Ювелирное потрясение

A A A

malahit aВ «Улицу Московскую» обратилась Юлия Хохлова, которая 6 октября 2013 г. зашла в магазин «Малахитовая шкатулка» с целью приобрести ювелирные изделия. Однако приобрела ушиб мягких тканей головы, кровоподтёк в правой теменной области и внутричерепную гипертензию.

Шкатулка с сюрпризом
9 октября у моей мамы день рождения, я решила подарить ей золотые серьги и кольцо. Заранее прошлась по нескольким ювелирным магазинам, выбор остановила на двух магазинах, один из которых «Малахитовая шкатулка», он находится напротив ЦУМа (ул. Кирова, 70).
Я договорилась с коллегой по работе, что он поможет определиться с выбором. 6 октября, в воскресенье, примерно в 14 часов, мы вошли в магазин. С собой у меня было около 20 тыс. руб.
Мы посмотрели два комплекта ювелирных украшений, а потом я попросила консультанта показать ещё один.
Мы подошли к витрине, которая как бы вделана в стену. Консультант повернула ключ и стала открывать стеклянную дверцу. В этот самый момент я почувствовала сильный удар по голове.
Стало очень больно, в глазах потемнело, я пошатнулась, но меня кто-то удержал.  Удар оглушил malahitменя. Ничего не понимая и не слыша, я стояла минуту. Боль была до такой степени сильная, что на глазах выступили слёзы, хотелось сесть и заплакать.
В этом состоянии я провела какое-то время, очень небольшое. Потом стала возвращаться в реальность и осознавать, что произошло. Оказалось, что тяжёлая стеклянная дверца слетела с петель и упала ребром на мою голову. Высота дверцы примерно полтора метра, располагается она на уровне 70-80 см от пола.
Ударившись об мою голову, дверца соскользнула вниз. Но не разбилась, потому что её успел подхватить человек, который пришёл вместе со мной.
Консультант, стоявшая в центре зала, облегчённо вздохнула и сказала: «Спасибо, что витрина не разбилась!»
К нам подбежал охранник: проверить, вдруг мы что-то взяли.
Что же касается девушки, которая открывала витрину, то она осталась стоять, словно немая, так и не проронила ни слова.
Украшение в виде гематомы
Я попыталась сделать шаг – меня повело в строну. Надо было куда-нибудь сесть, однако нам не предложили ни стула, ни воды. Никто даже не извинился.
Находиться в магазине мне стало некомфортно, меня бросило в жар. И мы вышли на улицу, на свежий воздух. Я присела на каменную приступку. Рядом со мной сидел инвалид-колясочник, он просил милостыню.
Коллега по работе сказал мне: «Надень шапку, холодно». Но я, наоборот, расстегнулась, кровь прилила к лицу, меня тошнило, кружилась голова. За остановкой меня вырвало.
Предъявлять на тот момент какие-то претензии «Малахитовой шкатулке» у меня и в мыслях не было.
Во-первых, я думала, что ничего серьёзного не произошло: поболит и пройдёт.
Во-вторых, после удара я соображала с трудом, голова страшно болела, мне не хотелось ни с кем разговаривать. Хотелось добраться до дома и лечь.
Однако дома меня ждал самый главный кошмар. Лежание на диване не помогло. Голову ломило ещё сильнее, на месте удара образовалась  гематома.
Всю ночь я провозилась, так и не смогла уснуть. Лежать на правом боку, животе и спине было просто невозможно.
Утром позвонила на работу, сказала, что задержусь, надо идти в больницу.
В первой городской меня осмотрел невропатолог, дал направление в Городскую больницу № 6 к нейрохирургу. Пока ехала на маршрутке, были сильные пульсирующие боли,  думала, что сейчас потеряю сознание.
В шестой городской – очередь на рентген, сидит человек десять. Я отсидела очередь, мне сделали рентген, взяли кровь из вены на предмет алкогольного опьянения, обнаружили внутричерепную гипертензию (давление). Посоветовали не затягивать и ехать на магнитно-резонансную томографию (МРТ).
malahit2Пока не было врача, медсестра расспросила, где я получила такую травму. Поинтересовалась, буду ли подавать в суд.
Я ответила, что не собираюсь, потому что, наверное, ничего серьёзного не произошло: выпью таблетку, и всё пройдёт.
Она сказала: «Я так не думаю».
Мне объяснили, что лечение потребует денег. И в таких случаях надо подавать в суд. Сказали, что не просто так назначили мне анализ крови: «Бывает так, что приходишь в суд, а ответчики всё выворачивают наизнанку, говорят, что ты пьяная была и сама головой о стену билась. А видеозаписи с камер быстро стирают».
Из шестой городской я снова поехала в первую, снова отстояла очередь. Невропатолог предложил мне взять больничный, потому что придётся ходить на процедуры.
Я отказалась, потому что у нас на предприятии сейчас большой объём работы, уйти на больничный и оставить коллектив просто нереально. Мне казалось, что лечение займёт максимум два дня, поэтому проще взять их без содержания.
Врач  написала «отказ от больничного». И уже теперь я понимаю, что поступила неправильно – надо было брать больничный. Но тогда я не могла адекватно оценить ситуацию, мне казалось, что обезболивающие таблетки помогут, а стоят они недорого.
И только когда я позвонила в центр МРТ и мне сообщили, что записаться можно только на конец недели, а стоимость исследования составит 2500 руб… Только после этого я впервые сама себе сказала: «За это, наверное, должна не я платить».
Сколько дают за голову клиента?
8 октября, во вторник, я принесла претензию в магазин «Малахитовая шкатулка». Образец претензии взяла в Интернете. В соответствии с устоявшейся практикой, виноватая сторона возмещает расходы по трём позициям:
1) материальные расходы на лечение;
2) утраченный заработок;
3) вред здоровью и моральный вред.
В своём первоначальном варианте я указала только одну сумму – 2,5 тыс. руб. за МРТ. В остальных графах стояли прочерки.
Претензию принимала товаровед по фамилии Кайзер. Она сказала, что принимать претензию с прочерками отказывается, и что я должна вписать цифры в две остальные графы.
Я оценила стоимость двух утраченных дней примерно в 2400 руб. И ещё в 3 тыс. руб. – вред здоровью и моральный ущерб. Товароведу я сказала, что это за мои «вынужденные выходные», она согласилась.
Ещё раз хочу повторить: я полагала, что завтра выйду на работу, и весь этот кошмар закончится.
Однако когда я пришла на работу в среду, то поняла, что работать не могу: надо чертить, надо вникать, а я не в состоянии – постоянно болит голова.
Начальник мне сказал: «Юля, бери больничный. Лечись». Я последовала совету.
На день рождения мамы я так и не попала: весь вечер промучилась дома, постоянные головные боли не утихали, больно было даже улыбаться.
В четверг  вечером мне позвонили из «Малахитовой шкатулки» и сообщили, что на мою претензию подготовлен ответ, надо приехать забрать. Из этого ответа я узнала, что мне необходимо предоставить:
• документы и платёжные квитанции, подтверждающие понесённые убытки;
• сведения о среднем месячном заработке за последние 2 года;
• сведения о периоде нетрудоспособ-
ности.
Когда я стала заниматься лечением, а также сбором всей необходимой документации, то невольно для самой себя обнаружила, что сумма утраченного заработка составляет больше 5 тыс. руб.
Кроме того, в течение недели в 5600 руб. вылились затраты на лечение и медикаменты, с учётом обследования на МРТ. У меня ухудшилось самочувствие, обострился имевшийся ранее шейный остеохондроз, из-за ежедневных уколов в вену все руки стали в синяках.
С учётом морального вреда (3 тыс. руб.) и планируемых расходов на новые лекарства и обследования (3610 руб.) получалась претензия на 17 тыс. руб.
Докажи и забудь
17 октября я опять поехала в магазин, говорю: «Вот – получилось то, что Вы просили. Теперь всё официально».
К претензии были приложены копии трудового договора, больничного листа, заявления на отпуск без сохранения заработной платы, справки 2-НДФЛ, назначения и рецепты врача, кассовые чеки.
Товаровед Кайзер взяла всё это молча. Ответили они только через 10 дней, я сама приезжала за ответом. Это притом, что в больницу с трудом ходила.
В письме сообщалось об их готовности предоставить сумму в размере 5 тыс. руб., а также претензии и новые вопросы юриста, которые провоцировали на очередное объяснение. При этом они отказывались выплачивать утраченный заработок.  
Я говорю: «А зачем вы тогда заставляли меня бегать и собирать справки о доходах?»
Товаровед говорит: «Я ничего не знаю, этим занимается юрист».
Переписка с юристом  длилась до 5 ноября, никаких сдвигов не происходило. В конце концов, я сказала, что хочу поговорить с руководством.
Мне говорят: «Мы узнаем, когда можно, и назначим  Вам встречу».
Позвонили мне только 21 ноября (!) и сказали, что владелец магазина Максим Юрьевич Ломоносов готовится к заграничной командировке, ему некогда встречаться со мной. Но может встретиться его жена, Елена Анатольевна.
Мне было всё равно, с кем встречаться. Хотелось услышать от них извинения, а не читать сухие отписки юриста.
22 ноября, в 11 часов, я пришла в «Малахитовую шкатулку», на всякий случай со свидетелем. Вышла Елена Анатольевна, и мы беседовали с ней в общем потоке покупателей.
Здесь я впервые услышала извинения. По поводу утраченного заработка она сказала, что юрист считает сумму завышенной, а она полностью на него полагается. Наверное, они предполагали, что моя официальная зарплата будет по минималке.
Я попыталась объяснить ей, что это не я, а их юрист затевал переписку, заставлял меня ходить, собирать справки о доходах, подтверждать понесённые расходы – зачем всё это делалось?
Потом она сказала, что я с такими расходами должна была в больнице полежать, поэтому мне готовы компенсировать только 5600 руб. за лекарства, без компенсации морального вреда. В то же время их юрист включил компенсацию морального вреда в смету.
«Вы просто хотите с нас поиметь», – сказала мне Елена Анатольевна.
Я пояснила, что действительно испытала стресс, что вся эта ситуация негативно отразилась на моём общем самочувствии.
На что услышала: «Вы явно нездоровый человек, судя по всему».
После этого Ломоносова занервничала, заявила, что больше не хочет со мной общаться, и ушла.
Вдогонку я сказала, что пойду в суд и к журналистам, на что услышала: «Идите, куда хотите!»

Постскриптум

Как и подобает объективному изданию, "Улица Московская" обращалась в магазин "Малахитовая шкатулка" и оставляла номер мобильного телефона журналиста, чтобы руководство могло связаться с ним и изложить свой взгляд на данную ситуацию. Однако "Малахитовая шкатулка", записав номер журналиста, так и не стала ему перезванивать. Во всяком случае, пока.

Прочитано 1674 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту