Погасшие маяки российской культуры: училище садоводства в Пензе

A A A

Пензенская культура продолжает гореть… Многим памятен трагический пожар в местном культпросветучилище (1993) и неожиданный пожар в драматическом театре (2008).  Долго жгли дом Бадигина на ул. Куйбышева… (2009).
А сколько тихих, незаметных пожаров произошло в Пензе за последние два десятилетия.   
На юго-западе Пензы, в районе бывшего совхоза-техникума, горят и разрушаются жилые дома, принадлежавшие когда-то училищу садоводства,  основанному у нас по воле императора Александра I в апреле 1820 г.
Краевед Александр Волков рассказывает сегодня о вкладе училища в развитие научного плодоводства России и его роли в культурной жизни города и губернии.


Забывчивые потомки
В эйфории культурного строительства, охватившего Пензу в последние годы (строительство нового здания театра, филармонии, концертного зала и др.), просвещенная общественность сделала вид, что не заметила огромные потери в культурном слое, который достался нам от прошлых столетий.
Практически исчезла с лица земли деревянная Пенза, повсеместно уничтожаются кирпичные строения XIX в., прекратил существовать пензенский ипподром, открытый в городе еще в 1848 г. Давно не принимает посетителей местная обсерватория, в плачевном состоянии находятся десятки исторических и архитектурных памятников города и области.
На территории по ул. Совхоз-техникум стоит сладковато-горький запах, проникающий в открытые окна близлежащих домов и в аудитории колледжа, что расположен в каких-нибудь тридцати метрах от сгоревшего в апреле двухэтажного жилого дома № 12. Этот дом, как и два других строения, что расположены чуть ниже (№№ 8 и 13), был недавно расселен, а его жильцы обустраиваются сегодня в новых квартирах на ул. Долгорукова.
По старинной русской традиции, после отъезда жильцов начался разгром старинных зданий еще дореволюционной постройки. Тащили все: двери и  полы, снимали крышу, разбирали деревянные стены и кирпичный фундамент.

volkov


Поработали здесь и кладоискатели, оснащенные современными поисковыми приборами. Участие в этом принимали как заезжие бригады, так и местные жители, знающие толк в строительных материалах.
Да и то правда, если городские власти, расселив жильцов, бросили эти дома, то что же остается делать простому люду, который хорошо понимает (в отличие от чиновников) – добро не должно пропадать, оно должно служить людям.
И никому невдомек, что с разрушением этих зданий будет окончательно уничтожена память о существовавшем на этой территории первом училище садоводства в России, деятельность которого и заложила основы отечественного плодоводства. И здесь вопросы, конечно, не к простому народу, который часто не помнит и своих недавно ушедших предков.
Нет, вопросы хочется задать областным и городским властям, чиновникам министерства образования и управления культуры: «Вы что, господа хорошие, не знаете, что 196 лет тому назад на этих землях началась деятельность учебного заведения, о котором было известно во всех уголках России, куда ехали первые лица государства, где получили образование крупнейшие отечественные ученые-селекционеры?
Не знаете, что в советский период на базе училища был образован сельскохозяйственый техникум (с 1964 г. – совхоз-техникум), удостоенный ордена Трудового Красного Знамени (1945) и имени В. И. Ленина (1970) за успешную деятельность по обучению и воспитанию молодых специалистов для сельского хозяйства страны?
Таких наград и званий не имело ни одно учебное заведение Пензенской области! Так как же вы забыли об этом?»

volkov2


Немецкий след…
В августе 1820 г. в Пензу из Южной Германии по приглашению министерства внутренних дел приехал Эрнст Магзиг (1796-1853), совсем еще молодой специалист по садоводству. Он и будет в течение первых тридцати трех лет  создавать училище садоводства в нашем городе.
Здесь он будет встречать императора Николая I (1836), цесаревича Александра, поэта Василия Жуковского (1837), математика Николая Лобачевского (1842), писателей и чиновников разного уровня. Он примет российское гражданство (1823) и скончается в Пензе осенью 1853 г. Могила его, увы, затерялась где-то на пензенских кладбищах…
Занимаясь подготовкой практических садовников и  распространением улучшенных пород деревьев и кустарников по всем губерниям царской России, Магзиг  внес свою лепту и  в развитие культуры города, в котором он жил. По поручению губернатора Федора Лубяновского, он занимался с мая 1821 г. созданием первого городского публичного сада в Пензе (ныне ЦПКиО им. В. Г. Белинского) и на протяжении всей жизни принимал действенное участие в его благоустройстве.
Как человек лютеранского вероисповедания, Магзиг сыграл большую роль в строительстве лютеранской церкви на улице Дворянской (ныне  улица Красная).
С 40-х годов XIX в. в училище велись метеорологические наблюдения за погодой. Не случайно, что именно сюда приезжал летом 1842 г. великий русский математик Николай Лобачевский для изучения солнечного затмения.
Имя и дела Э. Магзига стали известны далеко за пределами Пензенской губернии. О нем и его училище писали приезжавшие в Пензу чиновники, путешественники, литераторы: Михаил Жданов, Павел Сумароков, Василий Инсарский. Известный русский философ Борис Чичерин в «Журнале садоводства» за 1858 г. писал о Магзиге: «…Как теперь вижу эту полную фигуру с красным лицом, с его словоохотливостью и немецким наречием…Много пользы принес у нас в своей сфере этот просвещенный иностранец. Зато и деятельность его была неутомима. Каждый год он изъезжал тысячи верст, везде сажал и подсаживал, устраивал заведения, разбивал сады… ».
Император Николай I, посетив училище летом 1836 г., был приятно поражен увиденным (оранжереи, теплицы, фонтаны) и наградил садовника Э. Магзига за примерную работу орденом Св. Станислава IV степени.
Созидательную деятельность Эрнста Магзига  продолжил ботаник Отто Баум (1813-1876), возглавлявший училище более двадцати лет.  Именно ему принадлежит заслуга сохранения учебного заведения от закрытия, которая планировалась министерством в 60-х годах XIX в. Он же напишет в 1870 г. и первую книгу о деятельности училища в первые 50 лет его существования.
В этот период училище посещали: министр государственных имуществ Николай Муравьев, «патриарх русского садоводства» Рихард Шредер. На концертной сцене училища выступал начинающий артист Владимир Гиляровский, ставший впоследствии крупным писателем.
Ботанический сад училища становится любимым местом отдыха горожан. По выходным здесь играл духовой оркестр, проводились беспроигрышные лотереи, по которым можно было выиграть экзотические комнатные растения и плодовые саженцы.

volkov3


Гордость Департамента Земледелия
Своего расцвета училище садоводства достигает в начале XX в., когда во главе его становится известный в России садовод-практик Александр Журавский (1865-1918).
С 1893 г. он трудился в училище главным садовником, с 1906 г. по 1917 г. являлся его управляющим.
Насытив внутренний рынок, Пензенское училище садоводства начинает активно реализовывать свои произведения по всей России, отправляя саженцы, черенки, семена растений и т. д. по почте за умеренную плату. В конце 1917 г. училище предлагало по почте: яблони – 20 сортов, черенки – более 20 сортов, декоративные деревья – 13 сортов, декоративные кустарники – 18 сортов, многолетники – 24 сорта, пальмы – 3 сорта, цветущие растения – 22 сорта, картофель – 17 сортов.
Говоря о роли училища в распространение плодоводства в России, Александр Журавский отмечал: «Влияние училища наиболее всего сказывается через посредство бывших его учеников, которые работают по своей специальности в разных местах не только Европейской, но и Азиатской России».
Ученики оправдали надежды своего учителя. Среди тех, кто окончил Пензенское училище садоводства в конце XIX-начале XX века – большая плеяда ученых-селекционеров: академик Иосиф Горшков (первый ученик Мичурина), профессор Петр Шитт (основоположник научного плодоводства в России), профессор Александр Кизюрин (Омск, СХИ), профессор Григорий Карпов (ЦГЛ, Мичуринск), профессор Лев Ро (Симферополь, СХИ), профессор Василий Левошин (Саратов, СХИ).
Отмечая 25-летний юбилей  практической деятельности Александра Журавского, журнал «Прогрессивное плодоводство и огородничество» за 1913 г. писал: «В настоящее время благодаря А. И. Журавскому Пензенское училище садоводства является гордостью Ведомства Земледелия: оно доведено до такой высоты, что смело может соперничать с лучшим специальным учебным заведением по садоводству в Западной Европе».


Исторические строения
Дома, что сегодня горят и разрушаются на ул. Совхоз-техникум (№№ 12, 13, 8) как раз и были построены в период деятельности Александра Журавского. Строили дома на века, не предполагая, что через 100 лет недалекие руководители города и области поставят на них крест и пустят под бульдозер. С этими домами связаны многие славные страницы пензенской истории и многие имена известных людей, бывавших здесь уже в XX в.
Дом № 12 («коммунка») был построен в конце XIX в. и использовался под квартиру управляющего училищем. Дом 2-этажный, на 12 комнат. Первый этаж – кирпичный, второй – деревянный. Толщина кирпичных стен – 70 см, ширина половых досок – до 35 см, толщина досок – от 5 до 7 см! Таких размеров уже не знало советское строительство! Дом на таком фундаменте легко простоял бы и следующие 100 лет!
Это здание помнит забастовку учащихся весной 1905 г.
и вооруженный налет революционеров-террористов летом 1907 г., в результате которого был ранен преподаватель Николай Бардин, оказавший им сопротивление. На втором этаже, в квартире Александра Журавского, часто собиралась научная интеллигенция Пензы, так как он являлся действительным членом Пензенского общества любителей естествознания (ПОЛЕ), а с 1914 г. – членом Совета организации.
В годы Великой Отечественной войны здесь размещалось студенческое общежитие, затем – библиотека, столовая и медпункт. В последние 50 лет в доме проживали до 12 семей работников техникума, испытывая на себе все тяготы существования без каких-либо коммунальных удобств.
На втором этаже доживал свой век Рудольф Алексеевич Деливрон, потомок знаменитых морских офицеров, храбро сражавшихся в Крымской, русско-японской и Первой мировой войнах на стороне России.
Два дома, расположенные чуть ниже (№ 13 и № 8), были построены для преподавателей училища в 1913 г. Каждый дом предоставлялся лишь на две семьи! Так заботилось государство о жилищных условиях тех, кто готовил садоводческие кадры для страны!
Дома стоят на кирпичном фундаменте толщиной в 70 см. Каждой квартире предоставлялись дополнительно погреб и ледник для хранения овощей и продуктов в летнее время.
Высота потолков – от 260 см до 320 см; высота кирпичного фундамента (дом № 8) – 270 см;  высота входных дверей – 282 см, ширина – 125 см.
Поражают размеры кирпича, из которого сделаны фундаменты всех домов: толщина – 7 см, длина – 27 см! Кирпичи были положены на известковый раствор и находятся и сегодня в хорошем состоянии.


Тайный визит члена Политбюро
Дом № 13 местные жители называют «Макаровским» в честь директора техникума Александра Макарова, который руководил им немного (1956-1961), но оставил о себе добрую память. Вновь на территории забили фонтаны, появились теплицы и аллеи с бюстами великих ученых-селекционеров. Цветущий жасмин кружил голову студенческой молодежи, скрывая от глаз тайны первых свиданий…
Сегодня мало кто помнит, что в этом доме жили директора и до Макарова: Крылов, Никитенков, Ковкин. Так вот, летом 1943 г. Владимиру Крылову пришлось  показывать состояние техникума члену Политбюро ЦК ВКП(б), секретарю ЦК Андрею Андреевичу Андрееву (1895-1971).
Как оказался ближайший соратник Сталина в Пензе – загадка для местных историков. В газетах о его визите, конечно, не сообщалось.
Только из архивных материалов Пензенского обкома партии удалось установить, что приезжал он для выступления на партактиве области в связи со сложной ситуацией, возникшей в нашем сельском хозяйстве. Низкая урожайность в растениеводстве и огромный падеж скота взволновали руководство страны.
Андреев выступил на активе перед партийными, советскими и хозяйственными руководителями, призвал их срочно исправить положение дел в сельском хозяйстве. Странно, но никто из первых лиц области не был наказан! Страна готовилась к Курской битве, вероятно, были более важные дела, чем сажать первого секретаря обкома и председателя Совета.
Визит Андреева имел важные последствия для техникума. Дело в том, что с 1941 г. все учебные помещения и общежития учебного заведения были переданы под жилье сотрудников наркомата минометного вооружения, которым руководил наш земляк Петр Паршин (1899-1970).
Учебный процесс был перенесен из аудиторий в поля, сады и теплицы. Жили учащиеся в квартирах преподавателей и сотрудников, которые и без них находились в трудных жилищно-бытовых условиях.
Сталинский нарком  был величиной практически безграничной, но и он был бессилен перед членом Политбюро ЦК. Через два месяца после посещения Пензы Андреевым вышло постановление СНК РСФСР за подписью Алексея Косыгина, по которому техникуму вновь возвращались учебный корпус и общежития, увеличился план приема учащихся, выделялись большие денежные и материальные средства, к нему присоединялся лесной массив в 250 га, где сегодня проходит Олимпийская аллея.
Андрей Андреев, имея за плечами всего лишь начальное образование, сумел понять важность и значение техникума в деле подготовки кадров для сельского хозяйства страны!
Так как же не смогли понять этого нынешние руководители области, имеющие по два, а то и три высших образования?! Как смогли довести до развала учебное заведение, которым можно и нужно было гордиться, показывая его всем гостям региона? Откуда такая близорукость?!

volkov4


На пепелищах истории…
От некогда славного учебного заведения осталось сегодня немного.
Выпускники 50-70-х годов уже не найдут старый учебный корпус и два общежития, примыкавшие к нему. Ничего не осталось от ферм, теплиц и садов техникума.
На землях государственного сортоиспытательного участка плодово-ягодных культур, заложенного здесь в 1951 г., расположен сегодня коттеджный поселок Дубрава! Сохранилось несколько вековых хвойных деревьев, да развалины старинного грота.
Возле детского сада № 31 находится  созданный еще Магзигом в 1821 г. заросший ивняком пруд, именуемый местными жителями «болото», в силу его захламленности. Да, не хватает нам немцев для порядка, культуры и совести…
Сами-то, как показывает история Пензенского училища садоводства,  уже ничего не в состоянии ни сохранить, ни приумножить…
Автор выражает благодарность за предоставленную информацию ветеранам техникума Владимиру Винокурову, Вере Кузьминой, Татьяне Коноваловой, Василию Щачневу, Любови Ананьевой.
Александр Волков, краевед.
Фото автора

Прочитано 1923 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту