Звуковая разведка Яго Гельбсмана

A A A

По повести Якова Танина «Коновалова Берёзка», порталу «Память народа» и фронтовому фотоальбому Яго Гельбсмана.

gelbsman
«…спустя три месяца после освобождения, когда группу топографов и фото-грамметристов во главе с начальником штаба дивизиона направили в Старую Руссу… фотографировать и вычерчивать для истории немецкие укрепления».
(Яков Танин. Коновалова Берёзка. «Урал», 1985, № 5, стр. 25).

«Люди в Старой Руссе жили в бункерах, в немецких землянках.
Начштаба, совсем молодой тихонинский ровесник, но уже опытный офицер, поселился со своей командой в большом бункере у веселых молодых женщин, измаянных тяжелой работой на расчистке городских руин и все же не унывавших.
В их обиталище надо всем властвовал отчаянный закон времени – торопливая и нетребовательная любовь. Словом, царили добрые прифронтовые страсти. Самогон был крепок. Поспешные объятия избавляли от страхов и тревог».
(Яков Танин. Коновалова Берёзка. «Урал», 1985, № 5, стр. 25).


Яго Гельбсман и Яков Танин – одно и тоже лицо. Просто, когда бывший фронтовик Яго Гельбсман начал после войны писать стихи, ему, ввиду его национальности, порекомендовали публиковаться под псевдонимом. Дескать, евреям в те времена путь к публичному признанию в литературе был закрыт. И так он стал сначала поэтом Яковом Таниным (в честь только что родившейся дочки Тани), а потом еще и писателем.
Повесть «Коновалова Берёзка» была опубликована в журнале «Урал» в № 5 за 1985 г.
Потому как врач-рентгенолог Яго Гельбсман, работавший в одной из больниц г. Пензы в 60-70-е годы, вынужден был переехать в г. Свердловск. В Пензе закрылось книжное издательство и стало негде публиковаться.
Сюжет повести прост. Фронтовик вспоминает эпизоды военных лет спустя 40 лет, как они произошли. Географически – это под Старой Руссой. Местность – лесисто-болотистая, Время года – февраль 1943 г. – май 1944 г.
И молоденький сержант, которому в декабре 1942 г. исполнилось только 19 лет, после 5-месячных курсов в Саратовской школе артиллерийской инструментальной разведки.
Себя Яго Гельбсман вывел под именем Глеба Тихонина, но комбату своему старшему лейтенанту Рубашкину и командиру вычислительного взвода лейтенанту Свирь оставил их имена.
Повесть «Коновалова Берёзка» интересна тем, что дает представление о роли звуковой разведки при организации артиллерийского огня. Раньше ни в одном произведении о войне – ни в художественном, ни в мемуарном – не читал о звуковой разведке.
Между тем, как теперь понимаю, именно звуковая разведка обеспечивала точность артиллерийского огня, давала возможность поразить цели и подавить сопротивление обороняющегося противника.
На портале «Память народа» удалось найти задание, которое начальник штаба артиллерии 1-ой Ударной армии полковник Осадчий дал командиру 800 Отдельного разведывательного артиллерийского дивизиона, жизнь которого и стала основой сюжета повести «Коновалова Берёзка».
«Для установления точного начертания переднего края противника и своих войск силами ВЗОР (взвод звуковой разведки – «УМ») 800 и 796 ОРАД произвести привязку переднего края противника и своих войск в полосе…»
«Схему начертания переднего края пр-ка и своих войск с координатами точек представить в штаб артиллерии армии к исходу 30.4.44 нарочным».
Задание с грифом «Секретно» отпечатано в 3 экземплярах, дано 26 апреля, то есть на исполнение – 4 суток.
Наверное, все задания давались в такой формулировке. И можно предположить, что годом раньше, когда новое пополнение младших сержантов из Саратовской школы АИР прибыло в 800 ОРАД, командир дивизиона мог получить задание на привязку переднего края противника в полосе предстоящего штурма безымянной высоты в 6 км от деревни Коновалова Берёзка.
На портале «Память народа» мною найден документ штаба 1-й Гвардейской Воздушно-десантной дивизии, поименованный «План проведения операции по овладению безымянной высотой в 6 км восточнее Коновалова Берёзка». Цель операции – 8 апреля 1944 г. небольшими силами стрелкового полка (два усиленных стрелковых взвода, 76-мм орудие, четыре 45-мм орудия, минометная рота) овладеть безымянной высотой и закрепиться на ней. Но предварительно разведать систему огня противника.
* * *
В повести «Коновалова Берёзка» ее автор Яков Танин, бывший командир отделения дешифровальщиков 1-й звукобатареи 800 ОРАД Яго Гельбсман, просто и доступно рассказывает о том, как в годы Великой Оте-чественной войны работала звукометрическая разведка.
«Кому первому пришло в голову приспособить простейшие законы акустики к практике артиллерийского боя – вспомнить уже трудно. Произошло это то ли до Первой мировой, то ли во время её, но уже в ту войну люди использовали законы распространения звука в артиллерийском деле.
Догадались: уж ежели человек легко определяет направления на источник звука, пользуясь разницей во времени прихода звука к каждому уху в отдельности, то и воспроизвести это в технике несложно. Человек поворачивает голову в сторону, откуда звук достиг уха раньше, откуда он услышал крик или плач, а возможно, ласковые призывные слова.
Так и прибор по запаздыванию или опережению звука, прихода звука к одному из двух широко расставленных микрофонов-звукоприемников помогает точно вычислить и определить направление на источник звука. На цель, на звучащую цель – стреляющее орудие или разрыв снаряда.
Идея была легко осуществима: взяли два крупных микрофона, рассчитанных на звуки низких частот, расставили их пошире – на 1,5-2 километра, а ток от этих микрофонов пустили по проводам на регистрирующий прибор – центральную станцию, где, словно на электрокардиографе, стеклянные перья вздрагивали от дошедшего к ним в виде электромагнитного всплеска звука, оставляя чернильную запись на бумажной ленте.
Два микрофона-звукоприемника – два искусственных уха центральной станции. Обслуживали эти два уха, называемых звукопостами, 7-8 бойцов – отделение линейного взвода батареи звуковой разведки.
А для вычислительного взвода на центральной станции оба звукопоста были лишь геометрическими точками на разведпланшете. Двумя точками, образующими звукобазу, от центра которой прочерчивалось направление цели.
Два таких направления в месте своего пересечения обнаруживали цель. Третье – уточняло место нахождения цели. Когда все три направления сходились в одной точке, цель с точностью до 5 метров наносилась на разведпланшет. При образовании треугольника в месте пересечения трёх направлений достоверность уменьшалась.
Вот и вся, хитрая и простая одновременно, механика звуковой разведки. Если прибавить ко всему сказанному, что разрывы снарядов определяются с той же степенью достоверности, то становится ясной возможность пристрелки огня собственных батарей по разведанным целям». (стр. 32-33).
* * *
Наверное, сержант Яго Гельб-сман был не хуже других, хотя его литературный образ Глеб Тихонин на фоне других персонажей повести «Коновалова Берёзка» выглядит не совсем по-боевому, рефлексирует, думает о дружбе и любви.
Но свои боевые награды Яго Гельбсман заслужил.
Приказом по войскам 1-ой Ударной армии от 22 февраля
1943 г. командир вычислительного отделения взвода звуковой разведки 800 ОРАД Яго Гельб-сман был награжден медалью «За боевые заслуги». В наградном листе про него было сказано: «В совершенстве овладел сложным делом обработки данных звуковой разведки. Благодаря его мастерству и напористости стреляющие батареи противника разведывались с исключительной быстротой, значительно быстрее уставных норм. За время с сентября 1942 по настоящее время обеспечил разведку свыше 120 огневых позиций артиллерии противника».
А 3 мая 1944 г. приказом Командующего артиллерией 1 Ударной армии старший сержант Яго Гельбсман был награжден орденом Красной Звезды.

Выписка из наградного листа
Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:
«В совершенстве владея всеми специальностями пункта обработки звукобатареи, тов. Гельбсман проявляет находчивость, смекалку, творческую, научно-обоснованную инициативу при засечке вражеских батарей или корректировке огня по ним. Смелый и решительный командир, он в самой напряженной обстановке боя точно и своевременно засекает стреляющие батареи противника.
В ночь на 26.03.1944, несмотря на крайне неблагоприятные метеоусловия, он смог выбрать момент и пристрелять репера с 701 аист, обеспечив тем самым подавление вражеской артиллерии в период наступления.
26.03.1944, в 8.20, открыли огонь три батареи противника по нашей наступающей пехоте (цели 155, 111 и 129). Несмотря на большую плотность огня с обеих сторон, тов. Гельбсман быстро и точно отдешифровал и дал координаты батарей противника. В 9.30 батареи были подавлены огнём нашей артиллерии.
Лично тов. Гельбсманом были засечены сотни вражеских батарей, десятки из которых подавлены при его личной корректировке.
Только за апрель месяц тов. Гельбсман пристрелял 13 реперов, засёк более 100 артбатарей и отдельных орудий противника, свыше 30 из которых подавлены с его личной корректировкой».
Наградной лист 25 апреля 1944 г. подписал командир 800 ОРАД майор Фельдман, а 2 мая согласовал командующий артиллерией 1-ой УА генерал-майор Нестерук.
«УМ» благодарит дочь и внучку Яго Гельбсмана (Якова Танина) Татьяну Алфертьеву и Зою Рожнову за помощь в подготовке материала.

Прочитано 606 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту