Самое читаемое в номере

Как испортить иммиграционную политику

A A A

Польша относится к мигрантам совсем по-европейски.
Поляки повторяют немецкую ошибку: они надеются, что иммигранты уедут домой.

Чтобы получить представление о том, как иммиграция изменила Польшу, отправляйтесь в Hala Koszyki – обеденный зал в центре Варшавы. Закажите такси по Uber. Высока вероятность, что вас отвезёт таксист из Белоруссии. Внутри украинские повара и официанты приготовят и подадут вам суси и тапас.
Снаружи, расставив ноги, сидят на своих мотороллерах курьеры UberEats из Индии и других стран Южной Азии. Они ждут заказов варшавян на доставку еды.
Польша – одна из самых однородных стран ЕС – становится страной иммиграции. В 2018 г. она приняла больше рабочих из-за пределов ЕС, чем любая другая страна. Почти в 5 раз больше, чем Германия. Похоже, в 2019 г. это достижение было повторено.
Почти 2 млн украинцев приехали сюда с 2014 г. Их гонят тяжёлое положение в экономике Украины, война на Востоке и более высокие зарплаты в Польше. Но они не единственные.
За последние 3 года в Польшу приехали 36000 непальцев, 20000 индийцев и 18000 бангладешцев. Это большая перемена. В 2011 г. в 38-миллионной Польше жило всего 100000 иностранцев.
Миграционная политика обозначила линию разлома в ЕС между открытым Западом и закрытым Востоком. Впрочем, Польша постепенно всё больше начинает походить на своих западных соседей.
Увы, Польша становится в этом вопросе слишком европейской. Западная Европа стала широко привлекать иммигрантов в годы послевоенного экономического бума. Безработица упала с примерно 8% в 1930-е годы до 3% в 1950-е и до жалких 1,5% в начале 1960-х годов, что привело к нехватке рабочей силы.
Польша переживает сейчас точно такой же экономический подъём. Безработица достигла 20% пика незадолго до вступления в ЕС в 2004 г. Сейчас она немногим выше 3%. Столкнувшись с той же самой проблемой, польское правительство, формируемое националистической партией Закон и справедливость (ПиС), молчаливо прибегает к тому же самому решению – иммиграции.
Поляки могли бы поучиться на западноевропейском опыте и постараться избежать чужих ошибок. Западная Европа способна преподать массу уроков в этой области. Но, похоже, Варшава не собирается этого делать и восторженно повторяет ошибки других стран.
Первая ошибка – это убеждённость в том, что временные рабочие приехали лишь на время. Граждане Украины, Белоруссии и других бывших советских республик могут работать в Польше без визы на протяжении 6 месяцев. Польские чиновники беспечно указывают на украинских рабочих на «сером рынке» и не распространяют на них систему социальной защиты.
Такими сложными вопросами, как интеграция приехавших, никто не хочет заниматься. Зачем это делать, если они скоро уедут?
Раньше тоже использовалась подобная схема с «рабочими-гостями». Германия приняла в 1950-1970-е годы около 2 млн рабочих-гостей. Когда оказалось, что они приехали навсегда, правительство решило не выдворять их из страны.
Бывший канцлер социал-демократ Вилли Брандт сказал, что это было бы «безответственной, бесчеловечной и совершенно неэкономической мерой». У правящей в Польше партии ещё меньше сомнений по поводу депортации. Но её вождей, возможно, сдерживает мысль о её дороговизне и ущербе для экономики.
Другая ошибка – это предположение, что раз мигрантов (если не считать украинцев) относительно мало, то на них не будут обращать внимания польские избиратели. Маленькое количество может иметь огромный политический эффект.
В 2019 г. Польша выдала длительные визы примерно 24000 граждан Непала, Индии и Бангладеша, сообщает Польский институт экономики.
Для сравнения, Британия ежегодно принимала в 1950-е годы около 16000 мигрантов с Антильских островов. Это было ничтожно мало для страны с населением в 52 млн человек.
Но этого оказалось достаточно для того, чтобы вызвать в стране подъём расизма. В 1955 г. Уинстон Черчилль выдвинул предвыборный лозунг «Сохраним Британию белой!»
Некоторые польские чиновники считают, что об интеграции нечего беспокоиться, поскольку украинцы культурно близки полякам. Они внешне ничем не отличаются, тоже являются христианами, говорят на похожем языке.
Однако сходство – плохая защита против предрассудков. Ещё до того, как в 2000-е годы в Британии появились сотни тысяч поляков, эта страна была хорошо знакома с ордами белых, христианских и любящих хорошо выпить футбольных болельщиков.
Однако именно недовольство иммигрантами из Восточной Европы привело к росту поддержки выхода Британии из ЕС, перевернувшему всю британскую политическую жизнь.
Крайне правая польская партия Конфедерация начала крестовый поход против иностранных рабочих. Её депутаты прямо заявляют, что вопрос национальной «чистоты» важнее процветания. Пока эта тема мало интересует поляков.
В 2018 г. на антиукраинскую демонстрацию, организованную другой партией, пришли всего 10 человек.
Но поляки на протяжении уже целого поколения не знают, что такое кризис. Неизвестно, что произойдёт, если экономическое развитие остановится.
В любом случае Польше не следует полагаться на приток украинских рабочих. Улучшение экономического положения на Украине и более гибкие немецкие иммиграционные правила, вступающие в силу в марте, могут подвигнуть молодых харьковчан поискать счастья в другом месте.
Предприятия уже ищут иные источники рабочей силы для того, чтобы покрыть её нехватку.
Служба персонала – польское агентство по найму рабочей силы – открыло свою контору в Сингапуре, чтобы набирать рабочих в Азии.
Тех поляков, что возражают против иностранцев, как правило, не встретишь в щегольских обеденных залах в центре Варшавы. А вот приезд, скажем, 150 непальских или индонезийских рабочих на фабрику в маленький городок в Восточной Польше может привлечь их внимание.
Быстрые этнические перемены способны очень резко изменить внутриполитическую жизнь. Это хорошо усвоили ведущие партии Западной Европы.

ШУМНЫЕ ПОПУЛИСТЫ, ТИХИЕ ГЛОБАЛИСТЫ
Пожалуй, самое европейское в иммиграционной политике польского правительства – это нежелание обсуждать эту тему и, что ещё более важно, публично обосновывать её необходимость. Возможно, это связано с тем, что нынешнее правительство на редкость лицемерно.
ПиС – одна из самых нелиберальных среди правящих партий Европы. Но она придерживается одной из самых либеральных позиций в области иммиграции. И в этом заключается грязная тайна польской политики.
Когда один министр признал, что польской экономике для продолжения роста нужна иммиграция, он был уволен. Как и его западные соседи, польское правительство выбрало сочетание наивности, обмана и надежды на то, что всё как-нибудь само собой рассосётся. Это так по-европейски. Но вряд ли это сработает.
The Economist, 22 февраля 2020 года.

Прочитано 550 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту