Эстонский остров Хийумаа: между экотуризмом и советскими руинами

A A A

Специально для читателей «Улицы Московской» рассказывает кандидат социологических наук Роман Абрамов.

estonia
В сентябре по приглашению коллег из скандинавских стран я провел выходные, занимаясь современной археологией – обследуя руинированные следы советского военного наследия в Эстонии. Здесь я делюсь некоторыми впечатлениями об этой короткой экспедиции.
В Эстонии долгое время советский период оценивался исключительно как провал национальной истории и как историческая травма.
Возможно, такая концентрация на историческом национальном строительстве была вполне оправдана в первое десятилетие обретения независимости. Между тем ситуация меняется, и сегодня можно наблюдать, как постепенно растет интерес историков и более широкой аудитории к советскому периоду жизни стран Балтии.
Примером этого осторожного поворота может служить мемориальный ландшафт второго по размеру эстонского острова Хийумаа, фактически природного заповедника площадью порядка 1000 км, на территории которого проживают не более 9-10 тысяч человек. Летом этот остров становится центром экологического и исторического туризма, ориентированного прежде всего на эстонское население.


estonia3Военная история Хийумаа
Основными достопримечательностями острова являются старые жилые дома, небольшие церкви, маяки и складские и хозяйственные постройки XVI-XIX вв.
Однако другой стороной жизни этого острова стала его примечательная военная история, тесно связанная с военными конфликтами первой половины ХХ в. и противостоянием СССР и Запада периода холодной войны.
Остров входит в Моозундский архипелаг, и оказался удобным местом для размещения крупнокалиберных береговых артиллерийских орудий и строительства мощных железобетонных бункеров для гарнизонов, обслуживавших эти орудия. Основательные фортификационные сооружения стали строиться на побережье Хийумаа в конце 1939 г., сразу после вхождения частей Красной Армии в Эстонию.
К началу Великой Отечественной войны они не были закончены, но военные строители и местный гарнизон оказались в трагической ситуации: во время осеннего отступления Красной Армии шторм не дал возможности провести морскую эвакуацию красноармейцев, и 3000 бойцов оказались в немецком плену, где почти все погибли от голода и болезней.
Для немецкой армии почти до самого конца войны Хийумаа был глубоким тылом, куда отправляли раненых солдат на излечение. Победное возвращение Советской армии открыло новую страницу в военной истории Хийумаа.
Между 1945 и 1956-м гг. на побережье было завершено строительство мощного подземного и надземного фортификационного комплекса, включавшего бункер управления артиллерийским огнем и собственно батарею крупнокалиберных орудий, защищавших подходы к Рижскому и Финскому заливам со стороны Балтийского моря.
Хийумаа оставался под контролем советских военных вплоть до вывода российской армии из балтийских стран в 1993 г.
Военное прошлое Хийумаа можно узнать от активистов местного общества любителей военной истории, которые на протяжении последних 12 лет ведут активную работу по музеефикации и экспонированию этой истории. В основном члены этого общества – мужчины старшего возраста, «отставники», успевшие послужить в Советской армии и окончившие свою карьеру в эстонских вооруженных силах, увлекающиеся военным краеведением.
Один из таких краеведов – Арнольд, крепкий, одетый в камуфляж мужчина, – и стал нашим гидом по заброшенным бункерам и музею военной истории Хийумаа. В ходе экскурсии он делился некоторыми фактами из собственной биографии и отношением к советскому прошлому.
Он действительно служил в советской и эстонской армиях, считал себя патриотом независимой Эстонии, но при этом было заметно восхищение огромными возможностями и мощью советских вооруженных сил, способных построить столь масштабные подземные фортификации.
Эта амбивалентность исторического сознания, возможно, является неотъемлемой характеристикой некоторых жителей балтийских стран старшего поколения. С одной стороны, они были активной частью населения, боровшегося за независимость в период перестройки, а с другой, подсознательно у них осталось чувство утраченной принадлежности к огромной и сильной империи, способной создавать мощное оружие.

estonia2
Подземный мир советских военных «заброшек»
Наш гид стал показывать оставшиеся подземные укрепления Советской армии. Они находятся на холме примерно в километре от берега. Раньше из-за организации наблюдения за побережьем здесь ничего не росло, но за прошедшие десятилетия местность покрылась молодым сосновым лесом.
Однако следы активной деятельности человека всё еще заметны. Это поросшие мхом бетонные плиты, кое-где торчащие из земли, и цилиндрический бронированный колпак с пулеметными гнездами. На броне можно обнаружить следы солдатского фольклора – кто-то вырезал на металле надписи «Демобилизация 1957, 1959». На это, видимо, в свое время ушло много солдатских сил, ведь бронь – далеко не самый мягкий сплав.
Остались и другие приметы советской военной части – например, бетонная стена, служившая пространством наглядной агитации на небольшом плацу. На старом бетоне по сохранившемуся контуру красной краской изображена карта СССР с соответствующей надписью. Рисунок регулярно обновляется.
Наш гид обратил внимание на выщерблины в бетоне на этой карте – оказывается, это следы пуль. В 1990-х гг. эту местность посещали эстонские националисты, которые вымещали свою ненависть ко всему советскому и русскому, стреляя в карту СССР.
Впрочем, последние годы ничего такого не происходит: большинство эстонцев озабочено не старыми постколониальными травмами, а обустройством собственной страны.
Осмотрев «заброшку» на поверхности, мы по узкому бетонному тоннелю спустились в подземный бункер – пункт управления артиллерийской стрельбой из 180 мм орудий, находившихся у самого берега.
Пройдя метров тридцать по сухому узкому железобетонному коридору, мы оказываемся в подземном пространстве, состоящем из примерно десятка комнат различного размера, соединенных переходами. На стенах сохранились остатки синей масляной краски, под потолком кое-где видны ржавые трубы воздуховодов вентиляции, чуть ниже – кронштейны-держатели для кабелей.
Российская армия покинула эти места в 1992 г., и тогда бункер и окружающее пространство стали доступны всем желающим. Конечно, всё ценное, годное для сдачи в металлолом вынесли в первые пару лет, но сам подземный комплекс находится в удовлетворительном состоянии: ничего не затоплено, стены не разрушены, мусора практически нет. На стенах кое-где видны граффити и отметки игроков в геокешинг.
Наш гид Арнольд ведет нас в какое-то небольшое помещение, служившее, по его словам, туалетом, и показывает нарисованный на стене морской пейзаж – бухта и деревья на фоне синего неба и синего моря. Всё в стиле наивного искусства.
«А это творчество солдат, которые здесь служили, чтобы приятнее было в туалете сидеть», – поясняет гид.
Бункер имеет два уровня, и по крутой лестнице мы спускаемся на нижний уровень, где находились дизельный генератор и пункт спецсвязи. Естественно, никакого света нигде нет: мы подсвечиваем себе путь фонариками в абсолютной темноте.
Проводник просит обратить внимание на одну из стен: ее пытались разломать и проделали довольно крупное отверстие, рядом куча обломков бетона. По словам Арнольда, лет десять назад какие-то сумасшедшие пытались искать здесь сокровища, якобы спрятанные при строительстве бункера.
Сложно сказать, кому пришла в голову возможность того, что советские солдаты и офицеры обладали ценностями, которые нужно было прятать в бетонных стенах военного объекта, но кладоискатели потрудились на славу: смогли пробить стену насквозь, добравшись до песчаной почвы. А это совсем не просто, учитывая особую марку используемого бетона и метровую толщину стен.
Стена бункера по конструкции напоминает слоеный пирог: три слоя стали, окруженные бетоном. Конечно, кладоискатели ничего не обнаружили, но теперь следы их титанических усилий тоже стали частью «экспозиции».
По тому, как увлеченно наш эстонский гид рассказывает о технических параметрах комплекса, видно, что его зачаровывает размах и мощь советской военной машины.

estonia4
Ленинская комната на эстонском острове
Еще одной достопримечательностью Хийумаа, возникшей благодаря советскому военному наследию, стал местный музей военной истории, организованный местным же обществом любителей военной истории.
Музей возник на базе советского пункта радиолокационного наблюдения, который вместе с работающим оборудованием достался в наследство эстонской армии и работал до 2005 г.
Затем встал вопрос: что делать со старым оборудованием и небольшим одноэтажным домом, где оно находилось? Скорее всего это здание стало бы очередной «заброшкой», но местные историки-любители попросили власти передать им эту территорию под музейную экспозицию. Больше никакой помощи от государства они не получали, а развивали музей собственными силами и на частные пожертвования и небольшие гранты.
Между тем музей получился любопытным и может выбить ностальгическую слезу у любого мужчины на территории бывшего СССР, кому довелось проходить срочную службу в рядах Советской армии. Этот музейный комплекс уже известен на территории балтийских стран: во время нашего визита посетить его приехали мотопутешественники из Латвии.
Помимо образцов военной формы, оружия, оборудования и предметов быта в музее, например, полностью восстановлен интерьер Ленинской комнаты с бюстом вождя и агитационными материалами. Мне пришлось долго объяснять коллегам из скандинавских стран функциональное и сакральное значение этой комнаты для любой советской военной части.
На прилегающей территории находится ангар с образцами военного транспорта и даже имеется легендарная пушка-сорокопятка, сыгравшая столь важную роль на первом этапе войны в борьбе с немецкими танками.

estonia5
В целом нельзя сказать, что экспозиция музея наполнена идеологией отторжения советского как чуждого и оккупационного, хотя элемент иронии присутствует, как и в большинстве подобных музеев Восточной Европы.
Остров Хийумаа, безусловно, интересное пространство, сочетающее в себе романтичную балтийскую природу, историю локальных эстонских сообществ и руинированное советское прошлое.    
Роман Абрамов, кандидат социологических наук, доцент НИУ ВШЭ (г. Москва), автор исследовательского проекта
«Социологический анализ коллективной памяти о позднем советском периоде: контексты музеефикации и коммодификации» (№ 17-01-0058) в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2017 г. и в рамках государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации «5-100».

Прочитано 761 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту