Незаконченное дело Ангелы

A A A

Почему Ангела Меркель достойна победы на выборах в Германии?
И почему ей следует вести себя смелее во время её (практически неизбежного) четвёртого срока?

Для многих своих поклонников Ангела Меркель является героиней, которая противостоит Доналду Трампу и Владимиру Путину и которая великодушно открыла свою страну для беженцев.
Для других же она – злодейка, чья плохо продуманная авантюра с иммигрантами «разрушила Германию», как однажды отозвался об этом Трамп, и чья политика бюджетной экономии превратила в пустыню Южную Европу.
Всё же поклонники ближе к истине. Её страна неплохо поработала под её руководством, да и мир чувствовал себя уверенно, направляемый её твёрдой рукой. Тем не менее за три срока на посту канцлера Меркель не сделала всего необходимого, чтобы подготовить Германию к будущему.
Чтобы войти в историю с оценкой выше «удовлетворительно», ей придётся всерьёз обеспокоиться переменами во время четвёртого срока.
Твёрдая рука
в беспокойном мире
Никто не сомневается в победе Меркель и её Христианско-демократического союза на выборах 24 сентября. Отчасти за это стоит благодарить тусклого Мартина Шульца, её соперника от Социал-демократической партии (СДПГ).
Его внутриполитическая программа невнятна, а внешнеполитическая – не внушает доверия. Ему не удалось затмить канцлера.
Но своей близящейся победой канцлер обязана и тому процветанию, что охватило Германию после её прихода к власти в 2005 г.
Безработица упала с 11,2% до 3,8%; зарплаты растут; уверенность потребителей достигла максимума. На успех канцлера поработали реформы рынка труда, проведённые её социал-демократическим предшественником Герхардом Шрёдером.
Сама же она на продолжение преобразований не пошла. Она обеспечила устойчивое и неидеологическое политическое руководство. Немецкое общество при ней стало более открытым и расслабленным. Она позволила, например, провести через Бундестаг закон об однополых браках, хотя сама выступала против него.
И в борьбе с кризисом в еврозоне, и в противостоянии наплыву беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки Меркель доказала свою незаменимость. Она убедила немцев, что Германии, благодаря её международному весу, стоит брать на себя больше ответственности.
На встречах в верхах она была спокойна и хорошо информирована, что помогло ЕС ввести санкции против России за её вторжение на Украину и добиться подписания Парижского климатического соглашения.
Германия также взяла на себя бремя международной ответственности, послав войска в Афганистан, Мали и Литву. Ещё 10 лет назад никто и помыслить не мог о таком размахе немецкого военного присутствия за рубежом.
О растущем влиянии страны в мире говорит и приверженность Меркель выполнению правила НАТО о том, что военные расходы каждого члена должны составлять 2% его ВВП.
Но, несмотря на всё это, политика Меркель часто напоминала «точную» настройку, особенно во внутренних вопросах. Она скорее снимала сливки с политики других. Реформы Шрёдера сделали немецких рабочих более конкурентоспособными. Евро, сырьё и кредит были большую часть её правления дешёвыми.
Германия занимает 2 место в мире (после Японии) по среднему медианному возрасту своего населения, но основная масса тех, кто родился в период послевоенного бума рождаемости, пока остаётся в трудоспособном возрасте. Страна переживает свой золотой век.
Но не все эти факторы носят постоянный характер. У Меркель есть возможность подготовить страну к будущему. И вот тут она потратила много времени впустую.
Одержимость её правительства сбалансированным бюджетом привела к тому, что Германия слишком мало инвестировала. Остаточная стоимость немецкой инфраструктуры сокращается с 2012 г.
С 2010 г. по скорости широкополосного доступа в Интернет страна скатилась с 12-го на 29-е место в мире. Слабо развиты такие новые отрасли, как интернет вещей и производство электроавтомобилей. Могучее немецкое автомобилестроение сделало неверную ставку на дизельный двигатель, а теперь ещё и запятнано обвинениями в ложных данных об объёмах вредных выхлопов в атмосферу.
Мало что было сделано для подготовки Германии к демографическому кризису. Уходящее правительство Меркель не только не подняло пенсионный возраст, но даже сократило его до 63 лет для некоторых категорий работников и ввело «материнские пенсии» для женщин, посвятивших себя уходу за детьми в период до 1992 г., т. е. облагодетельствовало поколение, у которого и так всё хорошо.
В то же время она мало что сделала для тех немцев, что оказались на обочине.
У Меркель есть привычка при решении больших проблем не думать о последствиях. Переход к возобновляемым источникам энергии происходит столь медленно и обходится столь дорого, что в Германии увеличилось потребление угля, а вместе с ним и выбросы парниковых газов в атмосферу. Её внезапное решение закрыть все атомные электростанции страны после катастрофы в Японии сделало этот переход ещё труднее.
Сумев сохранить единство еврозоны во время серии кризисов, Меркель (и её министр финансов Вольфганг Шойбле) всё-таки встала на путь реформ, которые помогут смягчить новые удары. Задача интеграции легионов беженцев была возложена главным образом на земли с их скудными бюджетами и на самих граждан.
Сейчас канцлер почти перестала об этом говорить. Она добилась сокращения числа вновь прибывающих беженцев, заключив сомнительную сделку о депортации с Турцией.
Во время предвыборной кампании Меркель почти ничего не говорит о необходимости реформы еврозоны, увеличения инвестиций и подготовки народного хозяйства к революции в самой природе труда. Её предвыборный манифест носит расплывчатый характер, а её появления на публике весьма заурядны.
В четвёртом акте
необходимо действие
Однако в свой следующий – и, возможно, последний – срок Меркель могла бы завершить многое из начатого. Она могла бы использовать бюджетный профицит Германии прошлого года (26 млрд евро) для увеличения инвестиций в человеческий и основной капитал.
Она могла бы прислушаться к идеям французского президента Эмманюэля Макрона о необходимости перестройки фискальных учреждений еврозоны и о неотложных мерах в области высокотехнологичных отраслей промышленности.
Она могла бы закрепить новое внешнеполитическое положение Германии, выполнив обязательство перед НАТО тратить на военные нужды 2% ВВП. Именно от этих решений зависит, с каким наследием она войдёт в историю.
Успех во многом будет зависеть от того, кого Меркель выберет себе партнёром по коалиции. Сохранение нынешней «большой коалиции» с СДПГ обещает лишь продолжение зимней спячки.
Вместо этого ей следует создать коалицию с приверженной идеям свободного рынка Свободной демократической партией и с Зелёными. Обе эти партии занимают мудрую позицию по европейским вопросам и жёстко настроены в отношении России.
У такой коалиции есть шанс встряхнуть страну. Во главе такого правительства даже нерешительная Меркель может стать канцлером, который удивит всех.
The Economist, 
9 сентября 2017 г

Прочитано 360 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту