Боевое донесение о занятии Брест-Литовска

A A A

От редакции:
«Улица Московская» предлагает вниманию читателей малоизвестный или даже совершенно неизвестный документ, относящийся к первым дням Великой Отечественной войны.
Это Боевое донесение о занятии Брест-Литовска частями 45 пехотной дивизии вермахта. В донесении описаны боевые действия, которые дивизия вела с 22 по 29 июня 1941 г. по овладению Брестской крепостью, что стояла на границе СССР и Польши.
Документ был захвачен подразделением Красной Армии 23 марта 1942 г. во время боев северо-западнее г. Ливны в полосе Брянского фронта, доставлен в разведотдел штаба фронта и там переведен для оперативного отдела штаба фронта.
Автор документа, составленного 8 июля 1941 г. в штаб-квартире 45 пехотной дивизии, - командир дивизии генерал-майор Фриц Шлипер.
Перевод для оперативного отдела штаба Брянского фронта сделал военный переводчик разведотдела Ревина.
На портале «Подвиг народа» имеется наградной лист на переводчика 1 разряда разведотдела 44 стрелкового корпуса, старшего лейтенанта Анастасию Ревину, из которого следует, что 11 февраля 1945 г. она награждена медалью «За боевые заслуги».
Документ «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска» размещен на портале «Память народа», который содержит рассекреченные, в соответствии с приказами Министерства обороны России, документы о Великой Отечественной войне.

 Боевое донесение о занятии Брест-Литовска

Задания дивизии – введение сил и план арт. огня для наступления на крепость Брест-Литовск – исходят из приказа по дивизии и из приказа по артиллерии.

22.6.
Наступательный план арт. огня был рассчитан не столько на фактическое действие, как на ошеломление. Он должен был быть таковым, так как благодаря разнообразным заданиям арт. оснащение в дивизии было недостаточным, а поэтому невозможно было провести продолжительное арт. воздействие, в то время как должно было быть использовано моральное воздействие огня тяжелых минометов. Так как заряженные тяжелые минометы должны были стоять почти на открытых огневых позициях (дистанции), то было необходимо, чтобы они действовали немедленно с началом наступления, а пехота, используя огонь минометов, через несколько минут после Н-часов переходила бы в наступление.
Было бы желательно прежде всего провести длительную арт. подготовку, а лишь затем ввести в действие минометы; из-за опасности противодействия противника, благодаря которой минометы и боеприпасы будут выходить из строя, необходимо было отказаться от этой мысли.
То, что тяжелые минометы не могли разрушать подвалы и убежища крепости, было известно и вторично подчеркнуто командиром дивизии, как особенная слабость арт. воздействия.
Распределение огня минометов соответствовало приблизительно предложению командира 4-го хим. полка особого назначения, все же командир дивизии распорядился о сильнейшем сосредоточении огня на центральном острове, чем было предложено.
Арт. оснащение дивизии должно было иметь прежде всего кроме дивизионной артиллерии (9 легких и 3 тяжелых батареи), тяжелые минометы (9 минометных батарей – 2880 выстрелов) 2 – 60 см. орудия, которые каждые 5 минут дают только один выстрел, а поэтому и из-за их ограниченной сферы действий могут применяться при наступлении только ограниченное количество времени.
Представленные с такими обоснованиями просьбы об усилении артиллерией, наконец, при личном содействии генерал-лейтенанта Гейнеман, командира 302 арт. полка, дали следующие результаты: было придано 9 мортир c меньшим количеством прислуги, из которых дивизия своими силами в последние дни перед наступлением создала хороший дивизион мортир, а также дивизии был подчинен командир 27 арт. полка, показавший себя в тяжелые дни наступления при руководстве огнем.
Кроме того, генерал, командующий ХН АК, в первые пять минут наступления сосредоточил на крепости огонь двух мортирных дивизионов 34 и 31 дивизий, но это не было достаточным усилением.
22.6.
Ошеломление русских арт. и минометным огнем и очень энергичным развернутым наступлением пехоты дало прежде всего следующие результаты:
1. Железнодорожный мост через Буг был взят внезапным налетом, взрывчатые вещества были удалены и мост, а также следующий небольшой жел. дор. мост были сохранены. Стал возможен переход войск по ж. д. мосту.
2. Наступлением 130 полка южнее крепости и г. Брест-Литовск в предобеденное время были взяты неповрежденными мосты через Мухавец юго-западнее и юго-восточнее города, имеющие важное значение для танковой дороги 1. Лодки штурмовиков 81 сап. батальона, пробившиеся вверх по течению Мухавец, взяли быстро в свои руки существенное превосходство. Мосты были удержаны от контрударов русских танков, 130 усиленный полк уничтожил 12 русских танков.
3. Мост через Буг, на южной окраине крепости, мог быть заблаговременно приведен в исправность, кроме того 31 сап. батальон под огнем противника строил на северной окраине крепости 8-тонный вспомогательный мост.
Все же вскоре (около 5.30 – 7.30) стало ясно, что позади нашей пробившейся вперед роты русские начали особенно упорно и настойчиво защищаться и в пехотном бою и используя стоящие в крепости 35-40 танков и бронемашин; при быстром огне они применяли и мастерство снайперов, кукушек, стрелков из слуховых окон чердаков, из подвалов и причинили нам вскоре большие потери в офицерском и унтер-офицерском составе. Боязнь быть расстрелянными при пленении, как учили бойцов комиссары, очевидно очень содействовала решению – защищаться до последнего.
Перед обедом стало ясно, что арт. поддержка при ближнем бое в крепости невозможна, так как наша пехота соприкасалась очень близко с русской и нашу линию нельзя было установить в путанице построек, кустарника, деревьев, обломков, частично она была отрезана или блокирована русскими гнездами сопротивления.
Попытки отдельных пехотных противотанковых орудий и легких полевых гаубиц действовать прямой наводкой не удавались большей частью из-за недостаточного наблюдения и угрозы собственным людям, в остальном из-за толщины сооружений и стен крепости.
По тем же самым причинам проходящая мимо батарея штурмовых орудий, которую командир 135 ПП по собственному решению после обеда подчинил себе, не оказывала никакого действия.
Введение в действие новых сил 133 ПП (до этого резервов корпуса) на южном и западном островах с 13.15 не принесло также изменений в положении: там, где русские были изгнаны или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, домов, водосточных труб и из других укрытий появлялись новые силы, стреляли превосходно так, что потери значительно увеличивались.
Для уничтожения русских танков, которые могли бы прорваться из крепости по направлению города, и для очистки города севернее северного острова в районе жел. дорожных депо (северо-западнее г. Брест-Литовск) был введен 45 противотанковый истребительный дивизион, где дивизион имел большие возможности подбивать русские танки.
Личным наблюдением командир дивизии в 13.50 в 135 ПП (северный остров) убедился, что ближним боем пехоты крепости не взять, а около 14.30 решил оттянуть собственные силы так, чтобы они окружили крепость со всех сторон, а потом (предположительно после ночного отступления с раннего утра 23.6) вести тщательно блокирующий наблюдаемый огонь на поражение, но который бы уничтожал и изматывал русских.
В 18.30 это решение было категорически одобрено главнокомандующим 4-й армией, он не хотел иметь ненужных потерь; движение по дороге и ж.д. теперь очевидно уже возможно, поэтому есть возможность предотвратить противодействие противника, в результате чего русские будут кажется обречены на голод.
Вечером 22.6 поступили приказы, согласно которым 133 ПП с первым дивизионом 98 АП (г. Брест) и второй дивизион 98 АП с запада, юга и востока, 135 ПП с третьим дивизионом 98 АП с севера, по существу на внешнем валу, должны очистить и отрезать крепость.
Для ведения огня на уничтожение дивизии был придан малоподвижный 854 мортирный дивизион (12 мортир) в районе Коросцын на позиции у 31 дивизии. Три малоподвижные мортиры 34 дивизии были также приданы, но они не могли быть использованы из-за недостатка прислуги и средств связи; все же их боеприпасы были подвезены и использованы для усиления огня.

23.6.
Проникшие ночью в крепость части 133 и 135 полков были согласно приказу отведены обратно на блокадную линию. При этом было очень неприятно, так как русские тот час же продолжали атаку на оставленные районы, а далее группа немецких солдат (пехотинцев и сапер, количество их потом так и не удалось установить) осталась запертой в церкви крепости (центральный остров); временами с этими запертыми была радиосвязь, они имели при себе между прочим русских пленных.
С 5.00 на центральный остров и на южную окраину северного острова был направлен уничтожающий огонь, состоящий попеременно из тщательной пристрелки тяжелых орудий и из сильных огневых налетов; во время огня деятельность русских кукушек зачастую прекращалась, чтобы потом во время перерыва возобновить ее немедленно, упорно и успешно; распознавать этих стрелков, одетых преимущественно в маскировочные костюмы, было очень трудно.
Около 9.00 из 4-й армии прибыла радиоагитмашина, из которой разъясняется русским бесполезность их сопротивления и из которой они призываются к сдаче в плен. Несмотря на эти средства дивизия делала попытки подчинить себе проходящие танки, так как было видно, что только при помощи их могла быть проведена действенная очистка острова, чтобы тем самым избежать при этом ненужных потерь.
Между тем продолжался планомерный огонь на уничтожение. До 14.00 на командном пункте дивизии появилась сначала маленькая, потом большая агитрадиомашина; по составлении подходящего текста согласно направлению господствующего ветра они были посланы в 135 ПП (северный остров) и должны были там после 17.00 – 17.15, после сильного сосредоточения огня, призывать русских к сдаче в плен сроком 1 – 1,5 часа.
Действительно в то время, как арт. огонь затих, с 18.30 по призыву сдалось около 1900 русских; так создалось впечатление, что воля русских к сопротивлению существенно ослабла и что при повторении арт. огня и действий пропаганды крепость пала бы без дальнейших потерь. Поэтому вечером громкоговоритель был послан еще в 133 ПП (южный остров), чтобы там призвать также к сдаче в плен.
Все же пропаганда не могла иметь здесь успех, так как с наступлением темноты русские пытались сделать мощные вылазки в направлении города на северо-восток и на восток и очень сильным арт. и пехотным заградительным огнем со всех сторон заглушили громкоговоритель.

24.6.
После попыток делать вылазки и после оживленного огня русских стало ясно, что сдались в плен только некоторые части русских, не пожелавшие бороться, а другие части, готовые к дальнейшим боям, отклоняли любую капитуляцию; по высказываниям пленных, это были командиры и комиссары, которые отчасти письменно дали обязательство оказывать сопротивление до последнего, они удерживали своих солдат частично угрозой расстрела, что они будут расстреляны немцами.
Командир дивизии решил при охранении движения по дороге и ж.д. мосту прежде всего возобновить арт. огонь, медленный огонь на уничтожение сменять сильным сосредоточенным огнем. Между тем во время перерывов всегда по радио должны были передаваться призывы к сдаче в плен, чтобы сломить волю сопротивления русских.
Это решение было одобрено при разговоре командира дивизии с начальником штаба 4 армии, который сослался на желание верховного главнокомандующего – не проливать крови бесполезно, только смотря по обстоятельствам обеспечивать движение по танковой дороге.
Решение – продолжать арт. огонь было тяжелым, так как запертые в церкви крепости еще держались и при удобной радиосвязи просили о помощи; чтобы уменьшить потери, район действия артиллерии вокруг церкви крепости был ограничен и нужно было отказаться от введения в действие минометов, которые были приготовлены с 150 снарядами. В предобеденное время сдалось несколько русских.
От 11.30 до 11.45 было предусмотрено новое сосредоточение огня с следующим затем перерывом и радиопризывом к сдаче в плен. Только что была радиосвязь с запертыми в церкви крепости, во время которой было установлено, что осталось еще не менее 50 человек, отчасти раненых и крайне измученных.
Вследствие чего только что было принято решение отставить пропаганду, к 11.45, когда прекратится арт. огонь, выслать сильный ударный отряд 133 ПП к церкви крепости, чтобы освободить запертых.
Используя особые удары артиллерии от 11.30 – 11.45 133 ПП удалось освободить около 50 запертых и взять одновременно центральный остров, за исключением некоторых домов; 135 ПП взял также западную часть северного острова, позднее 2-й батальон 133 ПП взял также южный остров; при этом было взято в плен 1250 чел.
Гнезда сопротивления русских остались: в отдельных частях домов и в так называемом «доме комсостава» на центральном острове, в восточной части северного острова (восточнее дороги север–юг), здесь по существу вал у северного моста (завод 145) и в восточном форту.
Пополудни при очистке центрального острова русские примерно силою до роты пытались прорваться на восток, на мост через Мухавец, через дорогу, они были уничтожены. Оживленное огневое действие русских из их гнезд сопротивления давало повод ожидать ночью новых попыток прорыва.
Поэтому для прикрытия одного слабого места в кольце между 135 ПП и 3-м батальоном 133 ПП ночью был выставлен еще 45 развед. отряд. И действительно ночью русские танкисты и пехотинцы пытались прорваться, встретили отпор.
Командный пункт дивизии из Тирасполь был перенесен в Брест-Литовск.

25.6.
С раннего утра продолжалась очистка гнезд сопротивления, причем командиру 135 ПП были приданы для очистки северного острова еще второй батальон 130 ПП и 45 развед. отряд с третьим батальоном 133 ПП.
Из-за узости района действие артиллерии было больше невозможно. Из-за крепости стен средства пехоты отказали, тяжелые танки или штурмовые орудия могли бы успешно действовать, но их не было. Один пригодный миномет 81 саперного батальона не мог без огневого прикрытия достичь домов.
Поэтому дивизия пыталась восстановить некоторые русские танки, чего нужно было ожидать до 26.6. Кроме того ночью по приказу 4-й армии был придан 28 танковый взвод (три французских танка – Сомуа); введения в действие можно было ожидать самое раннее 26.6.
Чтобы уничтожить фланкирование из дома комсостава на центральном острове северного острова, которое действовало очень неприятно, туда был послан 81 саперный батальон с поручением – подрывной партией очистить этот дом и другие части.
С крыши дома взрывчатые вещества были спущены к окнам, а фитили были зажжены; были слышны крики, стоны раненых русских от взрыва, но они продолжали стрелять. Так прошел день постоянных ближних боев и приведения танков на исходную позицию.

26.6.
На центральном острове 81 саперный батальон проводил большие приготовления к взрыву; из дома, кирпичные стены которого толщиною в метр были разрушены, было извлечено около 450 пленных, часть которых принадлежала к коммунистической школе командиров. Тем самым было устранено фланкирование северного острова.
Поэтому можно было сейчас же, вслед за этим, проводить очистку северного острова так, чтобы в дальнейшем гнездом сопротивления остался бы только восточный форт, сюда нельзя было подступиться с средствами пехоты, так как превосходный ружейный и пулеметный огонь из глубоких окопов и из подковообразного двора скашивал каждого приближающегося.
Осталось только одно решение – голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен, а поэтому необходимо прибегнуть ко всем средствам, ускоряющим их изнурение, как-то: постоянный беспокоящий огонь из тяжелых минометов с целью помешать русским передвигаться в окопах или по двору, прямой обстрел из танков, передача призывов (мегафон) или разбрасывание листовок в окопы с верхнего угла и проч. Французские и русские трофейные танки еще не были готовы к введению в бой.

27.6.
От одного перебежчика из восточного форта узнали, что там обороняется около 20 командиров и 370 бойцов с одним 4-ствольным зенитным пулеметом (фирлинг), 10 ручными пулеметами, 10 пистолет-пулеметами, 1000 ручными гранатами, достаточным количеством боеприпасов и продовольствия.
Воды недостаточно, но она доставалась из вырытых ям. В форту находятся также женщины и дети. Душою сопротивления являются будто бы один майор и один комиссар, основные силы запертых принадлежат к 393 зенитному дивизиону (42 дивизия).
Наконец, примерно в обед могли быть введены в действие один французский танк Сомуа (2 танка 28 танкового взвода не были готовы к введению в бой) и один русский трофейный танк (2-й из-за множества дефектов в моторе мог быть применен только относительно), от огня по бойницам и окнам русские значительно присмирели, но успеха не было видно.
Далее 22.6 на северном острове было повреждено оставленное штурмовое орудие, которое было опять взято, исправлено и подготовлено к передвижению и стрельбе (разбитый частично затвор был исправлен), а к орудию были доставлены боеприпасы.
Остальные гнезда сопротивления (отдельные русские, которые все еще стреляли из недоступных укрытий, как-то: помойные ямы, кучи с мусором и прочие) были очищены. Из восточного форта все еще стреляли.

28.6.
Продолжался обстрел восточного форта с танков и из восстановленного теперь штурмового орудия, но успеха не было видно. Обстрел из 88 мм зенитного орудия также остался без результата. Поэтому командир дивизии дал распоряжение об установлении связи с летчиками на аэродроме Мухавец, чтобы установить возможность бомбежки.
Результаты: бомбы сбрасывать можно, но для этого необходимо оттянуть собственные войска примерно за внешний вал и до западного форта. Эти передвижения проводились пополудни под тщательным огневым прикрытием с той целью, чтобы русские не прорвались из восточного форта.
К сожалению, появившаяся 28.6 низкая облачность не представила возможность для бомбежки. Опять было восстановлено тесное кольцо вокруг восточного форта, ночью для освещения восточного форта использовались русские прожекторы (частично автофары).
Русские все еще отвечали на каждое неосторожное приближение.
Силы, введенные для занятия крепости, были уменьшены, чтобы дать частям необходимый отдых.

29.6.
С 8.00 авиация сбрасывала много 500 кгр. бомб, результата нельзя было видеть, такое же малоуспешное действие имел новый оживленный обстрел восточного форта с танков и штурмовых орудий, несмотря на то, что были заметны в некоторых местах разрушения стен.

30.6
Подготавливалось наступление с бензином, маслом и жиром – все это скатывали в бочках и бутылках в фортовые окопы и там это нужно было поджигать ручными гранатами и зажигательными пулями.
Пополудни авиация опять начала сбрасывать500 кгр. бомбы. И когда при этом была сброшена 1800 кгр. бомба, попавшая в угол стены крепости и потрясшая своей детонацией город Брест, русские смягчились.
Вечером с выступившими впереди женщинами и детьми в плен сдалось также 389 человек, они получили от их командира, майора, разрешение на сдачу в плен. Они отнюдь не были потрясены, выглядели здоровыми и упитанными и производили впечатление дисциплинированности. Майора и комиссара не нашли, говорят, они застрелились.

30.6.
Рано утром восточный форт полностью обыскали и подобрали несколько раненых русских и лежавших там немецких убитых. Нашли много боеприпасов. Несколько неосмотренных помещений было сожжено.
Руководство во все дни боев кроме радиосвязи использовало также проволочные средства связи, которые несмотря на множество рек и на постоянный огонь противника содержались 65 дивизионом связи в образцовом порядке.
В результате тяжелых боев дивизии от 22 до 29.6.41 можно установить:
1. Крепость и город Брест-Литовск взяты, тем самым стало возможным и обеспеченным движение по важнейшим линиям подвоза на восток (танковая дорога 1 и железная дорога Варшава – Брест-Литовск).
2. Основные части двух русских дивизий (6 и 42) уничтожены, между прочим трофеи составляют:
а) оружие:
14576 винтовок
1327 пулеметов
27 минометов
15 75-мм орудий
10 150 мм орудий
5 150 мм гаубиц
3 пехотных орудия
6 зенитных орудий
46 противотанковых
18 других орудий
Всего 103 орудия.
б) лошадей – 780.
в) машин:
36 танков и гусеничных автомашин, около 1500 автомашин большей частью непригодных.
Взято в плен:
101 командир
7122 из младшего начсостава и бойцов.
Кроме того, число жертв русских огромно.

Из опытов ясно:
1. Короткий сильный арт. огонь по старым укрытиям из толстых кирпичных стен, укрепленным бетоном, с глубокими подвалами и большим количеством ненаблюдаемых убежищ, не дает результатов, необходим длительный наблюдательный огонь на уничтожение и огонь большой силы, чтобы глубже разрушать районы укрепления.
Введение в действие штурмовых орудий, орудий, танков и т. д. очень трудно из-за ненаблюдаемости многих убежищ крепости и большого количества возможных целей, и не приводит к требуемым результатам из-за толщины стен и сооружений.
В частности тяжелый миномет не приспособлен для таких целей.
Превосходным средством для морального потрясения находящихся в укрытиях является бомбежка бомбами большого калибра.
2. Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Эта простая истина еще раз доказана при взятии Брест-Литовска. К сильным и ошеломляющим средствам морального воздействия относятся также мощные силы артиллерии.
3. Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво, они показали превосходную выучку пехоты и сильными частями доказали замечательную волю к сопротивлению.
45 дивизия выполнила поставленные перед ней задачи. Потери были тяжелыми, они составляли:

32 офицера
421 унтер-офицер и солдат убиты и пропали без вести
31 офицер
637 унтер-офицеров и солдат ранены

Несмотря на эти потери и на упорное сопротивление русских дивизия, которая получает пополнение из по существу недалеко лежащей родины, от фюрера и верховного главнокомандующего, из области Верхнего Дуная, образцово сохранила стойкий дух к борьбе до последних дней кровопролитных боев.

Подпись: Шлипер.
Копия верна: лейтенант и адъютант.
Перевела: воен. переводчик
техн. инт. 1 ранга подпись (Ревина)

Источник: https://pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=258833055&backurl=q%5C%D0%B1%D0%BE%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B5%20%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%BE%20%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B8%20%D0%B1%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82-%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0::use_main_string%5Ctrue::group%5Call::types%5Copersvodki:rasporyajeniya:otcheti:peregovori:jbd:direktivi:prikazi:posnatovleniya:dokladi:raporti:doneseniya:svedeniya:plani:plani_operaciy:karti:shemi:spravki:drugie&static_hash=db74f5fec8c3273d64fa7b78874a24bd

Прочитано 517 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту