Самое читаемое в номере

Памятник, который всех помирит?

A A A

Именно такой памятник хотят установить в Пензе в ближайшей перспективе. Однако задача это понятное дело, непростая.


Дискуссия с обременением
С 10 по 12 октября 2016 г. в Пензе проходила III Межрегиональная научно-практическая конференция «Роль русской православной церкви, общества и государства в сохранении исторической памяти о новомучениках, исповедниках и жертвах репрессий».
Одним из пунктов ее программы значился круглый стол, который проходил в Губернаторском доме 11 октября. На общественное обсуждение был вынесен вопрос об установке памятника новомученикам, жертвам Гражданской войны и массовых репрессий.
О том, что подобный памятник может появиться в Пензе, стало известно еще в июне, когда состоялось совещание рабочей группы по проекту монумента. Предварительно выбрано место его установки – рядом с архиерейским домом, у исторической башенки, напротив памятника Борцам революции. Предполагается, что высота монумента будет более 5 метров, а его стоимость – около 5 млн руб. В качестве автора выступил пензенский скульптор Валерий Кузнецов.
Тема дискуссии вызвала интерес у пензенцев. Помещение на 2 этаже Губернаторского дома было заполнено людьми, многие из которых активно участвовали в работе круглого стола.
Нужно отметить, что обсуждение памятника не было «разговором с чистого листа», это был «разговор с обременением». Дело в том, что еще до встречи за круглым столом в Пензе происходили события, заметно повлиявшие на ход дискуссии. Против возможной установки памятника осуществлялись акции протеста, причем в довольно скандальной форме. Молодежная организация «Поколение нового времени» проводила серию пикетов и перфомансов, направленных против появления данного монумента.
Так памятник, создаваемый с целью примирения, изначально вызвал разногласия в обществе. Целью круглого стола было в том числе и снятие этих разногласий.

 

maket


Непонятный памятник
Первым выступил Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим. Он напомнил, что идея поставить в Пензе памятник жертвам политических репрессий возникла на прошлой конференции о роли Православной церкви в сохранении исторической памяти.
«Я даже и не предполагал, что это вопрос вызовет такого рода сопротивление», – сказал Серафим, напомнив о проходивших ранее пикетах. При этом, что удивило Митрополита, на тот момент ни о каком четком понимании, что в городе будет поставлен памятник, речи не шло. Было лишь проведено обсуждение с представителями городской и областной власти, где была высказана идея о возможной установке монумента. Эта инициатива была высказана в узком кругу, без прессы и представителей общественности, однако получила определенную известность в нашем городе.
Митрополит Серафим утверждает, что Пензенская епархия не выступала инициатором установки памятника. Он не понимает, откуда люди взяли, что она является инициатором.
Митрополит пригласил противников установки памятника принять участие в работе круглого стола, чтобы внести ясность в этом вопросе. «Если в обществе действительно, на самом деле есть проблема такого рода противления, зачем ставить этот памятник на общем скандале или каких-либо недопониманиях? Нужно просто прийти к общей точке зрения», – сказал Митрополит Серафим.
Он сообщил также, что установка памятника не является уже решенным вопросом.

Митрополит Серафим: «Безусловно, если общество будет на этом настаивать, а потомки жертв репрессий согласятся с тем, что этого делать не нужно, безусловно, этого делаться не будет. Поэтому сегодня я всех приглашаю к открытому диалогу, без эмоций, без того, чтобы вновь обвинять друг друга в неправильной точке зрения».
Заместитель Председателя Правительства Пензенской области Олег Ягов на этом круглом столе изначально заявлялся как модератор, но на самом деле выступал почему-то в качестве обычного участника. Он частично ответил на вопрос «Кто, если не епархия, является инициатором установки памятника?» Его создание и установку финансируют некие частные лица, потомки репрессированных.
Олег Ягов здесь упомянул еще и некие общественные организации, но как-то смутно, не называя их. Неназванными остались и частные лица, потомки жертв репрессий. О них в ходе круглого стола не прозвучало информации: кто они, из какой страны, сколько их, а также кем были их предки, за что их репрессировали и были ли они впоследствии реабилитированы. Такая скрытность наводила на определенные подозрения. Хотя, может быть, это не скрытность, а скромность: просто люди хотят сделать добро для Пензы, не выпячивая при этом себя и своего вклада.
Олег Ягов считает, что двумя самыми страшными эпизодами в истории России были Смутное время и Гражданская война. «Именно ослабление российской государственности, именно начало кровопролитного конфликта внутри страны в том и в другом случае могло привести к очень тяжелым потерям. И я начал с этого, чтобы вы поняли, почему возникла идея подобного памятника», – сказал он.
Олег Ягов упомянул и концепцию по увековечиванию памяти жертв политических репрессий, которая была принята в России в августе 2015 г. Именно в рамках этой концепции предполагается установить новый памятник. Епархия же готова взять на себя организационные вопросы, возникающие при возведении монумента.
Предполагается, что памятник не будет персонифицирован. По словам Ягова, он не несет какой-либо идеологической или политической подоплеки. Он должен примирять все стороны.
Олег Ягов рассуждал и о возможной роли памятника в жизни пензенцев. Он предположил, что люди – поссорившиеся парочик, конкурирующие бизнесмены – смогут приходить к монументу мириться.
Член Совета Федерации Виктор Кондрашин на круглом столе присутствовать не смог, и послание от его имени зачитала помощница Наталия Селюкина.
В частности, в этом выступлении было отмечено, что историческая память сегодня должна не разъединять, а объединять россиян, формировать у них чувство исторического оптимизма.


Правильный памятник для правильных граждан
В первой части работы круглого стола практически все выступающие высказывались за установку монумента. Проект хвалили, говорили о том, какой он нужный и полезный. Сам же предполагаемый макет предполагаемого памятника в это время скромно стоял на одном из столиков, примостившись между двух стаканов.
Заместитель Председателя Законодательного Собрания Александр Еремкин поделился информацией о том, что губернатор Пензенской области тоже беспокоится, как бы новый памятник не стал точкой раздора.
Говоря об общественном мнении касательно памятника новомученикам, жертвам Гражданской войны и политических репрессий, Еремкин высказался так. То, что 10 человек (протестующих) вышли, постояли и покричали – это не общественное мнение. А то, что на восстановление Спасского собора за 5-6 месяцев было собрано 18 млн руб. пожертвований – вот это общественное мнение.
«Вот это есть позиция, вот это – гражданское общество. А не те 10 людей, которые вышли, и теперь мы начинаем оглядываться и сомневаться, правильно ли мы в этом случае поступаем или нет. На мой взгляд, мы правильно действуем», – сказал Александр Еремкин.
Начальник Управления культуры г. Пензы Вера Фейгина также решила выступить в ходе круглого стола: «Как женщина, хочу призвать вас к миру. Надо прекратить гражданскую войну в наших сердцах. Надо прекратить делить на белых и красных. Надо просто помнить, что павшие и с той, и с другой стороны, они чьи-то родители, братья и сестры, и они все наши соплеменники».
А вот фрагмент из выступления Кирилла Застрожного, директора Картинной галереи: «Историческая память – и я в этом глубоко убежден – в том, что она должна быть максимально многообразной и разнообразной. В ней должно быть учтено все – все жертвы, все потрясения и каждый из людей, погибших и в Гражданской войне, и во время репрессий. Не судить, кто был прав и виноват, а отдать дань памяти нашим с вами людям».
Протоирей Кирилл Каледа, член Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, сообщил, что свыше 1700 человек, пострадавших в годы после Октябрьской революции, были внесены в списки святых новомучеников.
Что касается сохранения памяти жертв репрессий, то это государственная позиция. «Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом обществе, не увековечив многие миллионы своих сограждан, ставших жертвами политических репрессий», – процитировал Кирилл Каледа фрагмент из концепции, принятой в 2015 г.
Протоирей сообщил, что в Москве скоро (в 2017 г.) будет открыт общероссийский памятник жертвам политических репрессий – на пересечении ул. Садовой и пр. Сахарова. Кирилл Каледа считает, что эта память не будет способствовать разделению нашего общества.
Протоирей упомянул один любопытный факт: среди репрессированных значительный процент составляют те, кто сами в свое время репрессировали людей. Например, в число расстрелянных на знаменитом Бутовском полигоне входил и Мартын Лацис, один из организаторов ЧК и правая рука Дзержинского. Вообще же состав сотрудников внутренних дел (НКВД и пр.) за годы репрессий сменился 4 раза.
Татьяна Алфертьева в этот раз представляла не общество «Мемориал» (его, напомним, внесли в список иностранных агентов), а пензенскую общественную организацию «Память о земляках», действующую с весны этого года. Алфертьева напомнила, что закон о реабилитации безвинно осужденных был принят 25 лет назад, в 1991 г. С тех пор на этой ниве сделано очень многое, но и несделанного осталось немало. Даже составить списки репрессированных до сих пор удалось не в полной мере.
Касаясь темы памятника, Татьяна Алфертьева высказала мнение, что протестующие молодые люди просто не понимают, о чем они говорят; но есть и те, которые «их направили». Вообще мысль о том, что пикеты против монумента были задуманы какими-то «кукловодами», звучала в ходе круглого стола неоднократно.
Игорь Гарькавый, директор мемориального центра «Бутово», заявил: «У мертвых есть свои права. И одно из этих прав – это право на историческое бытие». Наша нация зародилась не в 1917 г., а гораздо раньше, и мы должны помнить об этом.
Но запомнился Игорь Гарькавый скорее своими рассуждениями о пензенской улице Каляева. Городское пространство влияет на формирование сознания человека. Так не станет ли человек, выросший на ул. Каляева, террористом и бомбистом, как сам Иван Каляев? Гарькавый предложил компромиссный вариант по улицам, название которых он считает спорными и неправильными: можно писать под ними старые названия, исторические, дореволюционные. Юридических последствий это не несет, а городское пространство заметно меняется, отдается дань исторической справедливости.


А будет ли памятник?
После всех обязательных докладов настало время обсуждения, время вопросов и ответов. За оставшийся час дискуссий и монологов никто, кстати говоря, напрямую не высказался против установки памятника. Спор шел в основном о деталях, об отдельных аспектах будущего монумента.
Журналист Максим Денисов задал вопрос: «Мне не понятен формат. Это будет памятник всем павшим в этой ужасной Гражданской войне, или это будет памятник каким-то жертвам репрессий?»
Митрополит Серафим ответил так: «Концепция памятника как такового еще не обсуждалась. В этом и заключается мое недоумение – в чем протест? Просто-напросто возникла идея – сделать памятник, который примирил бы две стороны как раз к юбилею. Может быть, на общественные слушания будет вынесено несколько проектов этого памятника, которые действительно смогут не оскорбить чьи-либо чувства. Мы должны представить тот памятник, который был бы общим для всех».
Митрополит Серафим повторил: пока нет утвержденного проекта памятника. Да, какой-то проект существует, но даже внутри церкви по нему еще не проводилось обсуждение, и общественность его тоже не обсуждала.
«Какой это будет памятник, мы еще не знаем. Не знаем, будет ли он. Есть такая задумка – вот и все», – резюмировал Серафим.
Заместитель директора музейно-выставочного центра г. Заречного Виктор Кладов высказал опасения, что монумент после установки может выпасть из общественного пространства. «Мало просто поставить памятник, надо, чтобы он работал», – отметил Кладов.
Журналист Павел Арзамасцев рассуждал о том, не будет ли правильнее сначала сделать памятник жертвам Первой Мировой войны, а потом уже жертвам Гражданской войны и политических репрессий. Что касается обсуждаемого проекта, то Арзамасцев не верит, что тот послужит примирению.
Краевед Игорь Шишкин заявил следующее: «За то, чтобы это был памятник всем погибшим после 1917 года, я, конечно, двумя руками голосую. Но мы, сами не замечая, продолжаем сталкивать, продолжаем гражданскую войну».
Действительно, в существующем проекте это прослеживается достаточно четко, особенно в связи с местом предполагаемой установки монумента – напротив памятника Борцам революции. Монументом хотят как бы уравновесить мемориал большевиков, как бы противопоставить эти два мемориальных комплекса. И хотя на круглом столе раздавались голоса о том, что «нет, никакого противопоставления не будет», в существующей концепции этот момент хорошо чувствовался.
«Это опять какой-то раскол в головах. Хватит воевать, это же наши люди!», – призвал Игорь Шишкин.


Услышать друг друга
Из выступления Инюшева Антона, журналиста «Улицы Московской»: «Мне очень странно было слышать на этом круглом столе, что у памятника нет еще концепции. Тем более, что я читал документ о проекте этого памятника, с названием этого памятника. Мне казалось, что концепция заключена именно там.
По этому документу у меня появился ряд сомнений и вопросов. Прежде всего, у меня возникло ощущение, что мы пытаемся поставить памятник сразу всему на свете. Все смешали в одну кучу, даже если судить по названию. Если пройтись по пунктам этого названия, то первый пункт будет «новомученики». Какие новомученики? Пензенские? Или вообще все? Не знаю, правильно ли я сегодня услышал, но всего их более 1700 человек.
Так всем им или только пензенским? Если пензенским, то у меня вопросов нет. Если не только им, то у меня возникают вопросы по двум новомученикам, которых я не хотел бы увидеть увековеченными в Пензе. Я имею ввиду Николая II и его жену. Николая, которого народ прозвал Кровавым, и его жену, о которой народ сочинял скабрезные анекдоты (о ее связях с Распутиным).
Я не понимаю и не принимаю решение Православной Церкви, которая их сделала святыми. Не считаю, что их увековечение будет способствовать примирению.
В связи с этим предложение: сделать памятник все-таки пензенским новомученикам. К ним у меня нет вопросов.
Второй пункт – это «памятник жертвам Гражданской войны». В таком изложении у меня совершенно никаких вопросов не возникает. Но, к сожалению, в документе есть то самое противопоставление, о котором сегодня несколько раз говорилось. Вот Игорь Шишкин, например, хорошо сказал.
Чувствуется противопоставление: вот коммунисты-революционеры и их памятник, а вот это – не им, это наш памятник. Зачем такое делать? К чему эти слова про «равновесие», упоминания, что тот памятник будет напротив этого стоять?
Правильно же сегодня говорилось, что Гражданская война – это зло, и все ее жертвы достойны почитания. Ну так и сделайте памятник всем жертвам Гражданской войны: белым, красным, зеленым, голубым – кем бы кто ни был.
Я предлагаю убрать из концепции памятника любые упоминания о противопоставлениях.
И третий пункт у нас – это «жертвы политических репрессий». Это самый сложный, наверное, пункт. Кто у нас жертвы политических репрессий? Это, естественно, те люди, о которых сегодня много говорили – невинно осужденные.
Но были и другие «жертвы политических репрессий». Были, например, полицаи, которые служили фашистам. Были коллаборационисты. Были убийцы, которые убивали, скажем, политических деятелей, а их проводили по политической статье. Мы их тоже будем увековечивать? Это им памятник? Я не хочу, чтобы в Пензе был памятник убийцам, коллаборационистам, фашистам. Мне это не нравится.
Поэтому я предлагаю к памятнику сделать уточняющую формулировку: не «жертвам политических репрессий», а «людям, подвергшимся необоснованным и несправедливым репрессиям».
Вот, пожалуй, и все по этим трем пунктам».
Круглый стол продлился больше, чем запланированные 2 часа. В «дополнительное время» прозвучало еще несколько интересных выступлений. Александр Еремкин, например, высказал мнение, что будущий памятник (если он состоится) должен иметь несколько смысловых нагрузок. Это будет и место, куда можно принести цветы, и одновременно напоминание о прошлом, чтобы подобное больше не повторялось.
Еще была высказана мысль, что на маргинальном уровне «гражданская война» в любом случае будет продолжаться, но мы, большинство, должны быть в этой ситуации государственниками – стоять за свой народ, не деля его на белых и красных.
Митрополит Серафим, подводя итог обсуждения, сказал: «Ваши мнения важны прежде всего для меня. Я всех вас услышал, понял позицию каждой стороны. Я согласен с предыдущими ораторами: слава Богу, что мы нашли в себе силы встретиться, услышать друг друга.
Я думаю, об этом будет еще не одна наша с вами дискуссия. Мы должны, невзирая на все пессимистические настроения, прийти к общему знаменателю – к тому, что в основном общество желало бы видеть. Или не желало бы видеть.
Надеюсь, что из этого зала мы все-таки выйдем более примиренными».
Примирить все стороны в таких вопросах, как революция, Гражданская война и политические репрессии, задача крайне сложная.
Но в данном случае приятно слышать, что Митрополит настроен на диалог и что никто не станет навязывать другим своего мнения.
Пензенцам стоит постараться и придумать-таки себе такой памятник, который станет точкой единения, а не раздора.

Прочитано 1421 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту