Самое читаемое в номере

Памяти Б. И. Пойлина

A A A

Ко Дню защитника Отечества.

Имя Пойлина всплыло в моей памяти во время разговора с Владимиром Подобедом. Он сказал, что прочитал воспоминания нашей мамы об эвакуации из Крыма на Кавказ.
И что в этой связи он вспомнил, как она вместе со своими коллегами Крутовой и Никифоровой приезжали с лекциями в горком партии г. Пенза-19 (ныне Заречный), где Подобед работал во второй половине 80-х годов заведующим отделом. И вместе с ними приезжал Пойлин Борис Исаакович, читавший лекции о международном положении.
И у меня перед глазами возник образ рослого, статного мужчины, с хорошей, очевидно, военной выправкой. Мы с мамой идем по ул. Кирова, и возле дома № 69 к нам подходит мужчина, здоровается, и они с мамой, радостно улыбаясь, ведут разговор.
«Это Борис Исаакович Пойлин», – представляет его мне мама.
«Он жил в этом доме», – пояснил Подобед.
Подобед вспоминает, как они сидели в его кабинете, пили чай с печеньем и конфетами, и что Пойлин рассказывал о своем участии в параде Победы 24 июня 1945 г. и о том, что был участником учений с применением ядерного оружия в 1954 г.
«Достойный человек», – резюмировал Владимир Подобед.
Понимаю, что среди моих долгов в отношении родителей есть и тот, что велит мне воссоздать память о человеке, с которым моя мать если не дружила, учитывая разницу в возрасте, но находилась в добрых отношениях. Она с сожалением констатировала, что Пойлины уехали в Америку. Это было вскоре после нашей встречи возле его дома на ул. Кирова.
В первую очередь ищу его имя на портале «Подвиг народа». Ведь участник парада Победы должен был иметь боевые награды. И не нахожу Бориса Пойлина. Однако нахожу Бениамина Исааковича Пойлина. То есть по документам он Бениамин, а для русского человека в те годы было привычнее говорить и слышать «Борис».
Поэтому никто его в обычных разговорах не называл Бениамином.
Вот и запомнился он всем Борисом.

***
poilinВ моем распоряжении три источника биографии Б. И. Пойлина: документы личного дела, хранящегося в Пензенском областном военном комиссариате (послужной список, автобиография, аттестации офицера), наградные листы, скопированные с портала «Подвиг народа», главка о Пойлине из воспоминаний Марка Гинзбурга «Успеть отдать долги», опубликованных в альманахе «Еврейская старина» (портал «Заметки по еврейской истории»).
Бениамин Пойлин родился 12 сентября 1919 г. в с. Ивашковцы Шаргородского района Винницкой области. Отец его до революции работал у помещика семеноводом, после революции – в земельных органах советской власти, затем – в колхозе. Мать была домохозяйкой.
До 1934 г. Бениамин Пойлин жил в хозяйстве отца, учился в школе и работал в колхозе.
«В 1934 году уехал от родителей, – писал Пойлин в автобиографии, – недлительное время беспризорничал, а затем был взят на воспитание 461 средней школой г. Москвы при заводе Шарикоподшипник им. КАГАНОВИЧА.
До 1936 года числился воспитанником завода и учился в школе. С 1936 по 1938 год продолжал учиться в той же школе, самостоятельно зарабатывая себе средства на жизнь. Работал чернорабочим, репетитором и пионервожатым.
В 1938 году окончил среднюю школу и поступил учиться в Московский механико-машиностроительный институт имени БАУМАНА. Одновременно работал инструктором по пионерской работе Таганского РК ВЛКСМ г. Москвы. В институте проучился до сентября 1939 года».
В сентябре 1939 г. Краснопресненский РВК призвал Бениамина Пойлина на службу в ряды РККА. До января 1940 г. он служил в 202 Воздушно-десантной бригаде Дальневосточного фронта. Затем был переведен в 70 стрелковый полк 3 стрелковой дивизии.
Здесь ему было присвоено звание младшего политрука запаса, а по окончании краткосрочных курсов в сентябре 1941 г. – звание младшего лейтенанта.
В декабре 1941 г. сопровождал пополнение на фронт, и здесь был зачислен в 119 стрелковую бригаду командиром пулеметного взвода. Но затем был переведен на политработу, и всю войну прошел по этой части: секретарь политотдела бригады, инструктор по информации политотдела бригады и дивизии, военком отдельного батальона, помощник начальника политотдела дивизии по комсомолу, инструктор политотдела армии по комсомолу, заместитель командира отдельного истребительно-противотанкового дивизиона по политчасти, заместитель командира стрелкового полка по политчасти.
Однако, несмотря на то, что служил Бениамин Пойлин по политчасти, он, принимая со своими частями участие в боях на Брянском, Воронежском, Закавказском, Северо-Кавказском, Степном и 1 Украинском фронтах, был удостоен пяти боевых наград.
Приведу выдержки из наградных листов.
Из наградного листа на Пойлина Б. И., инструктора политотдела 119 отдельной стрелковой бригады, старшего лейтенанта, к медали «За боевые заслуги», 13 апреля 1943 г.
«За время пребывания на фронте т. Пойлин показал себя как исключительно добросовестный, инициативный и дисциплинированый работник. В любых условиях боевой обстановки образцово выполнял все порученные ему боевые задания, при этом вел себя смело, выдержанно и стойко. При выполнении боевого задания в ноябре м/це 1942 года был ранен.
В период боев на Брянском фронте, во время сложной боевой обстановки, сумел вывести из района боев все имущество политотдела, в том числе сейф с чистыми бланками партдокументов».
***
Из наградного листа на Пойлина Б. И., помощника начальника политотдела 30 стрелковой дивизии, капитана, к ордену «Красное Знамя», 6 октября 1943 г.
«Тов. Пойлин при организации и проведении переправ через реку Днепр показал себя как мужественный и стойкий воин.
29.09. с/г с группой бойцов передовых частей переправился на правый берег Днепра в районе севернее г. Канев, дача Тальберга, Киевской области и безпрерывно находился в боевых порядках до 4.10.1943.
Участвовал в отражении контратак пехоты и танков противника 28.09.
2.10 с/г находясь в боевых порядках 256 сп (2 сб) оказал большую помощь командованию батальона в поднятии боевого духа личного состава, в результате чего батальон отразил с успехом восемь контратак танков и пехоты противника, нанеся ему большой ущерб в живой силе и технике».
На основании этого представления, подписанного начальником политотдела 30 стрелковой дивизии майором Бурцевым, командир дивизии полковник Янковский ходатайствовал о награждении капитана Пойлина орденом Красного Знамени.
Командир 23 стрелкового корпуса, в который входила 30 сд, генерал-майор Чуваков также подписал представление к ордену Красного Знамени.
Но начальник политотдела 47 армии 24 октября 1943 г. вписал: «Достоин награждения Отечеств. войны 2 ст.»
Приказом войскам 47 армии от 27 октября 1943 г. капитан Бениамин Пойлин был награжден орденом Отечественной войны 2 степени.
По свидетельству людей, которым Пойлин в Пензе рассказывал о своем участии в форсировании Днепра, он рассчитывал на звание Героя Советского Союза. Был расстроен, когда не получил его. И спустя десятилетия все еще переживал по этому поводу.
***
Из наградного листа на Пойлина Б. И., помощника начальника политотдела 30 стрелковой дивизии, капитана, к ордену Красной Звезды, 10 ноября 1943 г.
«12 октября в период наступления на дер. Студенец тов. Пойлин находился в боевых порядках 2-го батальона 35 сп и личным примером отваги и смелости увлекал бойцов и офицеров на подвиги.
После занятия деревни лично участвовал в организации укрепления обороны и в сложной обстановке розыскал наступавшие слева и справа части и установил с ними связь».
***
Из наградного листа на Пойлина Б. И., заместителя командира 378 отдельного истребительного противотанкового батальона по политчасти, капитана, к ордену Отечественной войны 1 степени, 21 августа 1944 г.
«15.7.1944 г. при достижении г. Микста дивизион был 4 раза контратакован пехотой и танками противника, т. Пойлин, находясь в боевых порядках 1 батареи, несмотря на артиллерийский, минометный огонь противника, по собственной инициативе развернул батарею и организовал круговую оборону, огнем орудий, автоматов и гранат, подпуская противника на 150-200 метров, отразил 4 контратаки противника, удержал занимаемый рубеж.
Уничтожил при этом 2 пулемета противника, 15 гитлеровцев, подбили самоходное орудие п-ка, не имея потерь со своей стороны».
На обороте наградного листа – шесть подписей вышестоящих командиров, согласовавших награждение. Последняя, командующего артиллерией 38 армии генерал-майора Лихачева, – от 27 октября 1944 г.
***
Из наградного листа на Пойлина Б. И., заместителя командира 496 стрелкового полка по политчасти, майора, к ордену Красного Знамени, 13 мая 1945 г.
«Тов. П О Й Л И Н в боях против немецко-фашистских захватчиков с 3.05.1945 года и в предыдущих боях, находясь в боевых порядках батальонов, умелой организацией личного состава на выполнение боевых приказов командования способствовал боевым успехам полка.
Тов. Пойлин проявил особую храбрость, самоотверженность при непосредственной боевой деятельности в последних завершающих боях».
***
Надо сказать, что, начитавшись наградных листов на портале «Подвиг народа», я был несколько удивлен тому, что в случае с Пойлиным не был детально описан подвиг или подвиги, что он совершил в последних боях.
Но в интернете обнаружил воспоминания Марка Гинзбурга, которому довелось жить в Бостоне (США) в одном доме с Пойлиным и общаться с ним. В этих воспоминаниях есть и главка про Пойлина.
История с награждением Пойлина орденом Красного Знамени, записанная с его слов Марком Гинзбургом, выглядит следующим образом.
«А за месяц до окончания войны Пойлин, в ту пору майор, заместитель командира стрелкового полка, получил приказ поднять комсомольцев и коммунистов и преодолеть ДОТы на границе Чехословакии и Германии.
«Что делать, – обратился он к батальонному командиру, – не класть же батальоны под пулеметы!»
И Бениамин Исаакович в рупор прокричал по-немецки: «Я гарантирую вам жизнь, война идет к концу. Сдавайтесь в плен, иначе будете уничтожены».
Из ДОТа откликнулись: «Кто гарантирует нам жизнь?» – «Я – майор. А вы в каком звании?» – «Я – обер-лейтенант. Как я могу убедиться, что вы майор?»
Пойлин ответил: «Я бы вам показался, но ведь вы меня расстреляете». – «Даю вам слово офицера, – крикнул немец, – что в вас никто не выстрелит».
И Пойлин с безрассудством молодости поднялся из окопа и сел на бруствер лицом к ДОТу. Посидев немного, он сполз в окоп. И в это время из ДОТа донесся крик: «Мы сдаемся».
Видимо, немцев убедили не только слова, но и бесстрашие майора.
Вскоре командующий 60-й армией генерал-полковник Курочкин вызвал Пойлина.
«Майор, я могу представить Вас к ордену Ленина или к Звезде Героя, но что из этого получится, не знаю. В моей же власти самому наградить Вас орденом Красного Знамени, что я и делаю».

***
В Журнале боевых действий 496 стрелкового полка история со взятием немецких дотов описана иначе.
22 апреля 496 сп, выполняя приказ командира дивизии, начал наступление на обороняющиеся порядки немцев в районе г. Троппау, имея задачу освободить город от немецких войск.
В структуре немецкой обороны важную роль играли доты и дзоты, которые сильным огнем мешали продвижению 1 стрелкового батальона.
Наступление полка началось в 8 часов утра, но результата не дало.
В 10 часов в боевых порядках появился командир полка подполковник Евдокимов со своими заместителями майором Бизяевым и майором Пойлиным, также с начальником штаба, с начальником разведки, начальником связи, с полковым инженером.
В 11 часов командир полка с офицерами штаба подняли пехоту на штурм трех дотов и ряда дзотов.
«Сам командир полка совместно с офицерами штаба, воодушевляя своим личным примером, мужеством и отвагой пехоту, шли совместно в боевых порядках на штурм дотов».
И к 11 часам 30 минутам полк штурмом овладел дотами и рядом дзотов, «взяв в плен 74 немецких солдат во главе с командиром роты обер-лейтенантом».
«При этом уничтожено до 120 немецких солдат и офицеров, взято 4 м. г. (пулемет) и две пушки».
К 1 часу ночи 23 апреля 496 сп полностью очистил г. Троппау от противника.
В числе офицеров, отличившихся своим личным примером и умелым руководством при овладении г. Троппау, в ЖБД полка названы командир полка и его заместители, в том числе и майор Пойлин.
***
24 июня 1945 г. майор Пойлин в составе Сводного полка 1 Украинского фронта принял участие в параде Победы в Москве. Комиссаром полка был генерал-майор Леонид Брежнев.
За три дня до парада, 21 июня 1945 г., Краснопресненский РайЗАГС г. Москвы зарегистрировал брак майора Пойлина с врачом Зоей Гордышевской.
Как следует из воспоминаний Марка Гинзбурга, согласие на брак политработнику майору Пойлину дал лично генерал-майор Брежнев, потребовавший, чтобы Пойлин представил ему свою будущую жену.
***
После войны Бениамин Пойлин служил в Советской армии еще более 20 лет. Занимал должности заместителя командира по политчасти в отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе, в минометном полку, в артиллерийском полку, в отдельной стрелковой бригаде, в отдельном армейском инженерно-саперном батальоне. В 1950 г. он экстерном окончил Горьковское военно-политическое училище.
В служебных характеристиках и аттестациях послевоенного времени майор Пойлин характеризуется как «человек твердой воли и характера», «честный и принципиальный», «в моральном отношении устойчив».
В то же время в тексте Аттестации от октября 1949 г. на заместителя командира дивизиона майора Пойлина содержатся и такие строки: «Следует обратить внимание на нездоровые высказывания тов. ПОЙЛИНА…», и ниже: «Имели место разговоры со стороны тов. ПОЙЛИНА, компрометирующие порядки в колхозном строительстве и вождей нашего Советского государства, за что получил партийное взыскание».
Несмотря на эти замечания, в заключении начальников сказано, что занимаемой должности соответствует.
Но уже 4 февраля 1950 г. в решении Аттестационной комиссии записано: «Предупредить о неполном служебном соответствии».
В декабре 1951 г. Пойлину присваивают звание подполковника, в мае 1951 г. за выслугу лет в Советской Армии его награждают медалью «За боевые заслуги», а в ноябре 1954 г. – орденом Красной Звезды.
***
Что отсутствует в личном деле подполковника Пойлина, так это запись о том, что он принимал участие в войсковых учениях с применением ядерной бомбы.
Учение это произошло 14 сентября 1954 г. в районе, известном как Тоцкий полигон, командовал учением маршал Жуков.
Через 3 часа после сброса бомбы на условного противника – «Западных», численностью 15 тысяч бойцов и командиров, – в наступление пошли «Восточные», численностью 45 тысяч бойцов и командиров.
И в одном из 600 бронетранспортеров первого эшелона наступления сидел подполковник Бениамин Пойлин, заместитель командира отдельного армейского инженерно-саперного батальона по политической части.
«Такого не видел за всю войну, – приводит слова Пойлина Марк Гинзбург, – сожженные леса и домики, сгоревшие коровы и лошади».

***
С 1958 г. подполковник Бениамин Пойлин служил в политотделе спецчастей Пензенского гарнизона. В 1960-1965 годах – заместитель начальника Центральной базы бронетанкового имущества по политчасти.
«Внимателен к нуждам и запросам личного состава, вникает во все стороны жизни и быта склада», – написано в последней служебной аттестации на подполковника Пойлина 19 декабря 1965 г.
«Целесообразно уволить в запас», – записано в заключении Аттестационной комиссии при политуправлении Приволжского военного округа 25 декабря 1965 г.
Комиссия приняла во внимание возраст Пойлина (46 лет) и полную календарную выслугу лет в Советской Армии, начиная с сентября 1939 г.
Порядка 10 лет Пойлин работал секретарем Общества «Знание» Железнодорожного района, читал лекции и по линии общества «Знание», и по линии Университета марксизма-ленинизма.
Запомнился всем, кто с ним общался, как человек эрудированный, общительный, добросердечный.
В октябре 1993 г. семья Пойлиных уехала на жительство в США, куда ранее переехала их младшая дочь.

Приношу благодарность Военному комиссариату Пензенской области за предоставленную мне возможность ознакомиться с личным делом подполковника Б. И. Пойлина.

Валентин Мануйлов

Прочитано 615 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту