Неуязвимые бенефициары нашего государства

A A A

«Улица Московская» предлагает вниманию читателей фрагменты доклада журналиста  Романа Шлейнова,
с которым он выступил 15 октября 2014 г. перед участниками международного форума по ресурсной экономике в Осло. Роман Шлейнов работает в газете «Ведомости», которую можно считать относительно независимой: все её владельцы находятся за рубежом. Это позволяет изданию исследовать ситуацию, которая складывается в подконтрольных государству компаниях, сделана масса публикаций про их высшее звено.

Роман Шлейнов: «Почему мы ими интересуемся – я думаю, что понятно. Потому что государственные компании и корпорации обладают колоссальными средствами. Это источники колоссальных денег.
Вместе с тем, эти средства находятся в не самой прозрачной ситуации. Зачастую общество не видит, что там происходит, кто эти решения принимает, чем это обусловлено и как там ходят деньги.
Если предыдущие эксперты, которые здесь выступали, анализируют работу механизма в целом, то моя задача журналиста-расследователя – рассказывать, как работают конкретные шестерёнки.
benifЯ остановлюсь на двух конкретных энергетических компаниях – Газпроме и Роснефти. Здесь будут приводиться конкретные примеры. На некоторых людях я постараюсь остановиться подробно и обстоятельно».
Они стараются
В прекрасном фильме «Обыкновенное чудо» король говорил: если хочешь покритиковать, так сначала похвали.
Должен отметить, что в последние годы всё-таки есть позитивные изменения в том, что касается открытости государственных компаний и корпораций.
Они, наконец-то, стали отчитываться о закупках, теперь это правило. И теперь информацию об этих закупках мы можем найти на сайтах госкомпаний. Например, на сайте Газпрома, который публикует эти данные очень обстоятельно и с ценовыми результатами.
При желании вы можете составить себе полную картину о подрядчиках этой подконтрольной государству компании, понять, что это за люди, что закупается и в каких объёмах.
Ещё один позитивный момент: в подконтрольных государству компаниях началась борьба с конфликтом интересов.
По крайней мере, это озвучили публично на высшем уровне. Президент сказал, что «это недопустимо», «оборзели уже», «хватит предоставлять прекрасные возможности своим родственникам, которые занимаются бизнесом в той же сфере, которой вы руководите».
Топ-менеджмент государственных компаний стал декларировать свои доходы. К сожалению, это делают пока что не все, и здесь существуют пробелы. Но это не суть важно.
Главное – эти требования есть. И государство их хотя бы выставляет.
Это означает, что пройдёт время, может быть, десятилетия, но мы эти данные рано или поздно увидим.
Ещё один плюс: госкомпании стали отчитываться о своих подрядчиках, их владельцах и бенефициарах.
Пока это происходит в исключительно закрытом режиме, данная информация предоставляется компетентным органам, которые, конечно же, её не разглашают.
Тем не менее, государством сделан такой запрос. И теперь хотя бы государство имеет представление о тех, кто выигрывает госконтракты и при этом скрывается за оффшорными компаниями. И это тоже плюс.
На этом о хорошем всё.
Переходим к основной части.
Как подъехать к миллиарду
Подконтрольные государству компании являются одним из крупнейших источников денег. И ресурсы, которые они вкладывают в инвестиции, колоссальны. Это миллиарды долларов.
В одном только 2013 г. Газпром вложил в инвестиции примерно 25,5 млрд. дол., а Роснефть – 20 млрд. дол.
Ряд опрошенных нами бизнесменов признаёт, что для развития бизнеса в России очень важно найти подход к госкомпании, поскольку это и будет источником роста. После этого вас уже не будут смущать какие-то экономические спады. В этом плане вы будете абсолютно защищены.
При этом опрошенные бизнесмены признают: для того, чтобы получить этот подход, нужно договариваться с топ-менеджерами и идти на определенные условия, не всегда официальные.
По большому счёту, это условия неофициальные, теневые. Но вы должны будете им следовать.
Конечно, тут нет никакого диктата, никто вас за руку туда не приводит и не заставляет в этом участвовать. Просто каждый конкретный бизнесмен выбирает, будет он в эти игры играть или нет.
benif2Я знаю случай, когда основатель крупной инвестиционной компании решил не играть в такую игру. Однако своим партнёрам он не смог навязать эту позицию. После чего продал акции, и его компанией стали заниматься другие люди, которые согласились в это играть.
Друзья Владимира Путина, или посторонним вход воспрещён
В 2009 г. мы совместно с Датской ассоциацией журналистов-расследователей анализировали родственников и друзей Владимира Путина, которые так или иначе связаны с газпромовским бизнесом.
Мы обнаружили порядка 12 друзей, знакомых и родственников, хотя на самом деле их больше. И это говорит о том, что госкомпании являются частью системы, в которой действуют доверенные либо очень приближённые люди.
Посторонним вход в эту систему ограничен или плохо доступен, потому что Газпром имеет стратегическое значение для России. И ты не можешь в эту важную область допустить человека, который тебе не знаком и от которого не знаешь, что ожидать.
Именно поэтому в большинстве случаев мы видим людей, которые давно Его знают, которые  пересекались с Ним в прошлом, работали долгое время и которые могут придти на приём в любой момент.
В результате, возникла слаженная система, которая с тех пор ничуть не изменилась. Разве что санкции вносят определенные коррективы, но по большому счёту круг тех лиц, которые участвуют около государственного бизнеса, он не меняется.
Нынешний руководитель Газпрома Алексей Миллер достаточно хорошо знаком с Владимиром Путиным, поскольку работал в Правительстве Санкт-Петербурга, а затем – в морском порту.
Изучая период с 2006 г. по 2011 г., мы видим 3 компании, которые связаны с детьми или жёнами руководства Газпрома. И видим, что выручки этих компаний за тот период составляют 120 млрд. руб.
Выручка группы компаний, связанных с ещё одним газпромовским руководителем, составляет 129 млрд. руб. за 3 года.
К слову сказать, объём бизнеса родственников газпромовского руководства времён Рэма Ивановича Вяхирева и Виктора Степановича Черномырдина составлял 69 млрд. руб. за 4 года.
То есть мы видим тенденцию: несмотря на постоянные разговоры новой команды, что надо бороться с семейственностью и отстранять от этих контрактов детей бывших руководителей, в общем ситуация не изменилась. Она осталась примерно той же.
Если брать самых крупных подрядчиков Газпрома, то это, безусловно, братья Аркадий и Борис Ротенберги – давние друзья Владимира Путина.
Аркадий Ротенберг вместе с Путиным в молодости занимался дзюдо. И после того, как Владимир Путин стал президентом, у Ротенбергов сложились очень удачные отношения с Газпромом. Их компании, разумеется, по совпадению, стали одними из самых крупных газпромовских строительных подрядчиков. Выручка одной только компании «Стройгазмонтаж» в 2013 г. составила 6,9 млрд. дол. А чистая прибыль за 2011-2013 гг. – примерно 2 млрд. дол.
Ещё один крупный подрядчик принадлежит другому товарищу Владимира Путина – Геннадию Николаевичу Тимченко.
А вот такой крупный подрядчик, как «Стройгазконсалтинг», сейчас некоторым образом вытеснен из проектов, поскольку у его основного владельца Зияда Монасира не было таких тесных связей с первыми лицами и  он не имел доступа в эти высокие кабинеты.

Женская доля
Предлагаю остановиться на принципиальной схеме семейных бизнесов в рамках Газпрома. И начну с Валерия Голубева.
Валерий Голубев – это давний знакомый Владимира Владимировича Путина. Он бывший офицер КГБ, некоторое время работал в Правительстве Санкт-Петербурга, был членом Совета Федерации, а затем его пригласили в Газпром на должность заместителя председателя Правления. Он является одним из тех людей, которые имеют прямой доступ к президенту. Он может к нему обращаться и, как рассказывают, принимать ряд кадровых решений в Газпроме.
benif3Его супруга Татьяна Голубева была учителем физики и французского языка в Санкт-Петербурге.
Кстати, супруга другого члена Правления, её зовут Светлана Голко, позиционировала себя как певица и поэт.
Конечно же, для нас стало неожиданным, когда мы обнаружили, что Татьяна Голубева и Светлана Голко являются владельцами компании «Интерстильтех», которая в 2007-
2009 гг. поставляла для Газпрома трубы.
Так получилась, что за 2 года чистая прибыль этой компании превысила годовой бюджет некоторых регионов РФ. Например, бюджет Костромской области.
Компания «Интерстильтех» перестала действовать после того, как у налоговиков возникли к ней вопросы. Разумеется, налоговая проверка ничем не закончилась, и в суде признали правоту компании.
Тем не менее, мы отметили такой интересный момент.
С этими же родственниками связана другая группа компаний – Трансгазинвест.
benif4В 2009-2010 гг. одна из этих компаний (ТГИ-транс) была едва ли не единственным транспортировщиком Газпрома, а объём её выручки составлял от 5 до 10 млрд. руб. в год.
 Эта группа компаний имела отношение к строительству железной дороги на Ямале. Она строилась для Газпрома в 2006-2010 гг., и объём строительства составил порядка 130 млрд. руб.
Мы стали конкретно изучать это строительство и выяснили, что разница между изначальными проектами и тем, что было на самом деле построено, составляет 19 млрд. руб.
Ни Газпром, ни эти люди так и не ответили нам на вопрос, как такое могло случиться.
По этому поводу в Следственном Комитете возбуждалось несколько уголовных дел, порядка пяти.  Но ни одно из них… К сожалению.
Братья и сёстры
Более современная ситуация связана с нынешним членом правления Газпрома Кириллом Селезнёвым.
Кирилл Селезнёв давно знаком с Алексеем Миллером. Как он сам признался, больше 13 лет.
И мы обратили внимание, что его сводный брат Иван Миронов имеет отношение к бизнесам, которые связаны с Газпромом. Там порядка десяти компаний, общий объём которых превышает 100 млрд. руб. в год.
Сюда входит компания «Спецэнерготранс». Она имеет эксклюзивные прямые контракты с «Газпромтрансом», который отвечает за все перевозки. До 2011 г. совладельцами компании «Спецэнерготранс» являлись структуры Ивана Миронова.
Ещё одна принадлежащая ему компания, «Альфа трейд», управляет сетью автозаправочных станций под брэндом Газпрома.
Кроме того, в группу его компаний входит «Газэнергосервис», который осуществляет техническое перевооружение и капитальный ремонт газпромовских объектов.
Другой пример связан с топ-менеджером Роснефти Андреем Вотиновым.
Господин Вотинов стал вице-президентом Роснефти относительно недавно – в 2013 г. До этого он жил в Туапсе и руководил структурой с очень  интересным названием – Группа компаний «Все люди равны».
После того, как господин Вотинов вошёл в руководство региональных «дочек» Роснефти, компанией стала полностью владеть его сестра Ирина Палей.
А после того, как в 2011 г. началась кампания по борьбе с конфликтом интересов и топ-менеджеров стали проверять на предмет того, чем владеют их родственники, 100% этой компании полностью перешли к генеральному директору. Что для нас также было очень странным, поскольку этот директор никогда не был в самостоятельных бизнесах и мы его раньше как бизнесмена нигде не видели.
Безусловно, в Роснефти нам говорят, что ситуация вполне нормальная и что сегодня ни господин Вотинов, ни его родственники не имеют к этой компании никакого отношения.
Формально это так.
При этом компания возводит в Туапсе офисные здания. А в них, опять же по совпадению, арендуют помещения дочерние компании Роснефти.
Собственно, в этом и сила наших российских топ-менеджеров. В том, что они всегда находят путь, как вполне легально всё выстроить.
Как поссорились Игорь Иванович с Геннадием Николаевичем
Итак, мы подобрались к Роснефти.
Так сложилось, что несколько лет назад в Роснефти было два ключевых игрока.
Прежде всего, это Игорь Иванович Сечин.
benif5В 90-х годах господин Сечин являлся помощником Владимира Владимировича в Санкт-Петербурге. Как говорил о нём Путин в своей книге «От первого лица»: «Когда я поехал работать в Москву, он попросился со мной, и я его взял».
Второй серьёзный игрок – Геннадий Николаевич Тимченко. Он тоже старый знакомый Владимира Владимировича.
Господин Тимченко является совладельцем известной нефтеторговой группы «Gunvor», которая в своё время экспортировала примерно 1/3 российской нефти.
Наши наблюдения показывают, что между Сечиным и Тимченко была конкурентная ситуация.
Это я говорю к тому, что даже руководство государственных компаний неоднородно.
Ну, не всегда получается так, что одни знакомые дружат с другими. Иногда между ними возникают конфликты. И зачастую эти конфликты приводят к вытеснению одних знакомых из этого бизнеса и приходу совершенно других.
Так получилось, что Геннадий Николаевич Тимченко внедрил в руководство Роснефти нескольких людей, которые в прошлом работали в его компаниях. Там было три фамилии. И вот совпадение какое: эти люди заняли позиции как раз по контролю нефтяного экспорта.
benif6Как нам рассказывают, эта ситуация не понравилась Игорю Ивановичу Сечину, который возглавил Роснефть относительно недавно. В результате, через короткий промежуток времени эти люди были уволены.
Конечно же, Тимченко и Сечин не признались, что был какой-то конфликт. Они говорили, что это всё инсинуации журналистов. Что это слухи, которые специально  распространяются.
Они даже фотографировались вместе. И улыбались на фотографии.
Но даже то, как увольняли вот этих людей, сама процедура показывала, что всё-таки что-то происходит не так. Ибо человека увольняли приказом, потом восстанавливали на короткий промежуток времени, а затем увольняли снова.
То есть явно шла какая-то борьба. И в итоге Игорь Иванович победил Геннадия Николаевича. Более того, ему даже удалось дистанцировать «Gunvor» от Роснефти.
Позитивно ли это с позиций государственных?
Думаю, что да. Поскольку сейчас возникла некая конкуренция, на пустое место пришли известные международные компании, которые подают заявки, участвуют в конкурсах и даже побеждают.
Что нас ждёт к пенсии?
Вот ещё один пример умно построенной схемы. Она связана с пенсионным фондом Роснефти.
Надо сказать, что это достаточно большой фонд. И так уж получилось, что сейчас им управляет единственная группа компаний «Регион».
Мы проследили историю и увидели вот что.
Оказывается, в 2005 г. член правления Роснефти и её финансовый директор каким-то странным образом получил контроль над компанией «РН-Траст», которая на тот момент управляла средствами пенсионного фонда.
Затем в Москву приехал человек из региона, менеджер среднего звена, которому на тот момент было 28 лет. И этот менеджер среднего звена выкупил у члена правления Роснефти вот эту прекрасную компанию. После чего произошло объединение двух компаний: «РН-траста» и группы «Регион».
Есть ли в этой сделке уязвимое звено? Безусловно, есть. Если это расследовать с государственных позиций и задавать официальные вопросы.
Откуда у молодого человека, который не был предпринимателем, такие средства на покупку?
Почему компания совершенно постороннего человека, который меньше года был знаком с руководителем, вдруг стала таким крупным управленцем пенсионных средств?
Конечно же, тут есть повод проводить более основательное расследование.
Но понятное дело, что у нас в стране таких расследований не будет.
Все эти истории достаются пока только нам, журналистам. И мы всего лишь наблюдаем, как меняются их бизнесы, как они растут, исчезают или продаются.
Безусловно, позитивные изменения есть. Например, мы можем пользоваться этими новыми механизмами, проводить расследования и изучать конкретных топ-менеджеров.
Вместе с тем существует очень сильное давление, которое ставит под вопрос само существование такой журналистики и таких площадок, как наша.
К примеру, с 1 января 2016 г. вступит в силу закон, который будет касаться долей иностранного капитала в российских СМИ. А это прямой удар по двум нашим площадкам – газете «Ведомости» и журналу «Форбс».
Не думаю, что это будут ограничения тотального плана. Но просто сама тенденция и отношение к тем вопросам, которые мы задаём, наводят на определённые мысли.
С сожалением могу отметить, что руководители государственных компаний высказывают на этот счёт вполне определённые взгляды. В том числе руководители из ближайшего круга Владимира Владимировича.
Из чего можно делать вывод, как  примерно размышляют люди в этом окружении. Быть может, даже Он сам.
Владимир Иванович Якунин, сын и племянник которого участвуют в бизнесах, связанных с РЖД, считает такие вопросы дурным тоном.
Когда его в последний раз спрашивали по поводу племянника и говорили, что это недопустимо, он ответил: «А дышать можно?» И больше мы ничего не добились.
Это, в общем-то, показывает отношение. Это вполне ясный месседж, что они не чувствуют себя в уязвимой ситуации. Они не чувствуют себя в ситуации, когда необходимо отчитываться перед кем-то за то, что они делают.
Они воспринимают это как что-то собственное. Это государство, которое является их собственностью. И они действуют без каких-либо ограничений. В рамках понимания того, что хорошо для этого государства.

В следующем выпуске «Улицы Московской» читайте, как гражданское общество контролирует нефтяные доходы в Норвегии, а также  о том, чем Россия похожа на Нигерию, Мексику, Алжир и Казахстан.

Прочитано 2863 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту