США: насколько высокой окажется либеральная волна?

A A A

6 ноября в 328-миллионных США пройдут промежуточные выборы. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

inopress
Вождь консервативного большинства в Сенате Эддисон Макконелл недавно дал два интервью агентствам Bloomberg (16 октября) и Reuters (17 октября), где хорошо объяснил, что поставлено на кон на нынешних выборах.
Он заявил, что если республиканцам удастся удержать большинство в обеих палатах Конгресса, то они вновь предпримут попытку отменить реформу здравоохранения ненавистного либерала Барака Обамы (2009-2017) и займутся урезанием расходов на социальные программы и медицинскую помощь пенсионерам и неимущим.
Естественно, что всё это они сделают во имя благородной цели сокращения бюджетного дефицита. Очевидно, что такой курс неизбежно приведёт к сжатию потребительского спроса и кризису.
Многие из наблюдателей, в том числе ваш покорный слуга (см. статью «Удар по Америке» в «УМ»
№ 709 от 22 декабря 2017 г.), предостерегали, что массированное снижение налогов на богатых и корпорации, проведённое консерваторами в декабре 2017 г., это всего лишь первый ход в их тактической комбинации.
Резкое снижение налогов приводит к резкому увеличению дефицита бюджета. Консерваторы, уверенные, что их избиратель уже забыл, кто и как раздул бюджетный дефицит, готовятся к тому, чтобы сделать второй ход.
Они начинают закатывать истерику вокруг огромного превышения государственных расходов над доходами, чтобы продавить (нет, не увеличение налогов на богатых) сокращение социальных и медицинских расходов.
Пока всё так и происходит.
Именно вокруг этих тем бушуют страсти на нынешних выборах. Именно это является стержнем политической борьбы в Америке. Именно здесь находится нервный узел всей социально-политической жизни страны.

 

Две силы
Консервативная Республикан-ская партия представляет интересы наиболее безответственной части американского крупного капитала.
Это те, кто так и не смирился с «новым курсом» Франклина Рузвельта (1933-1945), «великим обществом» Линдона Джонсона (1963-1969) и реформой Барака Обамы. В идеале они хотели бы полностью покончить с их наследием и вернуться в дорузвельтовскую эпоху.
Они рукоплескали резкому сокращению налогов Рональдом Рейганом (1981-1989) и Джорджем Бушем-младшим (2001-2009), а потом постарались вычеркнуть из памяти избирателей вызванный той политикой кризис 2008-2009 годов, который страна окончательно преодолела лишь к 2016 г.
Теперь, так и не сделав выводов из предыдущего кризиса, они повторяют тот же путь с уже новым вождём – Дональдом Трампом.
Эта часть крупного капитала так и не усвоила азов теории Джона Кейнса и не поняла, или не желает понять, что их компании своими успехами обязаны тому огромному внутреннему спросу, который был создан правительствами «нового курса» в результате перераспределения доходов от богатых к бедным.
Американские консерваторы воспитываются не на работах Дж. Кейнса, а на романах Айн Рэнд, согласно которым крупный бизнес является жертвой беззастенчивого налогового грабежа со стороны бездельников и неудачников, многие из которых к тому же ещё и являются представителями расовых и этнических меньшинств.
Обычно консерваторы затушёвывают то обстоятельство, что их политика бьёт по интересам рядового американца. Иначе было бы трудно подвигнуть на голосование за республиканцев сколько-нибудь значительное количество избирателей, а голосов богатых явно недостаточно для победы.
Классическая тактика консерваторов – это перенос борьбы с вопросов «о хлебе и картошке» на темы культурных войн и расового антагонизма.
Республиканцы обожают схватки по поводу огнестрельного оружия, безопасности, прав женщин, иммиграции, глобализации, расизма, абортов, религии, нравственного и интеллектуального облика Д. Трампа.
Именно культурные войны позволяют им мобилизовать поддержку со стороны консервативных и малообразованных белых избирателей, живущих в постоянной панике перед угрозой утраты ими в ближайшие десятилетия статуса привилегированного большинства, и одновременно отвлечь их от реальных социально-экономических проблем. В последние недели, например, этим целям служит истерика по поводу подготовки Америки к обороне от движущегося к её границам каравана из 3500 гондурасских, гватемальских и сальвадорских иммигрантов.
Для противостояния этой чудовищной угрозе Пентагон перебрасывает к мексиканской границе в рамках операции «Верный патриот» 5200 военнослужащих в полном боевом оснащении, вооружённых вертолётами, самолётами и мотками колючей проволоки.
Чутьё подсказывает мне, что об этом «нашествии» консервативные телеканалы начисто забудут 7 ноября – на следующий день после выборов.
Консерваторы выигрывают политические битвы лишь за счёт культурных войн, патриотической мобилизации (как в 2002 и 2004 годах), дисциплинированности своего избирателя и процедурных моментов, позволяющих одерживать верх представителям меньшинства (Коллегия выборщиков в 2000 и 2016 годах и нарезка избирательных округов).
Консерваторам противостоят либералы из Демократической партии. Это широкая коалиция, сформированная вокруг класса интеллектуалов, чьи позиции особенно сильны в наиболее передовых отраслях промышленности и сферы услуг.
Их стратегическая цель – максимально приблизить американское общество к канадскому, а также к обществам развитых стран Европы и Азии.
Это означает резкое снижение уровня неравенства по доходам за счёт усиления их перераспределения от богатых к бедным, ускорение накопления человеческого капитала, расширение доступа представителей социальных низов к высококачественному образованию и здравоохранению, решительную модернизацию инфраструктуры, активное государственное регулирование экономики, укрепление общественного доверия и солидарности.
Американские либералы понимают, что, только продолжая курс Ф. Рузвельта, Л. Джонсона и
Б. Обамы, можно добиться повышения конкурентоспособности экономики США, избежать тяжёлых хозяйственных депрессий и сделать более устойчивой их социальную систему.

Предвыборные прогнозы
6 ноября будет решаться вопрос о большинстве в обеих палатах Конгресса. Сейчас в каждой из них господствуют консерваторы.
У либералов есть очень высокие шансы завоевать большинство в Палате представителей. За них собираются отдать свои голоса 49-50% избирателей, а за консерваторов – 41-42%.
Согласно математической модели известного американского политолога Нэтэниэла Силвера, шансы либералов на захват большинства в нижней палате равны 85%.
В экономике пока всё хорошо (темпы роста ВВП равны 3%; безработица упала до 3%, это самый низкий уровень с 1969 г). Слышны лишь отдалённые раскаты грома будущих бурь, условия для которых закладывает политика правительства Д. Трампа. Но и этого достаточно, чтобы вызвать дикие приступы ярости в либеральном лагере.
Либералы рвутся голосовать, чтобы не допустить отмены реформы Б. Обамы и сокращения медицинских и социальных расходов, чтобы покончить с торговыми войнами Д. Трампа, чтобы связать по рукам и ногам правительство худшего (по мнению историков из Американской ассоциации политических исследований) президента США.
Многие либералы пойдут голосовать как раз из-за культурных войн Д. Трампа. Своей политикой он не только мобилизует сторонников, но и доводит до белого каления либералов, что, в свою очередь, ведёт к ответной мобилизации.
Достаточно вспомнить недавно закончившуюся схватку по поводу скандального назначения Бретта Кэвэно членом Верховного суда. Консерваторы продавили эту кандидатуру, но, возможно, им придётся заплатить за это новыми потерями 6 ноября.
Шансы либералов увеличивает сам феномен промежуточных выборов. За редким исключением, правящая партия на них теряет голоса, даже если в экономике всё обстоит благополучно.
Это связано с тем, что явка на них заметно ниже, чем на всеобщих выборах. Ходят голосовать на промежуточные выборы в основном недовольные, оппозиционно настроенные избиратели, а сторонники правящей партии склонны оставаться дома либо из-за того, что их всё устраивает, либо, наоборот, из-за деморализации.
Впрочем, Д. Трамп пытается переломить эту тенденцию. Он весь ушёл в предвыборную кампанию и разъезжает по стране, собирая огромные митинги своих сторонников, на которых разжигает ненависть к гнусным либералам.
Хотя уровень одобрения его деятельности в целом невелик (42-43%), президент по-прежнему безумно популярен среди консервативной части общества. Для неё он свой в доску.
Возможный захват либералами большинства в Палате представителей приведёт к тому, что правительственная повестка дня будет полностью заблокирована.
Впрочем, провести какие-либо реформы либеральная оппозиция тоже не сможет. Их, в свою очередь, заблокируют Сенат и президент.
Гораздо хуже шансы либералов в битве за Сенат. Скорее всего эта высота им на этот раз не покорится. Модель Н. Силвера показывает, что вероятность сохранения консервативного большинства в верхней палате равна 84%.
Причина заключается в неустранимых проблемах с географической структурой этих выборов, поскольку сейчас избирается лишь
1/3 сенаторов. Чтобы завоевать большинство, либералам нужно побеждать в очень консервативных штатах. А это в нынешних условиях сделать крайне трудно.
 Наконец, огромное значение имеют и проходящие во многих штатах губернаторские выборы. Их исход на этот раз особенно важен с точки зрения не только региональной, но и национальной политики.
Дело в том, что именно избранным в этом году губернаторам предстоит председательствовать при перекройке избирательных округов в Палату представителей после переписи 2020 г. А это способно повлиять на расстановку сил в нижней палате и во всей политической системе на целое десятилетие.
Тем примечательнее, что либералы практически гарантировали себе победу в губернаторских гонках в таких ключевых колеблющихся штатах, как Флорида, Иллинойс и Мичиган.
Ещё одна отчаянная схватка с неясным исходом идёт за кресло губернатора в крупном колеблющемся штате Огайо.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук.

Прочитано 134 раз

Поиск по сайту

Реклама