Большая Лука: восстановление исторической справедливости

A A A

25 сентября в Большой Луке Вадинского района состоялось событие,
знаковое далеко не только для этого села: великое освящение Михайло-Архангельского храма, восстановленного трудами почетного гражданина Вадинского района Александра Черницова.

hram
Церковь Михаила Архангела – не просто один из десятков сельских храмов, разбросанных по Пензенскому краю.
Когда 12 лет назад в цикле «Архитекторы старой Пензы» я писал об этом памятнике архитектуры, то опубликовал его фотографию, не внушавшую надежд на лучшее: здание с заколоченными окнами, остовами куполов, травой и деревцами на кровле.
Если еще добавить, что от областного центра Большую Луку отделяют полторы сотни верст, да и до больших трасс и железных дорог неблизко, то мы поймем, что зданию грозила судьба многих других церквей, мельниц, усадеб, памятников архитектуры XVIII-XX столетий – забвение и постепенное умирание.
Несколько обстоятельств обязывают отнестись к этому храму особо. Прежде всего, имя архитектора, Александра Гавриловича Старжинского (1850-1906), занимавшего должность губернского инженера и начальника строительного отделения Пензенского губернского правления в 1884-1904 гг. Пожалуй, это был самый яркий из зодчих предреволюционной Пензы.
Его авторству принадлежат здания семинарского общежития (ныне корпус № 3 ПГУ) и Тихоновского духовного училища (ныне НИИФИ), а также, возможно, общежитие епархиального женского училища (ныне краеведческий музей).
В культовой архитектуре – Успенский собор на Мироносицком кладбище в Пензе, Троицкий собор в Пензенском женском монастыре, храмы в Маркино и Алексеевке Керенского уезда, колокольня в Куриловском монастыре и каменная церковь в Краснослободском Успенском монастыре (ныне Мордовия). И, конечно же, Михайло-Архангельская церковь в Большой Луке.
А самая любопытная черта в архитектуре большелукинского храма – его поразительное сходство с Успенским собором в Пензе. Самые существенные отличия – форма куполов (шлемовидные в Пензе и луковичные в Луке), малые барабаны (световые в Пензе и глухие в Луке) и звонница (в Луке ее нет), а в общем и целом можно говорить о том, что оба храма построены по одному и тому же проекту.
Скорее всего, храмоздатель Николай Казеев увидел в Пензе новый храм (построенный в 1895-1905 гг.) и пожелал, чтобы и в его селе стоял такой же. Кто внес изменения в проект – автор, Александр Старжинский, или же тот, кто непосредственно руководил работами? Неясно.
Дело в том, что стройка в Большой Луке началась в 1904 г., когда Старжинский уже тяжело болел и вышел в отставку. Спустя два года зодчий скончался, так что, когда храм достраивали, его уже давно не было в живых, и о сделанных в проекте изменениях он мог и не узнать.
Об истории строительства храма в селе бытует такая курьезная легенда. Будто бы фабрикант Казеев звал в Большую Луку пензенского архиерея, но тот с дороги увидел, какой маленький и неказистый здесь храм, и сказал: «Вот когда построишь большой, достойный архиерейской службы, тогда и приеду».
Казеев храм построил. Правда, успел ли до революции приехать в Луку пензенский архипастырь, неизвестно: освятили церковь 18 октября 1915 г., за год с небольшим до начала великой российской смуты.
Заслуживают особого разговора настенные росписи. Они выполнены в редком для нашего края стиле модерн, который проник в начале ХХ века и в церковное искусство: можно вспомнить Князь-Владимирский собор в Киеве, Марфо-Мариинскую обитель и Иверский собор Николо-Перервинского монастыря в Москве.
Прежде всего, Нестеров, а также Васнецов, Врубель, их менее талантливые и известные подражатели искали новые способы соединить канон и авторское начало, и результат получался очень впечатляющий.
До провинции модерн в иконописи добирался очень редко – сказывалась известная церковная консервативность, и просто не хватило времени: росписи в Большой Луке сделаны, по всей видимости, в годы Первой мировой войны – затем наступили десятилетия официального атеизма, когда о развитии религиозной живописи говорить не приходилось.
Имя автора росписей в Михайло-Архангельском храме нам неизвестно, но и его собственное авторское начало в них невелико: преимущественно его работы – добротные копии с творений перечисленных выше великих художников. Но как памятник своей эпохи они очень показательны.
В советское время эстетические достоинства Михайло-Архангельского храма и его интерьера, понятное дело, интересовали мало кого. В 1930 или 1931 г. он был занят под зернохранилище местным колхозом имени Ломоносова. А в последние десятилетия просто пустовал.
* * *
Новая история храма началась два года тому назад. Тогда в Большой Луке открыли обновленный мемориал на могиле храмоздателя Николая Степановича Казеева и его супруги, а также памятный комплекс на месте вымершего села Семивражки – малой родины Александра Черницова, президента ОАО НПП «Химмаш-старт».
В тот день, по его словам, и родилась мысль о необходимости отреставрировать храм. По признанию Александра Черницова, сомнения в целесообразности восстановления были. Большая Лука – село фабричное, пролетарское, и особо верующими его жители никогда не считались.
Поэтому действительно ли им нужен храм, тем более такой огромный, на тысячу человек – конечно же, вопрос был не праздный.
Но первый же субботник, когда свыше сотни человек добровольно собрались, чтобы очистить церковь от мусора, хлама, голубиного помета, показал, что к делу восстановления святыни сельчане отнеслись с энтузиазмом.
Сначала предполагалось просто привести собор в более-менее божеский вид и законсервировать, чтобы не было стыдно за его состояние и чтобы предотвратить дальнейшее разрушение.
Но потом решили не останавливаться на полпути.
Проект реставрации разработал пензенский архитектор Дмитрий Борунов (автор, к примеру, восстановления Покровского собора на улице Чкалова в Пензе, Никольской церкви в Ахунах и многих других храмов).
Новые купола изготовили в его мастерской «Дабор». Что особенно отрадно, восстановлены практически в первоначальном виде росписи, где они сохранились: ведь обычно при реставрации церквей настенную живопись в лучшем случае оставляют в том же неприглядном виде, в каком она сохранилась, а в худшем – заштукатуривают и забеливают.
Великое освящение храма совершил епископ Сердобский и Спасский Митрофан с духовенством из Сердобска, Вадинска и Земетчина. Пел за богослужением земетчинский хор.
Чтобы стать участниками редкого торжества, люди приехали как на собственных автомобилях, так и на автобусах, причем далеко из-за пределов Вадинского района. Практически полностью была занята парковка, специально устроенная около церкви к знаковому событию.
В качестве почетных гостей на празднике присутствовали губернатор Иван Белозерцев, спикер Законодательного Собрания Валерий Лидин, главный федеральный инспектор Дмитрий Каденков, депутат Госдумы Иван Фирюлин.
История столетней давности из местной легенды повторилась: на открытие собора приехал не только архиерей, но и глава региона.
За труды по возрождению Михайло-Архангельского храма епископ Митрофан вручил Александру Черницову очень почетную церковную награду – орден преподобного Серафима Саровского III степени, а губернатору Ивану Белозерцеву – епархиальную медаль преподобномученика Пахомия Скановского I степени.
Вполне возможно, что Михайло-Архангельская церковь станет теперь не только обычным сельским приходским храмом, но и пунктом нового туристического маршрута.
Большая Лука – село древнее и интересное, с богатой историей, в которой центральное место занимают купцы Казеевы и их суконная фабрика.
О том, что здешний храм – прекрасный памятник культовой архитектуры, повторяться не будем. Да и по пути из Пензы до Луки любопытного найдется немало. Впрочем, насколько эта идея жизнеспособна, покажет время.

Прочитано 1104 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту