Вход для пользователей

Кондрашин против Мясникова: концептуальная переписка историка и философа

A A A

Как появилась идея этой публикации?
14 марта один из постоянных читателей «Улицы Московской» обратил мое внимание на то, что публикация на портале Пенза-онлайн статьи философа Андрея Мясникова, который иногда выступает и внештатным автором «УМ», вызвала бурную дискуссию в Фейсбуке.
Познакомившись со статьей Мясникова и с самой дискуссией, я понял, что это находка для «УМ»: мы же стараемся поддерживать такой формат. Помнится, дискуссия между профессором Кондрашиным и доцентом Зелёвым на Интелпарке по поводу причин кончины СССР, представленная в «УМ», очень хорошо читалась на сайте нашего издания.
Так что выбор мой вполне сознательный. Тем более в контексте обсуждения темы монархии сегодня.
Читайте, друзья, и сами делайте выводы. Думаю, что каждый из нас имеет право на то, чтобы размышлять. И делать это точно так же легко и непринужденно, как мы пользуемся ложкой, вилкой, а некоторые еще и ножом.

kondrashin
Виктор Кондрашин: Автор, как философ, понахватавшийся верхов и подобравший нужные схемы, очень упрощенно толкует «белое движение» и совершенно антинаучно с точки зрения реальных знаний в историографии называет нынешнюю Россию «белым реваншом».
Я поддерживаю решение редакции журнала «Сура» не публиковать данную статью. Это очень слабый анализ. Думаю, никто из профессиональных знатоков этой темы не разделит его позиции.
Для начала ему бы надо было, как минимум, охарактеризовать реальные политические программы «белого движения» (прежде всего, Колчака и Деникина), а самое главное, реальное их воплощение на практике. И если это сделать, то станет ясно, что никакого «белого реванша» нет и не предвидится.
Пусть он лишний раз почитает воспоминания Деникина, Архив русской революции Гессена и массу другой «небольшевистской литературы», чтобы, наконец, узнать, что такое на самом деле «белый реванш»!
Кстати, в программе белых ни о какой диктатуре речь не шла. Шла война с большевиками за Учредительное Собрание. Все остальные размышления автора про ученых, семью и т. д. – это плод «больного воображения» и додумывания. Для историка – это лишний раз подтверждение факта, как вольно можно трактовать любое важное историческое событие.
Очень рад, что в редакции «Суры» находятся образованные и знающие историю редакторы, способные отделить научную статью от статьи дилетанта на «научную тему».
myasnikovАндрей Мясников: Уважаемый, Виктор Викторович, Вы, как историк, конечно, можете придираться к отдельным фактам и лучше знаете феноменологию революционного процесса, но Вы не видите сути, общего смысла исторического события под названием «белый реванш» или не хотите его видеть, что вполне понятно. А считать иную интерпретацию сразу ненаучной – это поспешное, эмоциональное суждение.
Андрей Мясников: Научный ответ моему оппоненту В. В. Кондрашину.
Мой оппонент, будучи доктором исторических наук, позволил себе очень резко и даже оскорбительно высказаться в мой адрес. В своем явно ангажированном комментарии он попытался исказить смысл моей научно-популярной статьи.
1. Я написал социально-философскую, а не историческую статью, посвященную Великой русской революции. Виктор Викторович пытается мне навязать ее исторический характер, чтобы «игра» шла на его поле, т. е. в прошлом, а не в настоящем.
2. Виктор Викторович очень недоволен, сильно раздражен моим понятием «белый реванш», которое он хочет свести к прошлым историческим событиям. Объясняю популярно: для меня «белый реванш» – это социально-философское понятие, которое описывает нашу российскую действительность, а не события 100-летней давности. Конечно, мне пришлось уйти от исторической точности «белого движения», мне думается, что большинство наших современников понимают разницу между «красными», которые победили в России в 1922 г., и «белыми», которые проиграли и преследовались советской властью.
3. Мне не понятна современная социально-политическая позиция моего оппонента. Из его рассуждений следует, что в России до сих пор у власти большевики-коллективисты, коммунитаристы, говоря современным научным языком. Возможно, у моего оппонента, как сенатора, своя мировоззренческая оптика, я же вижу другое – «белый реванш», и об этом статья.
4. Виктор Викторович пытается приписать мне «больное воображение», которое привело к анализу «белого реванша». Это неприличный логический прием, очень характерный для эпохи инквизиции и гонений на еретиков, и этот ныне запрещенный прием разоблачает псевдонаучность самого комментатора, его явную идеологическую пристрастность.
Я думаю, пока хватит.
Виктор Кондрашин: Извините, что я опустил конкретику. Теперь конкретика, то есть возражения по существу. Первое. В настоящее время Россия – это Федеративное государство. Белое движение шло под знаменем «Единой и неделимой России». При этом самым беспощадным образом были подавлены все ростки автономий даже под антибольшевистскими знаменами (Кубанская Рада, Донской войсковой круг и т. д., я уже не говорю про Семиречье и т. д.). Еврейские погромы деникинцев!
Так что нынешняя Россия в национальном вопросе при всех издержках – это далеко не «белый реванш». Согласитесь? Но для Вас проблемы наций и федерации – это не важная проблема?
Второе: Хочу Вам привести реальные факты, а не домыслы насчет параллелий между «белым реваншом» тогда и нынешним. Только в бреду можно найти общее между тем, что совершали на захваченной территории у красных белые и нынешней политикой Путина в России, тем более в терминологии авторитаризма и диктатуры!
Почитайте про дела Балаховича в Пскове, где людей вешали на фонарных столбах, или как хозяйничали деникинцы в Киеве. Про семеновцев и колчаковцев, поровших целые деревни, почитайте! Почитайте Алексея Толстого «Хождение по мукам», где добровольцы готовы были повесить Шаляпина после освобождения Москвы от большевиков.
Причем здесь современная Россия? Мне удивительно, что философ не знает азов философии! В одну реку дважды не войти!!! Теория мертва, а древо жизни зеленеет! Что общего между тем, что было 100 лет назад, и современной Россией? Это полностью антинаучный и антифилософский подход! Нет времени писать дальше. Пока хватит.
Андрей Мясников: Очень приятно, что Виктор Викторович вспомнил слова Гераклита Эфесского о всеобщей изменчивости вещей. Мое понятие «белого реванша» имеет прежде всего экономический смысл, который всячески пытается скрыть мой оппонент. Экономика – мать наша! Или не так?
Виктор Кондрашин: Даже материалисты и марксисты никогда не абсолютизировали экономику, так как в ее основе человеческая деятельность, и люди сами творят свою историю и свою жизнь, а не кто-то это делает за них. Я надеюсь, что Андрей Геннадьевич не пошлет меня в Церковь?
Андрей Мясников: Могу и послать... в церковь и еще ...
Андрей Мясников: Еще раз объясняю, что «белый реванш» – это современное социально-философское, экономико-политическое понятие, которое имеет общесмысловое отношение к реальному белому движению. А разве Вы не считаете себя «новым белым»? Разве Вы против частной собственности и прав человека?
Виктор Кондрашин: Андрей Геннадьевич! Где Вы нашли «права человека» у белых? Даже белые их не нашли. Почитайте Деникина, да и всех всех. Почему Вы так ортодоксальны и догматичны? Разве только «новые белые» за права человека и частную собственность? За них и Зюганов, и Жириновский, и все! Даже интересно, кто против?
Значит, и нынешние коммунисты – это «новые белые»? Скажите им об этом, а то они уж больно комфортно себя чувствуют и направо-налево вещают о своей заботе и огромной плодотворной деятельности на благо народа по сравнению с нами со всеми грешными!
Андрей Мясников: Нынешние коммунисты мне вообще не интересны, бутафорские куклы.
Андрей Мясников: Еще раз повторю, что статья не историческая, а социально-философская. Или философам уже нельзя размышлять?
Виктор Кондрашин: Дорогой Андрей Геннадьевич! Этим и хороши, и интересны философы, что они размышляют обо всем, даже о том, что не философам в голову никогда не придет, поскольку они заняты поисками хлеба насущного.
А Ваш аргумент – это типичный аргумент гуманитариев против историков. Ну что цепляетесь до нас! Это же не профессиональная история, а мысли вслух на актуальную тему с использованием нужных фактов. Я это всю жизнь слышу.
Поэтому философы, социологи, политологи не любят историков, мешают они им своими придирками. Но это не придирки, Андрей Геннадьевич! Это попытки скорректировать Вашу позицию, сделать ее более убедительной. Иначе люди будут смеяться над Вашими знаниями истории, в данном случае «белого дела». А размышлять надо. Но я чувствую, что, видимо, перегибаю палку.
Человек Вы умный, хороший. Может быть, мне стоит замолкнуть. Но, с другой стороны, мы земляки и коллеги, и я не хочу, чтобы Вы попали в неловкое положение, когда выйдите на федеральный уровень со своими идеями.
Виктор Кондрашин: Уважаемый Андрей Геннадьевич! Вы пошли по опасному пути подмены понятий, придумав новую интерпретацию уже устоявшегося в общественном сознании понятия «белый реванш». Вы вносите сумятицу в умы граждан, особенно молодежи.
Кроме того, Вы посыпаете соль на раны, утверждая о пересмотре через 100 лет итогов Гражданской войны в России в пользу белых.
Для чего?! Захотелось подбросить дровишек в костер и потом посмотреть, что из
этого получится? Дальше-то что Вы предлагаете делать, если Ваш анализ верен? Ответьте.
Андрей Мясников: О каком костре Вы говорите, сплошной снежный покров, спокойствие, благодать и думы о былом...
Андрей Мясников: Уважаемый Виктор Викторович, наконец-то Вы обратились к сегодняшнему дню. Задача ученого, а тем более философа, – говорить правду. У историков, наверное, другие задачи?
Я знаю о рекомендации президента не использовать понятие реванша в политических целях, но у меня их и нет. Я стараюсь честно исследовать современность, об этом статья.
Виктор Кондрашин: Андрей Геннадьевич! Неужели Вы не видите, что происходит вокруг? Внешний покой – это только внешне. Да и в декабре 1916 г. Ленин говорил, что революции в России не будет.
Но ведь революция или же что-то в этом роде вызревает сначала в умах. Например, крестьянская революция уже вызрела в сердцах мужиков уже после 1861 г. Некрасов писал: «У мужика душа, что туча черная...» А сейчас, что думают о жизни Ваши друзья, близкие и т. д.? Проблемы есть, и они серьезные. И не замечать этого нельзя.
Андрей Мясников: Вы сгущаете краски, все хорошо, деньги в надежных руках.
Виктор Кондрашин: Андрей Геннадьевич! Почему Вы считаете, что только философы честно говорят правду, а у историков другие задачи? Не стыдно?
Я сдавал кандидатский экзамен по марксистско-ленинской философии в Институте философии АН СССР и по горло хлебнул всей правды от ведущих философов и по поводу прошлого, и по поводу настоящего и страны и человечества.
Так что философы врать горазды, также как и историки. Но Вы не врали и не врете. Легко быть честным, когда за это тебе ничего нет.
А вот мой шеф В. П. Данилов и целое поколение историков «нового направления» просто был выбит из науки. Их заставили замолчать в 70-е годы. И именно они в перестройку сказали то, что уже знали после войны и о Гражданской войне, и о Сталине.
А Ваши философы все профилософили. Да и сейчас толка я от них особого не вижу и не удивлюсь, если Институт философии сократят и вышлют еще дальше от Москвы.
Поэтому давайте говорить не в общем, а конкретно. А конкретика в том, что Вы, как специалист по философии, не очень глубоко изучили феномен «белого движения» в России, а я, как специалист по истории гражданской войны (докторская на эту тему, опубликовал 3 монографии и 3 сборника документов на эту тему), об этом Вам сказал, тем более что Вы сами развернули эту дискуссию, поставив под сомнение компетентность журнала «Сура», редакция которой отказала Вам в публикации.
Вы посчитали это политическим актом, несогласием редакции с концепцией Вашей статьи. Также меня задело то, что Вы сравнили свой анализ с анализом Солженицына, чьи материалы, видимо, опубликовали вместо Ваших.
Я не разделяю взглядов Солженицына на историю России ХХ века, но считаю, что публикация его трудов в столетие Великой российской революции приемлема.
Андрей Мясников: Кто такой политический хлюст?
Виктор Кондрашин: К кому и о ком вопрос? Я не понял. Это оскорбление что-ли?
Андрей Мясников: Это теоретический вопрос ко всем друзьям?
Виктор Кондрашин: На мой вопрос ответ не по-существу. Прошу ответить, а не уходить от ответа.
Андрей Мясников: Меня интересует понятие политического хлюста.
Виктор Кондрашин: Последний раз обращаюсь к Вам как к нормальному интеллигентному человеку с тем же вопросом.
Андрей Мясников: Виктор Викторович, я сформулировал логико-понятийный, философский вопрос, обращенный ко всем моим друзьям. Никого оскорблять я не собирался. Это же очевидно.
Виктор Кондрашин: Странный ответ, Андрей Геннадьевич! Очень странный, также как и сам вопрос. Видимо, слишком уж философский, не для философов.
Подготовил Валентин Мануйлов

Хочу предупредить читателей-участников дискуссии в Фейсбуке, что в данную публикацию я включил только переписку Кондрашина и Мясникова, а реплики, мнения и оценки других участников не дал. И не потому, что они не существенные. Напротив, мне они все очень понравились, но за недостатком места мне пришлось ограничиться атакующим Кондрашиным и защищающимся Мясниковым.

 

Поиск по сайту

Реклама