Власть расценила диалог как попытку сопротивления

A A A

Органы правопорядка не стали разгонять шествие против повышения пенсионного возраста, которое состоялось 9 сентября на ул. Московской и в котором приняли участие больше 200 человек. Однако 12 сентября его организатор Антон Струнин получил 10 суток ареста за то, что не вышел из автомобиля по первому требованию сотрудника полиции и тем самым якобы оказал сопротивление.

meeting1

По следам Антона Струнина

По подсчётам «Улицы Московской», в протестном шествии 9 сентября приняли участие от 200 до 400 человек. Многие были уверены, что полиция начнёт задержания немедленно, как это было на антипутинском шествии 5 мая.

Однако сотрудники полиции вели себя очень сдержанно и корректно. Они не стали разгонять демонстрантов даже в тот момент, когда колонна поравнялась с площадью Ленина и стала скандировать нелицеприятные лозунги в адрес власти.
«Путина – на пенсию! – кричали люди в сторону Правительства Пензенской области. – Жулики и воры, 5 минут на сборы! Раз, два, три! Путин уходи!»
Вопреки прогнозам, которые незадолго до этого высказывал Олег Викулов, начальник отдела по работе с общественными объединениями Администрации г. Пензы, толпа не стала прессовать мирных граждан, громить драмтеатр и переворачивать аттракцион «Весёлый паровозик», курсирующий по ул. Московской.
«Привет тебе, весёлый паровозик! – стебались граждане, когда проходили мимо этого аттракциона, из-за которого городская власть запрещает протестные шествия и митинги в центре города. – Паровозик – молодец!»
Участники шествия не стали мешать и тем детям, которых местная власть согнала к Фонтанной площади.
Приличный кусок ул. Московской был огорожен оранжевой сеткой, за которой мальчишки играли в футбол. По бокам жались танцевальные коллективы, прилавки с поделками, презентации творческих кружков и спортивных секций.
Родителей как бы призывали: приводите своих детей к нам на занятия, и мы будем использовать их в качестве заложников в борьбе с оппозиционерами!
«Спасибо вам всем большое, что вы сегодня пришли! – обратился Антон Струнин к участникам шествия со ступеней драмтеатра. – Многие считают, что просто выйти на улицу – значит уже попасть под репрессии. Но на самом деле это не так.
Я очень рад, что сегодня и администрация проявила, так сказать, разум, и полиция проявила сдержанность. Мы все увидели, что наше мероприятие – это не погром драмтеатра и переворачивание паровозика.
Это просто донесение нашего политического мнения до жителей нашего города, на что мы имеем полное право. Мы люди мирные, и мы хотим только высказаться. Нельзя затыкать рот тем, кто хочет изменить мир к лучшему».
Шествие завершилось митингом в сквере Дзержинского, который длился чуть больше часа. Выступая на нём, Антон Струнин ещё раз поблагодарил местную власть за адекватность и выразил надежду, что «прессовать после мирной акции никого не будут».
Вместе с тем, он признался: «Я не ожидал, что нам дадут дойти до сквера».
Антон Струнин несколько раз акцентировал внимание на том, что надо продолжать подобные акции и показывать своё несогласие с инициативами действующей власти.
«Путин уйдёт, на его место придёт такой же хрен, пусть даже Навальный, и испортится через 5 лет, – предположил Антон Струнин. – Мы должны создать в обществе такие предпосылки, чтобы ограничивать этих людей, которые вдруг стали плохими и портят нам жизнь.
Но, к сожалению, у нас все сидят по кухням, бухтят, никому ничего не нравится, но никто не выходит. Поэтому наша задача – показать, что можно пройтись, покричать, и никто вам ничего не сделает! Не бойтесь! Разговаривать никто не запрещал!»
После окончания митинга гражданам дали спокойно разойтись, и даже на следующий день никто никого не трогал.
Новость о задержании Антона Струнина распространилась по соцсетям вечером 11 сентября. Как следовало из видеозаписи, сделанной на телефон, сотрудники полиции грубо вытащили Струнина из-за руля его автомобиля и сразу же надели наручники, заломив руки за спину.
Одновременно с этим появилось видео, как сотрудники полиции пытаются найти Антона Струнина в офисе регионального отделения «Открытой России», с удивлением разглядывая плакаты о защите конституционных прав.

meeting
По следам сотрудников полиции
Исчерпывающие подробности задержания были озвучены самим Антоном Струниным на заседании в Железнодорожном районном суде г. Пензы вечером 12 сентября.
Поддержать Антона Струнина пришли больше 20 человек. Для того чтобы все уместились, судья Елена Горелова, которую недавно перевели из рабочего посёлка Пачелма, распорядилась открыть двери самого большого зала заседаний. Но при этом строжайшим образом запретила вести фото- и видеосъёмку. Объяснять причины она не стала.
«А почему нельзя?!» – возмущались журналисты.
«Вопросов суду не задаём!» – отвечала судья Горелова тоном, не терпящим возражений.
Судебные приставы тут же рассредоточились по периметру зала и на протяжении всего процесса следили за тем, чтобы никто не фиксировал происходящее на фото- и видеокамеры.
Им помогали сотрудники полиции, которые присутствовали в зале в количестве 10 человек.
Как потом пояснила судья Горелова, ей «немножечко некомфортно» из-за того, что кадры могут попасть в Интернет.
По словам Антона Струнина, 11 сентября, в районе 16 часов, ему позвонил капитан полиции Роман Никитенко: он сказал, что необходимо составить протокол об административном правонарушении.
В этот момент Струнин находился на почтамте и был занят. Он попросил прислать повестку по почте, как этого требует закон. И выразил готовность явиться по первому требованию сотрудника полиции.
После почтамта Антон Струнин повёз приятеля на Шуист. И там, на ул. Чаадаева, к его автомобилю подъехал микроавтобус белого цвета, из которого вышли 5 сотрудников полиции во главе с капитаном Никитенко. Они потребовали выйти из машины и проследовать в отдел для составления протокола.
«Я попытался узнать, на каком вообще основании, – пояснил суду Антон Струнин. – Ведь для того, чтобы ограничить мою свободу, нужны хоть какие-то причины. Однако тут за капитана Никитенко вступился младший лейтенант Мукаев, который не слушал меня и всё время повторял: «Выйдите из машины!»
Диалог между Струниным и полицейскими длился примерно 3 минуты. Как следует из материалов дела, полиция расценила вопросы Антона Струнина как попытку сопротивления. В результате его грубо вытащили из-за руля и заковали в наручники, оставив синяк на левом предплечье.
«Я считаю требования полицейских незаконными и чрезмерными, – сказал Антон Струнин. – Я всего лишь пытался объяснить им, что мне сейчас некогда ехать в отдел, и просил прислать повестку. Как можно этот диалог называть сопротивлением?»
По его мнению, грубые действия полицейских свидетельствуют о чьей-то «личной обиде из чувства ущемлённого самолюбия».
«Эти люди считают, что если форма надета на них, то мы обязаны выполнять всё, что они хотят», – предположил Струнин.
После задержания он был доставлен в городское Управление МВД России на ул. Долгова. Ещё в микроавтобусе ему запретили пользоваться телефоном, не предоставив возможности связаться даже с защитником.
По словам Антона Струнина, в отделе его ждал заместитель начальника УМВД России по г. Пензе Андрей Гаврюшин.
«С красным каким-то лицом, в свирепом обличии, – обрисовал Антон Струнин портрет полковника полиции. – Не знаю, кого он из себя пытался изображать, но он подлетел и глаза в глаза что-то говорил свирепо.
Угрожал, что «ты на своих шествиях с «петухами» ходишь, тебе за «петухов» в камере объяснят». Примерно вот так говорил офицер полиции, или кто он там?»
Когда Антон Струнин отказался отдать телефон, сотрудники полиции подняли его со стула за руки и вытащили всё из карманов.
Струнин отметил, что собственноручно внёс замечания в протокол.
«Увидев это, сотрудник полиции по фамилии Ларин разозлился, скомкал бумагу, оттянул майку и пытался за шиворот мне засунуть эту бумагу, – рассказал суду Антон Струнин. – Но в последний момент одумался и не стал это реализовывать. Видимо, что-то человеческое в нём проснулось».
Защитника Дениса Молякова допустили только после того, как протокол был составлен. Всю ночь и почти весь следующий день Антон Струнин провёл в камере.
Находясь в зале судебного заседания, он подчеркнул, что его телефон и другие личные вещи до сих пор остаются в полиции.
«Они сказали, что мне всё равно сидеть», – резюмировал свой рассказ Антон Струнин.
«То есть полиция у нас заранее решает, какое решение примет суд», – подытожил адвокат Игорь Жулимов.

meeting3

Фото со страницы Игоря Жулимова в Facebook


 По следам закона

Позиция Игоря Жулимова строилась на том, что Антона Струнина доставили в отдел полиции незаконно, поскольку от него требовали подписать протокол, который составлен с нарушением элементарных положений Кодекса административных правонарушений (КоАП).
«В соответствии с общими требованиями КоАП, протокол за нарушение организации порядка шествия составляется немедленно при выявлении административного правонарушения, – подчеркнул защитник Жулимов. – Причём составляется в том месте, где оно совершено».
Затем он приобщил к материалам дела 5 фотографий, сделанных с разных точек маршрута шествия 9 сентября. На каждой из фотографий был запечатлён капитан полиции Никитенко, который составил протокол в отношении Антона Струнина только через 2 дня.
«Должностное лицо, которое через 2 дня составило протокол за нарушение организации порядка шествия, являлось непосредственным участником этой акции, – заявил Игорь Жулимов. – Капитан полиции проследовал с нами весь этот маршрут, от начала до конца.
Я к нему ещё подходил и спрашивал, когда задерживать-то начнут. Но он отмалчивался. Хотя по закону мог немедленно составить протокол и пресечь правонарушение. Если это, конечно, является правонарушением.
А коль скоро этого сделано не было, то не было никакой необходимости доставлять Струнина в отдел полиции через 2 дня и предъявлять это требование, поскольку оно является незаконным».
Игорь Жулимов обратил внимание, что у полиции не было оснований для столь жёсткого задержания Антона Струнина и доставки его в отдел.
Он напомнил, что вообще-то полиция имеет право применять к гражданам и физическую силу, и даже огнестрельное оружие. Но для этого всё-таки нужны основания, ибо людей нельзя просто так бить, стрелять по ним или доставлять их в отдел.
Игорь Жулимов считает произошедшее «обыкновенной полицейской провокацией». В том числе называет провокацией проникновение сотрудников полиции в офис «Открытой России» и квартиру Антона Струнина, где они напугали его беременную жену и малолетнего ребёнка.
«Они там тоже себя по беспределу вели, – заявил Игорь Жулимов. – Всё это было сделано с целью обыкновенной полицейской провокации.
Но у них же как принято думать? Я же полицейский, следовательно, я могу делать всё, что угодно. Я не должен представляться, разъяснять права.
А вы быдло, тягловое население. Вы должны молчать и исполнять любые наши распоряжения, которые у нас, в России, априори являются законными».
«По существу, пожалуйста», – перебила его судья Елена Горелова.
«Разве это не по существу?! – удивился Игорь Жулимов. – Но как быть гражданину, если требования полицейского к нему незаконные?!»
Свои доводы Игорь Жулимов повторил несколько раз, периодически обращаясь к судье: «Вы меня слышите?», «Вам не интересно?»
Елена Горелова периодически вспыхивала, но относилась к этому сдержанно и слушала терпеливо.
«Лучше быть понятым, чем быть непонятным», – на всякий случай уточнил Игорь Жулимов.
В финале своей речи защитник Жулимов обратился непосредственно к судье Елене Гореловой, глядя ей в глаза.
«Вся эта история не более чем полицейская провокация в рамках развязывания в нашей стране политических репрессий, – сказал он. – Ваша честь, я уже пожил, я человек седой, и могу Вам дать совет: не участвуйте в политических репрессиях, Вам ещё долго жить.
Каким судом Вы сейчас будете судить, вот этим судом Вы и будете судимы. Я прошу Вас соблюдать закон и конституционные права граждан. И прекратить это постыдное дело».
Судья Елена Горелова выносила решение больше часа, находясь в совещательной комнате. Вернувшись в зал, она заявила, что «собранные по делу доказательства являются достаточными для установления вины Антона Струнина», законность требований сотрудников полиции Никитенко и Мукаева в судебном порядке проверена, сомнений не вызывает.
«Сотрудники полиции действовали в рамках предоставленных законом полномочий с целью выполнения возложенных на них обязанностей», – зачитывала Елена Горелова под нарастающий ропот зала. – Оснований для прекращения производства по делу не установлено».
После того как она сообщила про 10 суток ареста, её дальнейшие слова потонули в выкриках из зала.
«Вы бессовестный человек, дамочка! – кричали люди. – Не стыдно?»
«Тишина в зале!» – кричала в ответ судья Горелова.
«Нельзя такие решения, незаконные, выносить! – гудел зал. – Позор! Проститутки!»

По следам народного шествия
Ещё через несколько часов после этих событий стало известно, что приключения Антона Струнина не закончились.
Сразу после заседания в Железнодорожном районном суде г. Пензы его повезли в Ленинский районный суд, где судья Наталья Марчук назначила ему штраф в размере 18 тыс. руб. за нарушение, предусмотренное статьёй 20.2 КоАП (нарушение организации порядка шествия).
Примечательно, что заседание состоялось в 21 час, то есть через 3 часа после закрытия судебного учреждения. Защитников Антона Струнина в известность не поставили, а вызвать он их не смог.
При этом в качестве свидетеля на ночном суде присутствовал сотрудник Администрации г. Пензы Олег Викулов.
«Как профессиональный юрист, я до сих пор в шоке от того, что мы докатились до ночных судов без защитников, – отметил на следующий день Игорь Жулимов на своей странице в Facebook. – Следующая остановка – пресловутая «тройка» и расстрельные списки».
В тот же день, 13 сентября, напротив здания Управления МВД России по г. Пензе встал пикет. На его плакате был только один вопрос: «Вам не стыдно?»
Наконец, 13 сентября, в 19 часов, стало известно о задержании Ивана Финогеева, руководителя общественной организации «Поколение нового времени», который также принимал участие в шествии 9 сентября.
На момент сдачи этого выпуска в печать его везли в отдел полиции № 3 по г. Пензе.

Постскриптум
По конфиденциальной информации «Улицы Московской», при назначении полковника полиции Сергея Щёткина начальником УМВД по Пензенской области его кураторы в Москве рекомендовали поработать два года без приключений, и тогда его переведут начальником управления в Новосибирскую или Иркутскую область.
Вопрос, как говорит наша российская история, в том, что считать приключением.
Сегодня наши верхи, очевидно, видят приключение начальника УМВД в том, что он позволяет гражданам вверенной ему территории свободно выражать свой протест против режима.
Но пройдут два года, или пусть 10 лет, и приключением будут считать задержание и аресты людей, которые выражали публично протест против режима.
Ну, собственно, при Сталине репрессии, включая лагеря и расстрелы, за инакомыслие считались хорошим и правильным делом, а уже при Хрущеве, три года прошло после смерти Сталина, были названы плохим делом.
Как бы не случилось так, что при наступлении нового времени, когда к власти придет новое поколение, то, к которому относятся Антон Струнин и Иван Финогеев, будет введен в действие закон о люстрации.
Если кто не знает этого слова, «УМ» поясняет: люстрация – это когда всех лиц, которые при нынешнем режиме нарушали конституционные права граждан, призовут к ответу и внесут в списки на запрет профессии.

Прочитано 1296 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту