Место, где тихо и спокойно

A A A

История про чай, «третье место» и новые кассовые аппараты.


teayard nellyДнём в понедельник, 26 июня, мы пили чай с Неллей Бахтеевой в уютном дворике за аркой на Московской-97, сбросив обувь, сидя на ковре и откинувшись на подушки, в беседке, под лёгкое колыхание занавесок.
Странно было погрузиться в тишину и спокойствие, зная, что в 10 метрах отсюда бурлит главная улица города. Время от времени во дворик заглядывали люди. «Сегодня мы открываемся в четыре», – говорила им Нелля (накануне чайная студия устраивала прощальную вечеринку до полуночи).
День спустя после нашей встречи чайная студия «Дерево» закрылась. За две недели до того в группе «Дерева» Вконтакте Нелля написала, что они  уходят на  каникулы, но обязательно возродятся в новом месте в конце лета – к осени.
Длиннющий пост звучит как ода мелким предпринимателям, которые «хотят заниматься любимым делом и самостоятельно принимать решения без начальников, без указаний сверху и без политики компании из столицы».


Преимущества безалкогольной пятницы
Нелля разливала чай в керамические пиалы на деревянном подносе и рассказывала, как буквально заболела идеей «третьего места». Каждому из нас необходим такой уголок, где он может отдохнуть душой, отрешиться от семейных и служебных забот, сбросив ежедневные роли семьянина и работника, поговорить ни о чём или просто помолчать.
Чайная студия «Дерево» официально именовалась магазином с дегустацией, а фактически была местом общения и отдыха: «У нас то место, где тихо и спокойно».
Сама Нелля считает себя типичным социальным предпринимателем, хотя стабильный доход «Дереву» приносила всё-таки продажа чая (в магазине его  более 120 сортов стоимостью от нескольких сотен до нескольких тысяч за 100 граммов).
«Мы показали, что можно интересно провести выходные без алкоголя. У нас происходило в среднем по три события в неделю, каждое из которых собирало по 10-30 человек. И это не одни и те же 10 человек – за год в чайной студии на мероприятиях «Дерева» принимают участие  от 2500 до 4000 людей».
По словам Нелли, чайные клубы стали популярными в Москве уже почти 20 лет назад. В Пензе были проекты кофеен Вячеслава Комкова. «Вигвам» в подвальчике на Московской, призналась Нелля, был для неё источником вдохновения. Пять лет существовала чайная наверху всё той же ул. Московской. А мате как товар появился в Пензе в 2004 г., говорит она. Какой-то спрос на  формат чайной в Пензе уже существовал.
Нелля несколько лет поработала администратором чайного клуба в Краснодаре и решила, что созрела для собственного проекта. Чайная студия «Дерево» открылась в 2014 г. Уже весной 2015 г. ребята (в команде «Дерева» было четыре  человека) поняли, что внутреннего помещения для них маловато, и договорились с хозяевами зданий вокруг о летнем использовании внутреннего дворика. На Московской практически не осталось таких двориков – все арки  застроены.
Во дворе появились лавки, сцена и беседки. Деньги на это собрали, обратившись к друзьям и завсегдатаям. Идея прозвучала и тут же нашла отклик. Не зря Нелля называет чайную студию «Дерево» точкой приложения добра.
Нелля с увлечением рассказывает о «крафтовых» проектах, когда с минимальными вложениями, своими силами, из куска фанеры и горбыля создаётся маленькое, но  душевное местечко: человек за стойкой знает в лицо постоянных клиентов, внутри царит особая атмосфера. Такие проекты успешно живут не только на Западе, но и в крупных российских городах. Для Пензы «Дерево», где не было ни полноценной еды, ни алкоголя, стало новшеством.
«У нас пересекались студент и айтишник с пятнадцатилетним стажем. Один человек полгода приходил по выходным, просто пил чай и читал, ни с кем не общался. Потом мы узнали, что он анестезиолог, участвует в пятнадцати сложных операциях в неделю.
Бывало и такое, что молодой папа приходил попить чаю и поспать в уголке. К нам забегали, чтобы оставить ключи, чтобы просто перекинуться парой слов, – говорит Нелля. – Короче, типичное «третье место».

teayard


Онлайн-кассы как стимул развития
Мне очень уютно сидеть на подушках, попивая ароматный чай с трудно запоминаемым китайским названием. Я сожалею, что выбралась сюда в последний день перед закрытием, а не в пору расцвета чайной студии.
Но, вспоминая ограниченную жизнь подобных проектов в Пензе, я выражаю сомнение в их востребованности в нашем городе. Сколько в Пензе людей, готовых заплатить 250 рублей за чай без еды? Меня интересует практическая сторона. Идея создать место для безалкогольного общения прекрасная, но за счёт чего она будет жить?
Нелля в чём-то соглашается, в чём-то нет. Да, креативная прослойка тонкая. Да, до Москвы всего ночь езды. Да, в России людей «надо хороводить». Но Пенза меняется, убеждена Нелля.
Она считает, что всё больше становится людей – молодых людей до 30 и старше – которые понимают, что самый ценный ресурс – время. Эти люди не хотят тратить своё время на то, чтобы «просто заработать бабла». Они выбирают, во что готовы вкладывать этот невосполнимый ресурс –  собственное время. Они понимают ценность живого общения.
Поэтому Пензе необходимы такие проекты, как арт-кафе, антикафе. Чайная студия «Дерево» не являлась ни тем, ни другим, но их всех роднит как раз идея «третьего места».
По словам Нелли, чайная студия достаточно зарабатывала на продаже чая и организации разнообразных событий, а также на выездных чайных церемониях, чтобы платить сотрудникам достойную зарплату и расплачиваться с долгами (как большинство начинающих предпринимателей, Нелля брала деньги в долг для реализации идеи).
Нелля объясняет, что они устраивали концерты на условиях 50/50 с исполнителями. В параллельном проекте, магазине «Коричное дерево», сдавали в аренду полки всевозможным хэнд-мейкерам, создателям украшений и прочим за 10% от выручки. Условия для Пензы более чем приемлемые. По словам Нелли, они не давали никаких объявлений – люди сами находили их и обращались с предложениями.
«Мы настроены на коммуникацию «выгода – выгода», – говорит Нелля. Она видит в этом отличие молодых предпринимателей от предпринимателей начала 1990-х. По её словам, взаимодействие с представителями бизнеса, сформировавшимися в те годы, часто оказывается не из приятных: отсутствует элементарная вежливость, приходится слышать брань и видеть демонстрацию неуважения.
Я спрашиваю, сколько бы ещё просуществовала чайная студия на прежнем месте, если бы не необходимость устанавливать онлайн-кассы.
«За три года мы выросли, нам стало тесно на 50 квадратных метрах. Хочется не 120 сортов чая, а 250. Есть ещё идеи. Мы всё равно переехали бы через год-полтора. Просто после закона о новых кассовых аппаратах это случилось скорее».
Нелля признаёт, что две кассы – это слишком большая нагрузка. Из-за новых требований  будет новый проект, объединяющий магазин благовоний, чайную студию и кое-что ещё.
Она не единственный предприниматель, вынужденный сворачивать количество точек продаж. Некоторые уходят в Интернет «работать на Москву». Нелля говорит, что слишком любит чай и живое общение продавец – покупатель, чтобы сделать это.
Она уходит от прямого ответа на вопрос, в каком формате чайная студия «Дерево» будет существовать в будущем. «Мир меняется, – говорит она. – Каждый день – «заплыв в неизвестность». Говорит, что будет несколько зон в одном пространстве с одной кассой. Появится новый формат чаепития, более доступный, чтобы попить чай обходилось не в 250, а около 100 рублей.
Однозначно, новое помещение будет в центре, на Московской или близлежащих улицах.
«Чай – всё-таки зимний напиток, летом открываться нет смысла. Мы начнём новый проект не раньше августа», – говорит Нелля. Я прощаюсь, надеясь встретиться осенью в новом месте, чтобы попробовать неизвестный ранее сорт чая и отвлечься от забот в месте, где тихо и спокойно».

Прочитано 813 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту