"Октябрята"

A A A

Ввиду того интереса, который вызвала публикация «Депутат Селиванов замахнулся на «Октябрьский сад» (см. на сайте «УМ» в № 890), «Улица Московская» решила продолжить тему.
На этот раз читайте текст анонимного автора «Октябрята», написанный еще осенью 2007 г. Трудно сказать, был ли он когда-либо опубликован, он долго лежал в архиве редакции и вот сегодня, кажется, пришелся ко времени.

Есть в Пензе место, которое почти все горожане видели, но немногие о нём знают. Даже ведущий популярной радиостанции, когда я попросил его во время передачи о гибнущих садах и скверах рассказать про это место, тоже сказал, что ничего о нём не знает. Я думаю, это неправильно. Если знаешь о чём-то важном, нужно знания нести в народ. Народ должен знать своих героев.
Когда спускаешься вниз по ул. Окружной, слева вдоль дороги виден добротный бетонный забор. Этот забор огораживает участок склона между Окружной, двумя автозаправками и ручьём Овражным. Называется место Октябрьский сад. За бетонным забором самый настоящий сад. Был. Только не вишнёвый, как у классика, а яблоневый, но такой же красивый.
Давным-давно, когда Октябрьский сад, разбитый на краю Весёловки, ещё не носил своего гордого имени, было это далеко от городской черты. Затем растущая Пенза подошла, обняла сад со всех сторон, и оказался он внутри города. Все, кто хоть раз побывал в этом саду, видели, что сад очень красивый.
Городские власти, а на ту пору это были коммунисты, понимали в красоте. Они не стали вырубать сад, хоть он и мешал развитию города, а дали ему имя своей революции. Сад стал называться Октябрьским. Коммунисты заботливо обнесли сад забором и устроили в нём дом приёмов, чтобы высокие гости, приехавшие в Пензу по государственным делам, смогли не только отдохнуть в тишине, под сенью плодовых деревьев, но и душевно насладиться тем чудом, которое сад дарил каждому побывавшему в нём.
По-разному можно относиться к коммунистам, но сад они берегли. Очередной секретарь обкома, покидая свой пост, передавал сад другому секретарю обкома, и никому из них даже в голову не могла прийти мысль вырубить сад, а освободившиеся участки раздать своим приближённым.
Настала современность. Пришли другие начальники, и мысли в их головы стали приходить совсем другие.
Популярная радиостанция в прямом эфире подняла острую тему о том, что в Пензе один за другим уничтожаются сады и скверы в угоду коммерческой застройке.
Радиослушатели звонят, спрашивают: кто приказал вырубить тот или другой городской сквер? Кто может остановить беззаконие? Ведущий отвечает: главные враги – муниципальные чиновники, а единственным защитником зелёного пояса Пензы остаётся наш главный губернский начальник. Он самоотверженно даёт отпор алчным муниципалам и не позволяет отнимать у людей право на кислород.
Набираю номер, спрашиваю: «А кто вырубил Октябрьский сад и застроил его коттеджами?» Ведущий отвечает, что ничего ему об этом факте не известно и где сад этот был тоже.
Пришлось узнавать у людей, кому известно больше.
Заняв свой высокий пост 9 лет назад, наш главный губернский начальник вместе с домом правительства получил в наследство от своих предшественников и Октябрьский сад. С присущей ему энергией новый хозяин взялся за перестройку главной резиденции.
Надо сказать, что старый гостевой корпус к тому времени порядком обветшал и не отвечал никаким требованиям для заведений подобного рода. Несмотря на острую нехватку средств, а тогда учителя и врачи зарплату получали через раз, новый губернский начальник обнёс Октябрьский сад новым забором, выделил денег на ремонт гостевого корпуса, обустроил роднички, пруд, отремонтировал внутренние проезды, насыпал пешеходные дорожки и достроил новый гостевой дом.
Построил с душой, без лишней роскоши, но так, чтобы не стыдно было перед высокими гостями.
Первым постояльцем нового гостевого дома был Патриарх Алексий II. Останавливались в нём Валентина Матвиенко, Олег Табаков, Никита Михалков и другие знаменитости.
Год за годом Октябрьский сад встречал и провожал гостей. Год за годом росло величие нашего главного губернского начальника. Когда сам президент продлил его полномочия на очередной срок, главный губернский начальник решил, что он окончательно велик и вправе делать всё что ему заблагорассудится. Раз я здесь хозяин, подумал он, значит всё здесь моё. Это коммунисты передавали Октябрьский сад вместе с должностью, а я не отдам!
Главный губернский начальник потому и главный, что везде поставил своих людей. Дал команду мэру, и мэр без лишних вопросов перевёл землю Октябрьского сада под жилищное строительство. Раз команда пришла от главного начальника, то про законность выделения земель никто не спрашивал, тем более что сам мэр получил в награду дом в Октябрьском саду. Сейчас, правда, и сада уже нет, и мэр этот уже не мэр.
oktobers 2Врождённая скромность главного губернского начальника удержала его от желания стать единственным владельцем Октябрьского сада, но и пускать туда случайных людей в его планы не входило.
Как это часто бывает у великих людей, губернский начальник знал, что он мудрейший и всемилостивейший. Бескорыстная щедрость подсказывала ему, что было бы неплохо одарить не только ближайших помощников, но и просто нужных людей.
Так в Октябрьском саду в строгом соответствии с государевой программой «Самое доступное жильё» кроме самого губернского начальника и тогдашнего мэра получили дома главный блюститель государевых законов, начальник тайной полиции, начальник внутренней стражи порядка, нынешний мэр, тогдашний председатель правительства, его заместители по чудесам на селе и по чудесам в промышленности, главная распорядительница финансов и ещё шесть участков предусмотрительно оставлены незанятыми.
Дома получили люди далеко не нуждающиеся, но никто из них не посмел отказаться от царского подарка. Халява убивает совесть, да и как тут откажешься, когда отказ будет воспринят как вызов, как измена, как призыв к бунту.
Октябрьский сад перегородили на части: мéньшую оставили под правительственными объектами, а бóльшую отвели под коттеджный посёлок.
oktobers 1За деньги налогоплательщиков, стыдливо спрятанных в статье областного бюджета «Коммунальное хозяйство», вырубили деревья, проложили новые дороги, подвели электроэнергию, газ, коммуникации и к весне этого года возвели десять абсолютно частных домов.
Дома все одинаковые, даже номер у всех шестой. Только дом губернского начальника с другими не спутаешь. Стоит на пригорке, чуть в отдалении, олицетворяя собой воплощённую в бревнах начальственную вседозволенность. Домá с дороги не видно, забор мешает.
Но интересующиеся горожане могут на это посмотреть, пройдя через большие чёрные ворота с южной стороны периметра, рядом с въездом на АЗС «ЛУКОЙЛ». Охраны пока нет, ворота открыты.
Не перестаю удивляться тому лицемерию, с которым наши герои "октябрята" идут по жизни. С кем, зачем? Город маленький, всё же известно. Что о тебе подумают люди? Что ты объяснишь детям? Наплевать? Главное – скорее набить карманы, пока от кормушки не оттащили?
Сильно сомневаюсь, что перечисленные выше граждане будут счастливы вместе. Дома готовы, но уже понятно, что затея явно утопическая. Один герой в бегах, другие вот-вот уйдут на пенсию и уедут в другие места, третьих сдует, как только сменится настроение губернского начальника.
Вполне возможно, когда запахнет жареным, коттеджи вернутся в собственность государства или поселят там новых холопов, – неважно. Только нет теперь у Пензы Октябрьского сада, пал он беспомощно под топором начальственной жадности и бесстыдства. Остались от сада лишь воспоминания и десять домов "октябрят".

От редакции
В связи с публикацией статьи «Октябрята» в редакцию поступило уточнение.
По словам постоянного читателя «УМ», под главным блюстителем государевых законов, очевидно, имеется в виду тогдашний прокурор области Валерий Кошлевский. Действительно, тогдашний губернатор Василий Бочкарев сделал ему предложение взять себе один домик. И Кошлевский решил посоветоваться на этот счет с друзьями.
Один из его друзей, главный федеральный инспектор Владимир Фомин, рекомендовал Кошлевскому отказаться от этого заманчивого предложения, пояснив, что как бы ни пришлось Кошлевскому в роли прокурора объясняться по поводу этого приобретения.
Дескать, пойдут жалобы, на каких основаниях эти люди получили или приобрели участки и домики в Октябрьском саду.
Кошлевский проявил мудрость и последовал совету Владимира Фомина – отказался от предложения Бочкарева.
Стоит также уточнить, что участки, что получили в Октябрьском саду нужные на тот момент Бочкареву люди, превышают по размерам участки, что выделяют обычным жителям Пензы. Дескать, по нормативам, что установлены в Пензе, обычно под строительство индивидуального жилья выделяют 10 соток. А в Октябрьском саду выдали якобы целых 40 соток. Но это требует уточнения.
И приходится гражданам, живущим в Октябрьском саду, нанимать порой зимой трактор, чтобы чистить свои участки от снега.
«Улица Московская»

Прочитано 1063 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту