Бизнес и власть сэкономили на уполномоченном

A A A

На следующей неделе исполнится ровно год как должность уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пензенской области после ухода Карима Кузахметова остаётся вакантной.
За это время ни власть, ни бизнес не предприняли реальных шагов к назначению нового уполномоченного. В связи с этим возникает вопрос: а нужен ли вообще государственный защитник интересов пензенскому бизнесу?
«Улица Московская» адресовала его предпринимателям и получила диаметрально противоположные мнения.

ЗАКОННЫЙ МЕСЯЦ ИЛИ НЕЗАКОННЫЙ ГОД?
Но начнём мы всё же не с комментариев бизнеса, а с необъяснимой с точки зрения законодательства ситуации вокруг должности уполномоченного в нашем регионе.
Как известно, институт уполномоченного по защите прав предпринимателей – достаточно молодой государственный орган. Его появление было обозначено в майских указах президента Владимира Путина в 2012 г. и скорейшим образом начало реализовываться по всей России.
В частности, в Пензе кандидатуру Карима Кузахметова утвердили в 2013 г. Вслед за его назначением последовало принятие регионального закона № 2420-ЗПО «Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Пензенской области». В нём определялись задачи и правовое положение нового государственного служащего.
Ознакомление с данным документом, размещённым в том числе и на сайте пензенского правительства в разделе «Инвесторам», оставляет весьма благостные впечатления.
Уполномоченному открыты двери во все государственные и муниципальные структуры, без специального разрешения можно посещать следственные изоляторы и исправительные учреждения.
Добавим к этим преференциям то, что запросы уполномоченного обязаны исполняться в течение 15 дней и подписываться теми должностными лицами, кому они были непосредственно адресованы.
Но мы остановимся на том, что нас более всего интересует на данный момент – на процедуре назначения на должность уполномоченного. Ничего затейливого в ней нет.
Губернатор вносит в Законодательное Собрание кандидатуру на утверждение, прежде согласованную с совещательным органом по развитию предпринимательства при областном правительстве. И после одобрения депутатами кандидат вступает в должность.
Но есть в этой процедуре, как оказалось, и ограничительные временные рамки (пункт 3 статья 7). Губернатору предоставляется на всё про всё всего лишь один месяц с момента досрочного сложения полномочий предыдущим уполномоченным. В нашем случае прошёл год, а с внесением кандидатуры губернатор Иван Белозерцев, как мы видим, не торопится.
При этом молчит прокуратура. Хотя, казалось бы, происходит нарушение регионального законодательства. Молчит главный уполномоченный Борис Титов. Ему, видимо, не до Пензы, после того как президент Владимир Путин предложил себя в качестве советника в компанию «Абрау-Дюрсо» при уходе с поста президента.
Молчит и пензенский бизнес: то ли не ощутил особого эффекта от института уполномоченного, то ли не имеет силы продвинуть своего кандидата на эту должность.
Между тем, по информации заместителя председателя правительства Пензенской области Дениса Бубнова, с 2016 г. по 2020 г. на содержание аппарата уполномоченного было направлено из областного бюджета порядка 18 млн рублей, в среднем по 4 млн рублей в год. Численность аппарата составляет 3 человека вместе с уполномоченным. Сегодня вакантными остаются две должности.
volodarskogj

Здание на ул. Володарского, 49, где находится аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей, но табличка, которая подтверждала бы это, отсутствует. 
Фото автора, 1 февраля 2021 г.

Впрочем, несмотря даже на частично укомплектованный штатный состав аппарата, финансирование в 2020 г. превысило 2,1 млн рублей. Образовавшаяся экономия выразилась в сумме 2 млн 320 тыс. 500 рублей и ушла на защиту, но не предпринимателей, а на защиту от коронавируса.
Здесь стоит отметить, что содержание аппарата бизнес-правозащитника, пожалуй, наиболее затратное среди всех уполномоченных (по правам человека и правам ребёнка), если исходить из суммы, которая приходится на 1 субъекта защиты.
Так, взяв за основу количество субъектов малого и среднего предпринимательства в Пензенской области, равное 42501 единице (по данным Единого реестра на 21.01.2021 года), получается, что на 1 предпринимателя в среднем приходится 105 рублей защиты уполномоченного.
Детский омбудсмен обходится в среднем по 20 рублей на 1 ребёнка до 18 лет. А на деятельность уполномоченного по правам человека, за вычетом бизнесменов и детей, в среднем закладывается 8 рублей 20 копеек на 1 жителя области.
В общем, всё для деятельности уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пензенской области предусмотрено, но только целый год это кресло пустует. Так нужен ли вообще государственный защитник интересов пензенскому бизнесу?

ЧЕМ ГРОЗИТ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ?
Экспертное мнение на условиях анонимности:
– Уполномоченный обязательно нужен. Сейчас за защитой и обратиться не к кому, кроме узкоспециализированной Торгово-промышленной палаты. И нужен такой, чтобы не дружбу среди чиновников водил, а добивался результатов и отстаивал интересы бизнеса. Это не в адрес работы Карима Кузахметова сказано, а для будущего уполномоченного.
Он должен быть обязательно из предпринимательской среды, авторитетный, знать все проблемы изнутри, и, соответственно, выдвигаться бизнес-сообществом. Такой человек не будет лояльным к власти и будет реально решать вопросы.
Но проблема в том, что такого человека сегодня не найти. Ведь если у него свой налаженный бизнес и он не будет прогибаться, то он будет им рисковать. А кому это надо? Бизнес сегодня устал от бездействия, везде одни разговоры, а как доходит до дела – ничего не решается.

Сергей Иванов, юрист:
– По моему мнению, институт уполномоченного в той форме, в какой он был, не нужен, так как это не рабочий инструмент. Подотчетность и подчинение государству создают необходимость показной работы, а именно палочную систему.
Уполномоченный должен показывать дела, в которых он якобы помог, и он вынужден браться за дела, только заведомо выигрышные. А со сложными делами, где нужна практика, в помощи отказывают. Потому как проигрыш – это репутационные риски.
С 2013 г. мне довелось обратиться к уполномоченному пару раз со спорными делами. По обоим делам поступил отказ, поскольку не было уверенности в их выигрышности.
Также уполномоченный по правам предпринимателя – еще одна структура, дублирующая государственные органы. Для защиты предпринимателя нужна нормально работающая прокуратура и независимые судьи.
При выстраивании взаимодействия с данными органами и повышении их эффективности никаких институтов уполномоченных – ни государственных, ни общественных – не потребуется.
В свою очередь, и задачу института уполномоченного – развивать комфортную среду для бизнеса – должно и обязано брать на себя государство. Необходимо слышать бизнес и давать обратную связь. Необходимо хотя бы раз в месяц, чтобы услышать проблемы, собирать на уровне губернатора крупный бизнес, на уровне муниципалитетов – малый и средний.
И ещё одна отрицательная сторона института уполномоченного – он не подотчётен непосредственно бизнесу. Плохо ли, хорошо ли работает – повлиять на это предприниматели не могут, так как все финансирование и назначение на должность идет со стороны государства.

Антон Купрюшин, предприниматель:
– Считаю, что институт уполномоченного нужен, но не в том виде, в котором он существует сейчас. Он точно не должен быть при правительстве и администрации, а быть независимым, общественным.
При этом быть наделённым рядом функций нынешнего – участие в проверках и их контроль, участие в судах в качестве независимого эксперта. Бизнес сегодня абсолютно беззащитен, его проблемы никому не интересны: ни власти, ни прокуратуре. У меня лично не было, а у моих друзей был опыт общения с уполномоченным. Им не помогли, хотя считаю, что обязаны были помочь.
Когда человек получает зарплату из областного бюджета и при этом должен защищать права предпринимателей перед властью, то получается некий оксюморон. Такой институт изначально нежизнеспособный.

Илья Селиванов, предприниматель, юрист, депутат Пензенской городской Думы:
– Моя позиция однозначная – уполномоченный нужен.
Во-первых, у нас произошло сращивание исполнительной и судебной ветвей власти, где исполнительная заняла главенствующее положение. У судов чётко прописано, сколько раз отказать органам исполнительной власти. Поэтому, будь ты хоть сто раз прав, тебе в 99 случаях откажут, и лишь в одном деле признают вину того же муниципалитета.
Во-вторых, прокуратуру на данный момент тоже не могу рассматривать как орган по защите прав предпринимателей. На моей практике ни одно нарушенное право предпринимателей надзорный орган в Пензенской области не отстоял.
Все ответы прокуратуры практически под копирку, с разницей местоположения деепричастных оборотов, повторяют ответы городской администрации. И это при явных нарушениях.
Всё заточено на уничтожение бизнеса. И это связано с уверенностью власти, что один бизнес закроется – на его место придут трое.
Что должен в такой ситуации делать уполномоченный?
Он должен выстроить диалог между предпринимателями и органами власти. Вот его главная задача! Институт уполномоченного пока ещё молодой, ему требуется больше самостоятельности.
У нас же в Пензенской области уполномоченного сначала отделили от бизнеса, а затем, как только он высказал самостоятельную позицию в конфликте бизнеса и ООО «Горводоканал» по завышенным нормативам предельно допустимой концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в сточных водах, с ним попрощались.
К этому следует добавить, что должность уполномоченного областная власть не пиарила. В СМИ очень редко освещалась его деятельность, поэтому к нему фактически не обращались. У нас пиарят губернатора, его выезды с разрезанием ленточек, «разгон» чиновников на понедельничной планёрке.
Кстати, и сам губернатор не настроен на выстраивание диалога с бизнесом, отсюда его отношение к институту уполномоченного: мол, зачем он нам нужен?
Всё-таки давайте исходить из требований федерального законодательства и применять их не только к бизнесу, но и к исполнительной власти на местах. Отсутствие уполномоченного – это нарушение закона.
***
«УМ» предлагала высказаться по данному вопросу бывшему уполномоченному по защите прав предпринимателей Кариму Кузахметову. Однако он, работая ныне в Москве, так и не нашёл времени в своём плотном рабочем графике на общение с корреспондентом «УМ».
Елена Дёмина

Прочитано 1156 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту