Роман Куликов: «Я хотел бы написать еще много книг»

A A A

«Улица Московская» решила вновь обратиться к теме чтения. На этот раз мы пошли путем подражания и воспользовались анкетой, на которую для британской «Гардиан» отвечали британский журналист и писатель Уилл Селф и польская писательница с украинскими корнями Ольга Токарчук.
Внештатный автор «УМ» Евгений Королёв предложил ответить на вопросы анкеты «Гардиан»
русскому писателю-фантасту Роману Куликову, живущему в Пензе. И вот что из этого вышло.

kulikov

 

Биографическая справка:
Роман Куликов – писатель-фантаст. Автор 18 изданных книг, в том числе романа «Вернуться в небо», повествующего о пережившей Судный день Пензе. Номинант престижной премии «Серебряная стрела».
Книги пензенского писателя, как выяснилось совсем недавно, используются в качестве учебного пособия учащимися одной частной школы в Мексике, для изучения русского языка.


Какую книгу вы сейчас читаете?
Сейчас читаю цикл «Левиафан» Скотта Вестерфельда, считающегося одним из классических образцов жанра стимпанк.
Хотелось проникнуться атмосферой перед началом работы над новой книгой, в которой стимпанк будет одной из ключевых составляющих.

 

Первая прочитанная вами книга?
Если не изменяет память, то сборник русских сказок. Это были два тома в самодельном переплёте синего цвета, без надписей, напечатанные то ли в заводском копировальном цехе, где делали дубликаты чертежей, то ли ещё каким-то кустарным способом. Весьма объемные, кстати. Само собой, оба тома читались от корки до корки и по многу раз.

Книга, которая изменила вашу жизнь?
Моя первая изданная книга. После того как подержал её в руках, пролистал страницы, перечитал – ведь в бумаге книга воспринимается совершенно иначе, чем с экрана компьютера или какого-то гаджета, – понял, что жить без сочинительства уже невозможно.
Если же говорить о книгах других авторов, то тут однозначно ответить сложно. Есть книги, которые открыли для меня жанр фантастики. А есть такие, что служат примером, образцом, вершиной, к которой я стремлюсь.
Но таких, чтобы как-то повлияли на жизнь, нет.

Лучшая из подаренных вам книг?
«Приключения Тома Сойера». Автора, думаю, все знают.
Книгу подарили мне родители, когда я ещё был школьником. Она на долгие годы поселилась у меня на столе. Перечитывал много раз с неизменным интересом, последний раз пару лет назад: читал вслух своей дочке и племяннику.
Ну и, конечно, я очень ценю книги моих коллег, особенно те, в написании или создании которых я так или иначе принимал участие.

Книга, которая заставила вас расхохотаться?
Если говорить о художественной литературе, то однозначно цикл «М. И. Ф.» Роберта Асприна. Филигранные диалоги в этих книгах настолько живые и настоящие, а ситуации ироничные и легкоузнаваемые, что невозможно не рассмеяться.
Нельзя не отметить юмор в книгах Дюма: «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя». Ну и, конечно же, «Том Сойер» Марка Твена.

Книга, которая заставила вас расплакаться?
Расплакаться – вряд ли, но помню, что в подростковом возрасте меня очень тронула одна из трагичных сцен «Королевы Марго» Александра Дюма.

Писатель, повлиявший на ваш стиль?
Хотелось бы надеяться, что у меня, как писателя, свой самобытный стиль, не похожий на других. Есть несколько любимых авторов, некоторых из них я уже упоминал. У них я учился и учусь: выстраивать сюжет, композицию, создавать образы героев.
Но учиться и перенимать что-либо – вещи разные. Получив знание, я стараюсь понять основу, суть, а потом примерить на себя и использовать уже иначе. Это как автомобиль: базовый принцип один, но каждый производитель создает свои модели.

Наиболее недооцененная, на ваш взгляд, книга?
Это смотря по какому принципу оценивать. Ведь есть произведения, у которых армии поклонников, но при этом издательства не горят желанием их издавать и переиздавать, режиссёры не рвутся экранизировать. А сколько добротных книг сейчас теряется в потоке электронного графоманства.
Так что ответить на этот вопрос однозначно, пожалуй, нельзя.

А какую книгу явно переоценивают?
Дэн Браун «Код Да Винчи». Скучнейшая книга с притянутым за уши сюжетом, топтанием персонажей на месте, надуманными личностными конфликтами и предсказуемым практически с середины книги финалом.
Помню, какой был ажиотаж вокруг этой книги, реклама в газетах и по телевидению, восторги критиков и читателей.  Поначалу я думал, что испытал такое сильное разочарование из-за несбывшихся ожиданий.
Но по мере чтения понял, что ожидания здесь ни при чём: само произведение весьма посредственное и вызывает ощущение, что читаешь не книгу, а сценарий к фильму. Собственно, с этими домыслами согласился однажды в частной беседе один достаточно известный режиссёр.

Какую книгу вы не смогли дочитать до конца?
И опять же «Код  Да Винчи». Чем всё закончилось, причем, совершенно ожидаемо, узнал из фильма, случайно увидев его по ТВ. Том Хэнкс, конечно, великолепен, но даже он не смог побороть уныние первоисточника.

Какую книгу вы хотели бы прочитать (или стыдно, что до сих пор не прочитали)?
Список очень большой. Всё упирается в отсутствие времени. На полках ждут своей очереди книги моего соавтора, написанные им сольно, других знакомых авторов, плюс произведения Паланика, Санаева, Фрая, Пелевина и многие другие.

Какую книгу вы бы хотели написать? Или она уже написана?
Ну почему только книгу? Я хотел бы написать ещё много книг!
Недавно инспектировал папку с наработками, так там материала на пару десятков произведений самых разных жанров. Преимущественно, разумеется, фантастика.
Ощущение полёта воображения, новые миры и реалии не сравнить ни с чем. Но есть и мистика, и детективы, и исторические.
Желание работать есть, но снова всё упирается в отсутствие времени. Если же говорить о фантастике, то свою «самую-самую» книгу я ещё не написал. Может быть, ещё не дорос, а может, она сама ждёт, когда придёт её пора.

Какой из написанных вами книг вы больше всего гордитесь?
Горжусь всеми. Каждая по-своему отличается от других. Иногда перечитываю, отмечаю достоинства и недостатки, где можно было написать лучше, какие удачные моменты взять на вооружение и использовать в дальнейшем. Хотя вы и так догадываетесь, что наибольшее значение имела первая. Это было событие. Веха. И надеюсь, что не только для меня, но и для читателей, которым нравится моё творчество.

Прочитано 807 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту