40 дней и 4 минуты

A A A

nikolsk aНа минувшей неделе исполнилось 40 дней со дня смерти Александра Гаврилина, который жил в Никольске, недалеко от станции скорой медицинской помощи, и который умер, так и не дождавшись прибытия врачей.
Трагическая история Александра Гаврилина попала в поле зрения «Улицы Московской» в связи с журналистским расследованием, которое проводится в отношении Никольской ЦРБ.

В выпуске от 28 февраля 2014 г. «УМ» опубликовала список жалоб жителей г. Никольска на качество медицинского обслуживания. В частности, обращалось внимание на плохую работу скорой медицинской помощи и на то, что её приходится ждать иногда по нескольку часов. Дескать, бывают случаи, когда машина из ритуальной службы приезжает по адресу гораздо раньше, чем карета скорой помощи.
В качестве примера сообщалось, что «некий Александр Гаврилин, который работал в автохозяйстве, почувствовал себя плохо и вызвал скорую. Ждал около двух часов. Несколько раз на улицу выбегала его жена – посмотреть, не едут ли врачи. Останавливала карету скорой помощи и просила: «Умирает муж, помогите!» На что ей ответили: «К вам скоро подъедет другая машина. Ждите». К сожалению, Александр Гаврилин не дождался и умер».
nikolskПосле того, как этот факт был предан публичной огласке, к расследованию подключилось Министерство здравоохранения Пензенской области. Проведённая проверка показала, что умерший Александр Гаврилин ждал помощи не 2 часа, а всего лишь 4 минуты. Дескать, звонок его жены зафиксирован 13 февраля 2014 г., в 21 час 28 минут. Через минуту к нему выехала карета скорой помощи. А уже в 21 час 32 минуты она прибыла по адресу и констатировала смерть.
По требованию «УМ», Министерство здравоохранения Пензенской области провело повторную проверку и по-прежнему настаивает, что «первый звонок от супруги А. Г. поступил в 21 час 28 минут. Выезд бригады скорой медицинской помощи к больному произведён в 21 час 29 минут».
При этом Министерство здравоохранения всё-таки признало факт, что «ввиду того, что было тёмное время суток, машина скорой помощи проехала на 100 м дальше обозначенного в карте вызова адреса. Обнаружив ошибку, машина развернулась и подъехала к дому, где на улице с телефоном стояла жена А. Г., звонившая в это же самое время второй раз в отделение скорой медицинской помощи с целью выяснить, где же машина скорой помощи».
«УМ» с уважением относится к тяжёлой работе врачей, а также к работе пресс-секретаря Минздрава Татьяны Манухиной.
Однако «УМ» с сожалением вынуждена констатировать, что данная информация по-прежнему не соответствует показаниям родственников умершего Гаврилина. И чем больше ответов даёт минздрав, тем больше прослеживается расхождений с действительностью.
Взять хотя бы тот факт, что оба вызова в скорую медицинскую помощь жена Гаврилина производила со стационарного домашнего телефона. Дискового. Белого цвета. То есть она с этим телефоном никак не могла стоять на улице и повторно звонить в скорую помощь.
По информации «УМ», жена Александра Гаврилина после вызова скорой позвонила родной сестре своего мужа Елене Шаровой. Елена Шарова, которой 50 лет и которая живёт от дома Гаврилиных значительно дальше, чем находится скорая помощь, успела одеться и добежать по грязи раньше, чем приехали врачи. Хотя врачи, по утверждению минздрава, приехали в течение 4 минут с момента первого вызова.
«Конечно, мы ждали скорую помощь не два часа, – утверждает Галина Гаврилина. – Но и не 4 минуты. Когда я выбегала на улицу и останавливала машину скорой помощи, кричала им: «Помогите!», они мне ответили: «Бригада выехала, ждите!» Машина уехала дальше по улице и повернула налево. Я забежала домой и стала звонить ещё раз. Мужчина на другом конце провода ответил: «Да ждите, уже едут».
Когда приехала вторая машина, я была в шоке, я уже валялась в коридоре и кричала: «Вы не успели! Вы не успели!» Из машины еле вышла медсестра, вразвалочку прошла в дом, Саша лежал уже мёртвый. Она у него даже пульс не проверила. Спросила: «Где его паспорт?» А потом приехали представители из ритуальных услуг, которых мы не вызывали».

Постскриптум
В заключение «УМ» сообщает, что причиной смерти Александра Гаврилина стал инфаркт. Специалисты утверждают, что винить в данном случае скорую помощь нельзя: дескать, это был тяжёлый случай, всё произошло мгновенно, и даже если бы врачи приехали вовремя, они бы не смогли его спасти. Скорее всего.
«УМ» также поясняет, что цель подобных публикаций заключается не в том, чтобы обвинять минздрав в смерти людей. «УМ» всего лишь предаёт огласке те случаи, которые вызывают общественный резонанс и которые не должны повторяться в дальнейшем.

Прочитано 1304 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту