Дело по «Юго-Западному» развалилось в суде

A A A

16 декабря судья Максим Лесников огласил приговор по делу автосалона «Юго-Западный».
«Улица Московская» полагает, что по своей сути приговор оказался оправдательным для двух фигурантов уголовного дела – Сергея Коробкова и Павла Катунина. Он же стал сокрушительным для Следственного управления СКР по Пензенской области и прокуратуры: дело возвращено на доследование.
А от руководителя следственного органа потребовали установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.


yugo zapad

Главные повороты уголовного дела
«УМ» напоминает, что первоначально расследованием уголовного дела занимались сотрудники полиции. Они сообщали про 148 потерпевших граждан и оценивали сумму ущерба в 55 млн руб.
По делу автосалона «Юго-Западный» проходило 5 подозреваемых. Основным фигурантом называли владельца бизнеса Михаила Глебова, который метил в депутаты Пензенской городской Думы и даже успел выиграть праймериз Единой России по 21-му избирательному округу.
В 2015 г. господин Глебов добровольно явился в СУ СКР по Пензенской области и сознался в уклонении от уплаты налогов. На этом основании уголовное дело, готовое к передаче в суд, было изъято из полиции и передано в СУ СКР.
По итогам нового следствия сумма ущерба снизилась до 36 млн руб., а количество потерпевших уменьшилось до 94 человек. Люди, которые потеряли деньги, но при этом были исключены следствием из числа потерпевших, до сих пор не знают, что им делать.
Сократилось и количество подозреваемых. Михаил Глебов заплатил налоги и был освобождён от уголовного преследования.
14 июня 2016 г. уголовное дело по автосалону «Юго-Западный» поступило в Первомайский районный суд г. Пензы. По версии СУ СКР и прокуратуры, главными злоумышленниками являлись менеджеры автосалона Сергей Коробков и Павел Катунин. Якобы именно они присваивали деньги потерпевших и распоряжались ими по своему усмотрению. Однако с этой версией не согласился судья Максим Лесников, который разбирался в обстоятельствах дела 7 месяцев.
Как следует из его приговора, Сергей Коробков причастен только к 8 эпизодам из 93. А вот Павел Катунин оправдан полностью «по всем преступлениям в связи с непричастностью к их совершению».
За обоими гражданами признано право на реабилитацию.
Суд принял решение вернуть уголовное дело руководителю следственного органа «для установления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых».


Преступный состав без мотора и генератора
По оценке экспертов «УМ», такой приговор выглядит разгромным для СУ СКР и прокуратуры. Дескать, независимые суды давненько себе такого не позволяли.
Эксперты «УМ» обращают внимание на изначальные противоречия, которые имелись в уголовном деле и обвинительном заключении.
«Сергея Коробкова и Павла Катунина обвиняли в присвоении и растрате денежных средств, – поясняет эксперт на правах анонимности. – В этой связи следствие обязано было доказать, что денежные средства поступили в распоряжение этих людей на законных основаниях, но были ими растрачены. Если хотя бы один из этих элементов следствием не доказывается, то и состав преступления отпадает».
Как следует из приговора суда, следствие не смогло доказать 85 эпизодов. По мнению экспертов «УМ», это может быть связано с тем, что на самом деле не все фигуранты оказались на скамье подсудимых.
«В преступной группе каждый выполняет свою роль, – подчёркивает эксперт. – И если вдруг из этой цепочки кого-то выдёргивают, например, генератора идей, то склеить оставшиеся звенья в преступный состав бывает очень сложно.
По сути, как могут 2 исполнителя исполнять то, что придумали не они? Как могут эти люди распоряжаться деньгами, которые на самом деле даже не поступали в их владение?»
По информации «УМ», версия обвинения стала сыпаться в октябре, когда начались допросы основных фигурантов.
В рамках судебного заседания был допрошен и Михаил Глебов. По его версии, он не причастен и не осведомлён.
По мнению очевидцев процесса, эти слова звучали смешно, поскольку почти половина свидетелей опровергла его показания.
«Свидетели подтвердили, что денежные средства, получаемые с потерпевших, шли на бизнес Михаила Глебова. А у него был огромный бизнес, помимо автосалона.
Сотрудники автосалона действовали по заповедям: все деньги генерируются в одном месте, а потом распределяются по нужным направлениям, – резюмирует источник «УМ». – Наверное, этот человек просто не посчитал нужным направлением своего бизнеса выплаты потерпевшим.
Как пояснил один из свидетелей, у него была идея беспроцентного займа у населения. И она, судя по всему, воплощалась вплоть до визита сотрудников полиции».
Свидетели, которые поддерживали в суде линию Михаила Глебова, были, как правило, его родственниками. Или теми людьми, которым он должен деньги.
По словам источника «УМ», «они блуждали и путались в показаниях».
«Как правило, человек что помнит? – задаётся вопросом источник. – Он помнит правду. А когда он начинает лукавить и кого-то выгораживать, то начинает путаться и говорить не то, что говорил до этого. Потому что не может с точностью воспроизвести придуманную версию».
Выслушав всех участников процесса и оценив доказательства, суд сам сделал вывод, чьи показания соответствуют действительности, а чьи – нет.


Точка не поставлена
Точка в уголовном деле после оглашения приговора ещё не поставлена. По версии экспертов «УМ», государственное обвинение скорее всего обратится с представлением в апелляционную инстанцию. Какие-то новые результаты по 80 эпизодам должно представить СУ СКР.
За пределами уголовного дела продолжают оставаться несколько десятков потерпевших. Некоторые из них до сих пор не получили своих денег.
«Приговор суда показал, что не все виновные лица были привлечены и не все моменты были следствием доказаны, – подчеркнул эксперт «УМ». – Что будет потом – никому неизвестно».
«В последние годы распространено убеждение, будто следствие и суд – это одна машина, – отмечает эксперт «УМ». – В отношении уголовного дела по автосалону «Юго-Западный» этой мысли нельзя даже допускать.
 На мой взгляд, следствию было выгодно, чтобы Коробкова и Катунина признали виновными и тем самым отвели тень от других фигурантов. Для этого сделали обвинение в растрате, для этого государственный обвинитель поддерживал весь объём обвинения и просил 7 лет реального срока.
Судья Максим Лесников принял волевое решение и вынес приговор по тем доказательствам, которые поступили в судебный процесс. Этим решением он напомнил, что орган следствия должен работать добросовестно и направлять дело в суд в убедительном виде, с привлечением истинно виновных лиц». До сих пор остаётся неясным вопрос, на основании каких фактов на скамье подсудимых оказался менеджер Павел Катунин. Говорят, что никто из свидетелей не называл его имени.
В августе 2016 г. подсудимый Сергей Коробков задавался вопросом в интервью нашему изданию: «Вообще не понимаю, при чём тут Паша? Он не был в курсе «левых» дел и незаконных распоряжений не исполнял. У него двое маленьких детей. И на нём висят кредиты, которые он брал под Глебова».
Говорят, что после оглашения приговора 16 декабря у полностью оправданного Павла Катунина выступили слёзы на глазах и он долгое время не мог встать со скамьи подсудимых.
Сергею Коробкову вместо 7 реальных лет лишения свободы, которые просило обвинение, суд дал 4 года условно.
Защитой обвиняемых занимались адвокаты Юлия Маслова и Ольга Демерзова.

Прочитано 1735 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту