 1941-1944» (издательство РОСПЭН, Москва, 2013 г.).

Михаил Дмитриевич Мануйлов – одесский интеллигент старой формации, выпускник Новороссийского императорского университета (так до революции назывался университет в Одессе). Это заметно по стилю написания очерка: неторопливому, но без лишних слов, очень внятному. Действительно грамотному и интеллигентному.
В годы Советской власти Михаил Дмитриевич возглавлял планово-экономический отдел в одесском исполкоме. В период оккупации стал, как принято называть таких людей, коллаборационистом. Заняв при румынской администрации равноценную, если не более значимую должность.
Сам М. Д. Мануйлов свой коллаборационизм оправдывает двояко. С одной стороны: «Читатель должен понимать, что и те, кто не чувствовал к оккупантам никаких симпатий, сталкивались с повседневным требованием населения, которое хотело питаться, пользоваться медицинской помощью и сохранить свое имущество. Если всего этого необходимого население не получит в любой стране и при любых обстоятельствах, то начнутся голод, эпидемии, грабежи, а все это приносит разорение и смерть» (стр. 140 указанного издания).
oblozhkaС другой стороны, автор провозглашает политическую программу возрождения «Свободной Демократической России». Соответственно, предстаёт на страницах своего очерка патриотом России. Вроде того, что вместе с единомышленниками на территории отдельно взятой Одесской области, водя за нос, окуначивая и околпачивая оккупационную администрацию, создает экономическую, хозяйственную почву для удивительного кульбита, в результате которого освобождённая и от гитлеровцев, и от Сталина страна должна войти в семью свободных и демократических народов мира.
Иными словами, исповедует те самые идеи, которые были характерны для огромной массы населения в самом начале реформ 90-х годов в России.
Что самое поразительное, когда он переходит к описанию своих экономических реформ в Одессе 1942-1943 гг., то воочию предстают картинки, знакомые каждому россиянину старше 30 лет по эпохе гайдаровских реформ. Даже возникает ощущение, что Михаил Мануйлов с коллегами занимались этими делами чуток более грамотно:
как-никак – выпускник Императорского университета!
Итак, основные этапы реформ по Михаилу Мануйлову.
Стихийное возрождение экономической жизни после бегства из города советской партийно-хозяйственной элиты. Цитата из очерка М. Д. Мануйлова (стр. 131): «Я не помню точно, по приказу ли властей, или по инициативе служащих и рабочих, но весь служилый элемент начал являться в учреждения и предприятия, где они ранее работали… по предприятиям начало возникать явочным порядком новое управление заводом, фабрикой или трестом и конторой».
Обрадованные румынские завоеватели начали насаждать вместо «явочных» руководителей своих чиновников. Но не слишком удачно. Цитата: (стр. 134): «Попытки наладить управление городом долгое время кончались неудачами, и главным образом потому, что… румынская новая администрация шла по стопам прежних коммунистических комиссаров, которые во главе крупного завода или треста ставили безграмотного человека с партийным билетом. Теперь вместо партийного билета нужно было либо быть румыном, либо заниматься угодничеством».
Цитата (стр. 139): «Румыны поняли, что руководить хозяйственной жизнью такого большого города не под силу их чиновникам и поэтому стали внимательнее и приличнее относиться к местным специалистам и деятелям».
То есть оккупационная администрация вынуждена была отозвать своих ставленников и назначать советских специалистов-технократов.
Вот перед этими-то технократами и встала задача, точь в точь подобная той, которую решали Гайдар и его команда в начале 90-х.
Именно – задача трансформации распределительной, или «мобилизационной», экономики в нечто более дееспособное, пригодное к нуждам населения.
Было образовано городское самоуправление в составе 15 дирекций, говоря по- нынешнему, отраслевых управлений. В том числе финансовая дирекция, инженерно-техническая, социального обеспечения.
Был проведен обмен денег, и появилась возможность денежного обращения.
Однако Михаил Мануйлов и его коллеги понимали, что,
с одной стороны, советская распределительная система слишком глубоко внедрилась в хозяйственную жизнь города, а, с другой, восстанавливать ее нет и смысла: крупные советские заводы ведь работали не на человека, а на государство!
Поэтому выход был найден в развитии малого бизнеса. Правда, сразу же обозначилось почти неодолимое препятствие. Сказалась «маломощность советского трудящегося». Проще говоря, то обстоятельство, что государство держало советского человека в режиме от «зарплаты до зарплаты». Все остальное – через общественные фонды распределения.
Цитата (стр. 141): «… перед представителями русской общественности возник новый вопрос, новая проблема – какими путями профинансировать население и этим прекратить вывоз золота и других ценностей из города. После некоторого обсуждения решено было представить городскому голове через финансовую дирекцию проект организации городского ломбарда.
В комиссии по созданию такого проекта я участвовал с самого начала, а впоследствии был первым директором городского ломбарда, которому мы старались придать характер кассы взаимопомощи…
На румынское сознание легко было действовать многими способами. В данном случае румын убеждали в том, что население примет этот жест как жест расположения и заботы… Пользуясь своими связями и знакомствами, мне удалось, при содействии финансовой дирекции, получить огромные по тому времени кредиты для выдачи ссуд населению – получено было разновременно 600000 марок».
Иными словами, скромный ломбард был превращен в банк по поддержке малого бизнеса.
А дальше стали открываться маленькие магазинчики. Потом колхозники повезли в Одессу на продажу выращенное и откормленное. Появились магазины покрупнее, заработал рынок.
Удалось уговорить румын раздать трудящимся заводов земельные участки под огороды (совсем как у нас в 90-е): те тоже понесли избыток с/х продукции на рынок. Открылись небольшие предприятия по производству товаров народного потребления.
В город хлынули румынские спекулянты скупать дешевые одесские сигареты. Закрутились настоящие деньги. Открылись знаменитые одесские театры и оперы. Сам Антонеску, диктатор Румынии, приехал сюда отдохнуть от трудов праведных.
И, наконец, в Одессу потянулись оголодавшие в своём рейхе немцы: подкормиться и прибарахлиться, посмотреть на балет и послушать нормальную оперу.
Конечно, Михаилу Мануйлову повезло, что Одесса оказалась в румынской оккупационной зоне, а не немецкой. Немцев он прямо обвиняет в том, что они сохраняли на оккупированной территории советский хозяйственный уклад и даже оставляли на постах директоров совхозов – председателей колхозов. Одесскому экономическому чуду они, конечно, развернуться бы не дали.
Может, Михаил Дмитриевич в своих воспоминаниях изрядно приврал?
Навряд ли.
Писал свой очерк он в Канаде, в первой половине 50-х годов. В не самое подходящее время для проповеди либеральных идей даже на Западе. Очерк переполнен сентенциями в духе православного сентиментализма, также явно не рассчитанными на благодушное восприятие тогдашней заокеанской элитой.
Остаётся добавить, что на посту директора ломбарда он явно не озолотился. Иначе не пошел бы работать в эмигрантскую прессу обозревателем культурной жизни.
При всей своей ненависти к сталинизму писал восторженные заметки о советском балете, о театральных постановках в СССР. То есть перед «новыми хозяевами» не лебезил, да и вряд ли имел в том нужду.
Писал свои воспоминания Михаил Мануйлов на закате жизни, возможно, в предчувствии смерти (умер в 1956 г.), когда суета о постах и почестях уже не стоит на первом плане. Очевидно, просто порядочный человек, который честно описал то, что видел и чувствовал в годы румынской оккупации.

Прочитано 1439 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту