Конфликт на Антонова: кого мэр Лузгин пошлет лесом?

A A A

«Улица Московская» продолжает освещать конфликт между АО «Юмирс» и Администрацией г. Пензы по земельному участку на ул. Антонова в микрорайоне ГПЗ-24.

Эта история длится уже год. За это время был сделан цикл публикаций с подробным описанием нарушений, допущенных мэрией при переводе территории из промышленной зоны в многоэтажную жилую застройку.
В связи с чем «Юмирс» не может установить обязательную санитарно-защитную зону для вновь построенного лабораторно-производственного корпуса и ввести его в эксплуатацию, что влечёт за собой срыв инвестиционного проекта стоимостью в четверть миллиарда рублей.
Земельный участок 58:29:2009006:3451 был сформирован городской администрацией в качестве компенсации строительным компаниям за достройку домов обманутых дольщиков.
Распоряжением губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева (см. статью автора «Инвестпроекты по-пензенски: опыт Белозерцева», на сайте «УМ» № 867) участок был передан ООО «СК «Новое решение» (генеральный директор Марат Акчурин). На сегодняшний день на участке ведётся подготовка к строительству 17-этажного многоквартирного дома.
21 июля 2021 г. подробности конфликта были озвучены генеральным директором «Юмирс» Андреем Клюевым на заседании Общественного совета при губернаторе по инновациям и инвестициям. По итогам заседания врио губернатора Олег Мельниченко дал поручение разобраться в ситуации с привлечением ответственных чиновников.
13 сентября 2021 г. в здании областного правительства состоялась встреча председателя Общественного совета Олега Тоцкого, уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пензенской области Михаила Лисина и генерального директора «Юмирс» Андрея Клюева с главой администрации г. Пензы Андреем Лузгиным.
Во встрече также приняли участие председатель Пензенской торгово-промышленной палаты Владимир Подобед, представитель компании «Юмирс» Ольга Максимова, вице-мэр Магомед Агамагомедов, начальник юридической службы мэрии Николай Коваленко, заместитель начальника Управления градостроительства и архитектуры Татьяна Жукова.
Запись переговоров была передана в редакцию, с которой «УМ» предлагает ознакомиться читателям. Публикуется с несущественными сокращениями.
Все участники встречи были предупреждены, что ведётся диктофонная запись. Общая продолжительность записи – 55 минут 30 секунд.
umirs

Встреча по теме конфликта «Юмирса» и мэрии в кабинете Михаила Лисина.
13 сентября 2021 г.
Фото с сайта уполномоченного по защите прав предпринимателей Пензенской области

***
Лузгин: Может быть, не совсем корректно, что мы не пригласили комиссию по разбору споров между предпринимателями?
Максимова: Мы не спорим с предпринимателями.
Лисин: Мы попросили вас собраться в связи с тем, что у нас есть протокол заседания общественного совета при губернаторе по инновациям и инвестициям, подписанный губернатором. В пункте № 6 указано: провести совещание под эгидой уполномоченного по правам предпринимателей с участием врио губернатора, городской администрации и причастных ведомств по решению вопроса по переходу статуса земельного участка в производственной зоне.
Это совещание, но без губернатора, мы сейчас и проведём. О результатах доложим Олегу Владимировичу. Прошу обратить внимание: это совещание следует считать исполнением поручения губернатора.
Лузгин: Наша позиция та же самая, потому что у нас есть судебный процесс. (Обращаясь к Коваленко) Мы сейчас на какой стадии?
Коваленко: Дело приостановлено в связи с экспертизой по поставленным судом вопросам, а именно: 1) требуется ли установление специальной санитарно-защитной зоны для испытательного полигона на ул. Антонова, 3 в соответствии с проектной документацией, действующими нормами и нормативно-правовыми актами; 2) если установление такой защитной зоны требуется, то с её границами определиться на местности.
Лузгин: Когда следующая дата заседания?
Коваленко: Будет готова экспертиза - процесс возобновится.
Лисин (обращаясь к Лузгину): Мы суд не подменяем. У нас разговор идёт о том, чтобы согласно протоколу найти решение вопроса по возврату участка 58:29:2009006:3451в промышленную зону. Насколько это возможно?
Лузгин: Я изначально выразил позицию по этому вопросу. Есть спор двух субъектов. Есть интересы у «Юмирс», есть интересы другого предпринимателя-застройщика, владеющего правами, и есть администрация как сторона.
Мы сейчас опять проводим встречу с губернатором или проводим комиссию, и заслушиваем одну сторону. После этого мы однобоко излагаем информацию, игнорируем то, что мы находимся в судебном процессе. С моей точки зрения, это некорректно.
Лисин: Есть претензия «Юмирса» к администрации, а не к предпринимателю Акчурину.
Клюев: Вообще нет никакого дела между хозяйствующими субъектами. Вы, наверное, не в курсе вопроса, если так его трактуете.
Лузгин: Мы говорим о том, что есть интересы другого предпринимателя.
Клюев: Этот интерес другого предпринимателя сгенерирован вашей некорректной работой!
Лузгин: Коллеги, как только мы переходим к обвинениям в нашей некорректной работе, давайте уходить в суд! Мы в судебном процессе все вопросы рассмотрим.
Лисин: Коллеги, давайте накал понизим и попробуем поискать решение.
Лузгин: Я не очень понимаю предмета спора. Если мы говорим, что Андрей Валентинович хочет построить и ввести в эксплуатацию свой объект, то он это в суде не заявляет.
Максимова (обращаясь к Лузгину): Хочу пояснить, что администрация в вашем лице, глубоко заблуждается, считая, что данная ситуация есть спор двух хозяйствующих субъектов. В случае удовлетворения иска «Юмирс» в суде будет признано незаконным формирование земельного участка. Соответственно, будут признаны незаконными и последующие действия по предоставлению этого участка ООО «Новое решение».
Как нам известно, данный застройщик понёс затраты на разработку проектно-сметной документации, уже получено разрешение на строительство одного из четырёх многоквартирных домов.
И в случае удовлетворения иска «Новое решение» найдёт способ защиты своих прав в виде подачи иска к администрации города о взыскании убытков, которые причинены действиями администрации.
Лузгин: Давайте дождёмся решения суда. Если вы уверены в том, что можете доказать всё в суде, зачем мы встречаемся на всех остальных площадках?
Максимова: Это я к тому говорю, что «Новое решение» защитит завтра свои права. Органу самоуправления следует думать о том, что здесь пострадают интересы граждан, которые будут проживать в будущих домах. Люди будут жить в тех условиях, где нельзя находиться жилью. Есть СП «Планировка и застройка городских и сельских поселений».
В нём чётко написано, что санитарно-защитные зоны (далее СЗЗ) объекта включаются в ту функциональную зону, в которой они находятся. Когда в 2018 г. администрация вносила изменения в Генеральный план, она не учла, что у «Юмирса» может быть СЗЗ (см. статью автора «Небезопасное жильё с видом на полигон» на сайте «УМ» № 843).
Агамагомедов: Все функциональные зоны ставились на кадастровый учёт не по желанию администрации. Это было решение областного правительства. Я более погружён в эту ситуацию. Мы предлагали там паркинг.
Вопрос – почему там появились многоквартирные дома? Вы думаете, что администрация сама лично приняла решение о многоэтажной жилой застройке и изменениях в Генеральный план?
Максимова: Тогда покажите соответствующее решение правительства.
Агамагомедов: Была чётко поставлена задача найти земельные участки под жилищное строительство для решения проблемы обманутых дольщиков. Администрация еженедельно ходила на совещания в правительство с отчётом.
Наша информация не вся принималась. А принималась только та, что устраивала конкретное лицо. Почему?
Потому что конкретное лицо уже приступило к достройке домов и ставило перед фактом, что у нас средств нет и вы, пожалуйста, свою работу проведите. Это не в обиду никому. Но ситуация в тот момент именно так и развивалась.
Максимова: Но это не даёт вам права вносить изменения в Генплан в нарушение СП и СНИП.
Агамагомедов: Давайте сначала установим нарушения.
Лузгин: Коллеги, давайте прекратим обвинения администрации в незаконных действиях. Давайте тогда всю хронологию событий поднимать. На какой объект получалось разрешение на строительство? В чьих обязанностях установление СЗЗ и постановки её на кадастр?
Клюев: Мы выполнили эти обязательства.
Лузгин: В какие сроки должны были это сделать? Вы должны были СЗЗ в 2014 г. поставить.
Клюев: Ни одного закона мы не нарушили.
Тоцкий: Что мешает вернуть зону? Объект «Юмирс» стоит, он никуда не денется. А у другой стороны другого объекта ещё пока нет. Зачем усугублять ситуацию? Чем дальше, тем опаснее она становится.
Подобед: Когда и на каком основании производственно-функциональная зона была переведена в зону жилой застройки? Кто считал, на каком расстоянии находится труба ТЭЦ? (См. статью автора «Улица Антонова: минное поле для Олега Мельниченко» на сайте «УМ» № 870).
Насколько мне известно, прежняя СЗЗ у ТЭЦ была в радиусе 300 метров. Затем по каким-то причинам её уменьшили до 100 метров с учётом высоты трубы 50 метров. Если там встанут четыре 17-этажных дома, то у них тоже высота 50 метров. Мы не задумываемся, какую наживём проблему?
Сейчас можно получить судебные решения не в пользу «Юмирса». А что будем делать, когда приедут эксперты из федеральных институтов? И какую тогда мы им предоставим хронологию? Что это была промышленная зона, на неё накладывались определённые ограничения и жилая застройка была удалена? Новые дома встанут в радиусе 130 метров от трубы.
Сейчас не надо искать, кто прав или кто виноват. Если есть обязательства перед застройщиком Акчуриным, предоставьте ему другой участок.
Лузгин: Наверное, можно в городе найти другой участок, тогда надо внести изменения в распоряжение губернатора, по которому предоставлялись участки застройщику. Или отменить это распоряжение. И тогда администрацию обяжут расторгнуть договор аренды. Вы тоже донесите губернатору эту информацию.
Лисин: Может, мы нашли решение? Почему бы городу не найти другие участки?
Лузгин: Участков нет.
Клюев: Вы поймите, мы своими деньгами рискуем. Зачем я в 2013 году, получив разрешение на строительство промышленного объекта, вложил кучу денег с целью создания рабочих мест? А потом вы росчерком пера…
Лузгин: Рассмотрим этот пункт. На какой объект вам было выдано разрешение на строительство? Как он корректно называется?
Клюев: Лабораторный корпус с испытательным полигоном.
Лузгин: Где здесь сказано про производство?
Клюев: А лабораторный корпус для вас – это не производство? А
испытания? Вы вообще в курсе вопроса? Как только началась эта бодяга, к нам сразу пришли жилинспекция и прокуратура с проверками законности нашего строительства. Симонов (председатель правительства) везде говорил, что нам разрешили только один корпус, а мы построили три. Проверка прошла. Всё законно!
Тоцкий: У нас есть очень важный, значимый объект для Пензы. Его построил «Юмирс». Для нас важно найти по нему решение, чтобы в будущем у нас была нормальная площадка для бизнеса. Чтобы люди не боялись, что вдруг не окажется площадки для компаний, занимавшихся обманутыми дольщиками.
Очень много было шума и гама в поисках этих участков. Нашли в натяг. И я уверен на 200 процентов, что все действия по сокращению зон, радиусов санитарно-защитных зон, были сделаны с целью закрепить участок (на ул. Антонова) для передачи застройщику.
У нас есть всем известное дело бывшего губернатора. Я думаю, он будет посажен. И я пока предполагаю, что его команда причастна к решению этого вопроса. И я ощущаю, что, возможно, была какая-то криминальная команда, которая теперь не хочет это признавать.
Лисин: Ещё ничего не доказано. Надо корректней выражаться. Я хочу обратить внимание на другое. «Юмирс» в этом деле тоже пострадает. Ими вложено 300 млн рублей. Если сейчас рядом будут жилые дома, что ему тогда делать? А инвестиционная репутация региона? Свой бизнесмен вложил деньги и теперь не знает, что с этим делать.
Лузгин: Мы не знаем, что Андрей Валентинович собирается делать внутри цеха. Мы исходим из того, что нам дано в части проектной документации. Там не написано про 100-тонные или 500-тонные пресса, а написано лабораторно-диагностический корпус. Ничто не мешает сократить защитную зону промпредприятию, установить её, не пересекая жилую зону, и вести свою деятельность.
Клюев: В ноль?!
Лисин: А это возможно?
Клюев: Нет! Это нарушение всех СанПиН! Есть проект СЗЗ, прошедший экспертизу, и который сделан на основе фактических замеров!

Лузгин (повышая голос): Мы здесь вообще молчим, как у нас фактические замеры производят на несданном объекте? Мы про это скромненько молчим, да?
Клюев (обращаясь к Лузгину): Вы, во-первых, снизьте децибелы. Этот объект - вновь вводимый для расширения существующего производства. Мы эту аппаратуру производим сейчас на других площадях, и никто нам не мешает взять её, установить на новую площадку и провести фактические замеры.
Я открою вам большой секрет, фактические замеры показали, что 100-метровая зона возможна при сплошном заграждении и существующих насаждениях. Как только вы уберёте эти насаждения, замеры уйдут дальше. Они перейдут дорогу и уйдут на площадку, которая реально может застраиваться жильём.
Лузгин: Я ещё раз напомню, что разрешение выдавалось на строительство лабораторно-испытательного корпуса, где не подразумевается наличие 100 или 500-тонных прессов и под которым не подразумевается производственная деятельность.
Клюев: Вы считаете, что испытание и разработка изделия – это не производственная деятельность?
Лузгин: А мы видим другие производства, где сидят женщины, жгуты крутят, и им нужна нулевая санитарно-защитная зона. В том проекте, который вы нам сдали, всего этого нет. Вы нас обвиняете, что мы не сделали какие-то действия. Но мы сделали всё в соответствии с вашими документами.
Максимова: Если бы вы сделали всё в соответствии, данной ситуации не возникло бы.
Лузгин: В 12 часов у меня другое совещание. Есть предложение. Если вы хотите доказывать – права или не права администрация – я предлагаю доказывать это в суде. Мы в судебном процессе находимся, и ни одна сторона, видимо, не считает приемлемым выходить из него с потерями. Андрей Валентинович говорит, что для него неприемлемо сокращение санитарно-защитной зоны. Так и мы считаем, что не доказанные в суде обвинения о нарушении администрацией действующего законодательства тоже неприемлемы.
Теперь по решению проблемы. Предоставление земельного участка застройщику «Новое решение» происходило по распоряжению высшего должностного лица. Соответственно, у нас появились основания для договора аренды на конкретные кадастровые номера участков.
Есть два способа решения ситуации: вносим изменения в распоряжение высшего должностного лица и по факту выдаём другие участки. Но земельных участков объективно нет. Мы за этот год продали 1 земельный участок под МКД. А можно Генпланом поменять зону на производственную. Тогда вообще здравый смысл рушится. Здесь и распоряжение губернатора, и аренда.
Максимова: Ничего не рушится. В распоряжении не указывается, для чего выдан участок. А то, что вы можете изменить разрешённое использование этого участка, это ваше право. Есть ещё масса способов. Сегодня публичные слушания по внесению изменений в Генплан.
Проявите добрую волю и здравый смысл и внесите, по собственной инициативе или по инициативе «Юмирс», изменения с отнесением территории к производственной. И это будет абсолютно правильно и законно. При этом даже договор вам не надо менять.
Лисин (обращаясь к Агамагомедову): Такое решение возможно?
Агамагомедов: Нет.
Лузгин: Ничто вам не мешает прийти на публичные слушания и заявить ходатайство. Давайте проведём совещание с первым лицом. Будет поручение – будем реализовывать. Почему-то мы говорим про интересы только «Юмирс», а не говорим про все остальные интересы.
Лисин: Прошу прощения, но мы говорим ещё и про интересы жителей, которые, возможно, там будут жить. И это тоже не надо сбрасывать со счетов.
Лузгин: Давайте перестанем заниматься популизмом! Вы первому лицу донесите все вопросы с этим связанные.
Лисин: Что значит – популизмом? Мы попросили прийти вас для решения серьёзного вопроса. Это инвестиционный климат региона и благополучие жителей, которые, возможно, будут там жить и попадут в ловушку.
Лузгин: В какую ловушку?! У нас есть санитарно-защитная зона 100 метров от энергоснабжающего предприятия, установленная распоряжением главного санитарного врача РФ.
Клюев: Я балдею…
Лисин: Как 100 метров? В законе 300 метров.
Лузгин: При этом владелец предприятия имеет право обратиться за разработкой проекта санитарно-защитной зоны и установить её на основании фактически произведённых замеров.
Лисин: Возможно, я ошибаюсь. Но в законе чётко написано, что при существующей мощности энергоснабжающего предприятия СЗЗ должно быть 300 метров.
Лузгин: Она уменьшена по распоряжению главного санитарного врача до 100 метров! Так оспорьте её! Мы руководствуемся только тем, что стоит на кадастре.
Клюев: А вам плевать, что из этого может получиться?
Лузгин: При чём здесь это. Мы не доказательный орган, и нет у нас состязательного процесса. Есть на кадастре СЗЗ в 100 метров – и ничем другим я не руководствуюсь.
Клюев: Как я понимаю, решение может быть лишь в части отмены или дополнения распоряжения губернатора. Тогда вы аннулируете разрешение на строительство дома. Следовательно, администрация считает, что она не может проявлять никакой инициативы.
На мой взгляд, администрация должна защищать город, жителей, инвестиционный климат, должна разгребать тот утренний и вечерний бардак, который там творится…
Лузгин: Когда вы занимаетесь демагогией, вы вторую сторону пригласите. У нас есть другая часть инвестиционного климата.
Тоцкий (обращаясь к Лузгину): Вы что к этой стороне тянитесь?
Лузгин: У нас всё сводится к тому, что администрация должна изменить зону и послать «Новое решение» лесом.
Клюев: Так вы «Юмирс» послали уже лесом. У вас там чего, заинтересованность какая-то?
Лузгин: Все прочие обвинения при себе оставьте!
Клюев: Я оставлю при себе то, что считаю нужным! Для нас сейчас наиболее приемлемым будет второй способ: администрация компенсирует понесённые нами затраты, забирает этот объект себе и мы прощаемся с этой администрацией и с этим городом.
Лисин: Это из области нереального.
Клюев: Почему же? «Новому решению» они собираются компенсировать, а нам нет.
Лисин: Подведу итог. Мы пока не нашли решения, но движемся в этом направлении.

Подготовила Елена Дёмина

Прочитано 1663 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту