Назад, солдаты-христиане!

A A A

Большинство британцев теперь не принадлежит ни к одной конфессии. Лишь 15% из них – англикане. Но не стоит биться об заклад, что Церковь вскоре утратит свою официальную роль

Полвека назад, когда британские солдаты шли строем на церковные службы, известные как церковные парады, предводительствуемые своими англиканскими капелланами, сержант мог рявкнуть на католика или приверженца какой-нибудь ещё раздражающе необычной религии. Ведь предполагалось, что подавляющее большинство солдат являются верными чадами государственной церкви Англии.
Сейчас это предположение уже совершенно неверно. Согласно последнему ежегодному опросу общественного мнения Национального центра социальных исследований, доля британцев, называющих себя англиканами, упала с 40% в 1983 г. до 15% в прошлом году.
inopress

Особенно впечатляет разрыв между поколениями. Среди тех, кому от 18 до 24 лет, только 3% назвали себя приверженцами государственной церкви, тогда как среди тех, кому за 75, таких четверо из десяти. Всего на протяжении одной человеческой жизни англиканство потерпело полное поражение в национальном масштабе.
Как настойчиво повторяет Национальное светское общество, претензии англиканства на особое положение выглядят всё более и более странно. Государственная церковь надзирает за почти четвертью государственных школ Англии и – единственная из конгрегаций – имеет 26 епископских мест в верхней палате Парламента.
Это выглядит ещё более странно, если учесть, что число людей, не исповедующих ни одну из религий, продолжает расти. Сейчас таких 53% среди всего взрослого населения и 71% среди его самой младшей группы (от 18 до 24 лет).
Рост числа тех, кого социологи называют «нерелигиозными» (то есть не принадлежащими ни к одной конфессии), характерная черта любой богатой западной страны. Даже в довольно благочестивой Америке их число достигает четверти населения.
Однако в Британии массовый уход от традиционных религий, тем не менее, оставляет пространство для духовной жизни. В докладе о нерелигиозных британцах, обнародованном в мае, Стивен Булливант, профессор социологии в Университете Святой Девы Марии (Туикенхэм) отмечает, что около четверти таких людей признаются, что порою молятся. Столько же из них признаются, что несколько религиозны, и около 20% говорят, что открыты идее существования Бога.
Если считать католиков, пятидесятников и тех, кто не принадлежит ни к какой конфессии, то число британцев, называющих себя христианами, всё ещё достигает 40%. Согласно же переписи 2011 г. (хотя там была несколько иная формулировка вопроса), таких почти 60%.
Но как бы там ни было, эти данные показывают, что число религиозных людей будет постепенно падать по мере смены поколений.
Булливант подтверждает, что наблюдается исход людей из христианства. Правда, это не распространяется на католицизм, который чувствует себя весьма неплохо в основном благодаря иммиграции из таких стран, как Польша и Филиппины.
Сейчас людей, воспитанных в христианской вере, но не исповедующих никакой религии, в 26 раз больше, чем тех, кто вырос в нерелигиозных семьях, а потом уже обратился в христианство.
Но это не значит, что скоро английская государственная церковь лишится своего статуса. Грэйс Дэйви, религиозная писательница и профессор социологии, считает, что существующее положение может спасти крайняя сложность распутывания церковно-государственных связей в стране, где, например, церковное или каноническое право органически вплетено в светскую правовую систему.
«Церковь Англии – это не просто статистика, и лишить её положения не так легко, как может показаться, – говорит она. – Это в чём-то напоминает выход Британии из ЕС».
The Economist,
9 сентября 2017 г.

Прочитано 378 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту