Александр Кошкин: «Я не герой. Просто плаваю чуть лучше остальных»

A A A

Пара (от греч.  «мимо, вне»)  —
в русском языке приставка, означающая нахождение
за пределами, отклонение, нарушение чего-либо.
Александр Кошкин не любит рассказывать, как потерял обе ноги. Говорит, что это совсем не интересная и не романтическая история.
Да и парапловцом он стал практически случайно. В юности плавал хорошо, но забросил, а 30 лет спустя в плавание вернулся от безысходности. После потери ног долго не мог прийти в себя.
Обычная история – находил спасение в алкоголе, обществе друзей. Они-то в итоге и отправили в бассейн, развеяться.
«Решили, наверное, что постоянно со мной пить слишком затратно», – шутит Кошкин.
Но Александр – человек целеустремленный, и за первыми кое-как преодоленными пятьюдесятью метрами вплавь последовали упорные тренировки. Метры превратились в километры, а потом и в тысячи километров, которые парапловец преодолевал от одного соревнования до другого.
По воде, воздуху и земле. Россия, Испания, Кипр – и вот он уже амбассадор Eurasia Swim Cup Cyprus, известен по всему миру, а его личный блог в Facebook дарит надежду и веру в себя тысячам людей, в том числе с инвалидностью. Как же так вышло?

koshkin

 

Командный заплыв на 25 километров в ледяной воде
– О своем первом серьезном соревновании я люблю рассказывать, что меня взяли на «слабо». Переплыть Босфор (пролив между Европой и Малой Азией, на его обеих сторонах расположен город Стамбул)? Почему нет? – пожимает плечами Александр. – Я, правда, и несколько бассейнов проплывал тогда с трудом, но целью загорелся.
Нашел в интернете тренера – Николая Пономаренко. Это человек, которому я бесконечно благодарен, говорю о нем всегда. Без него и без моих друзей не было бы меня как спортсмена, всех моих достижений.
Я ему позвонил, представился, сообщил, что планирую переплыть Босфор. Он только и сказал: приходи, будем тренироваться. Он вообще немногословный, но дело свое знает великолепно.
Мы с ним проделали большую работу. Надо понимать, что отсутствие ног вынуждает искать другую технику плавания, старые не работают.
Пробовал плыть на спине – ни одного гребка не мог сделать, вокруг оси заворачивало. Кролем плыл – вставал вертикально. Ушел год, чтобы более-менее на спине поплыть и кое-как вперед, а не вертикально. Сейчас я плыву за счет рук, ноги для баланса.
Спустя полгода оказалось, что Турция отменяется, государства поссорились. Но пришла новая идея – поучаствовать в российском этапе мировых соревнований Оceanman, в Сочи. Этим соревнованиям только 4 года, однако благодаря их популярности по франшизе организовано уже 6 точек проведения. Соревнуются обычно не на скорость, а на результат. Дистанция в среднем 10 км.
Правда, в тот раз у Александра получилось проплыть чуть меньше: из-за шторма и холодной воды. Сначала соревнования вообще хотели прекратить, но затем сократили до 7 км. Было тяжело, но он справился.
– После Oceanman меня стали узнавать, – рассказывает Александр. – Появилась своя страница в Facebook, а вместе с ней и первые соратники. Они-то и позвали переплыть Финский залив.
Гонка Котлинрейс значительно престижнее Oceanman, входит в международные статусные заплывы. Даются сертификаты и прочее.
Задача – в команде из нескольких человек проплыть 25 километров по прямой между Елагиным островом Санкт-Петербурга и городским пляжем Кронштадта. Меня взяли в команду два тренера, которые и позвали на соревнования. Даже участие оплатили: лишь бы нашел возможность приехать.
Условия были зверские: температура воды – 15 градусов, ветер, волны, гидрокостюм не спасает. Есть даже матерное видео, как мы с этими волнами справлялись. И справились, за 6 часов 50 минут. Тяжело было ужасно, я даже отказался лезть обратно в воду для общей фотографии.
И главная мысль по окончании – никогда больше. Большая физическая усталость – ведь 10 километров на воде приравнивается по энергозатратности к марафонскому бегу.
Но прошло еще несколько месяцев, слава и поддержка дали свои плоды – захотелось снова почувствовать эйфорию от победы. Александр стал тренироваться чаще: 2 раза в неделю по часу, 3 раза, а потом и вовсе каждый день.
После Финского залива был заплыв на 10 километров в Москве, в рамках Eurasia Swim Cup.  Там Кошкин приплыл вторым в своей возрастной группе, среди людей без инвалидности.

Италия: 14 километров на пределе сил
– Испанский Бенидорм стал одним из самых тяжелых испытаний, – делится Александр. – Девять с небольшим километров: доплыть до острова, оплыть его и вернуться обратно. Высокая встречная волна, с которой приходится бороться, изменяющееся дно. Плывешь медленнее, и тебя моментально сносит в сторону.
Последние 200 метров проплыл на одной силе воли. Потом только узнал, что по словам бывалых это была одна из самых тяжелых дистанций Oceanman. Здоровые опытные мужики-пловцы, которые постоянно тренируются и лучше плавают, потом почти
4 часа лежали на пляже без движения – приходили в себя.
А я часа через полтора оклемался. Правда, еще сутки после этого в номере калачиком свернувшись лежал, восстанавливался. И еще около месяца после этого дома входил в форму.
Несколько месяцев спустя обретшему мировую известность Александру предложили стать амбассадором (послом) Eurasia Swim Cup Cyprus – снова друзья из Facebook. Фактически у каждого соревнования есть свой представитель, обычно спортсмен.
И поскольку на уровне России Александра уже знали если не все, то многие из плавающих на открытой воде, он был одной из самых удачных кандидатур.
Договорились на обоюдовыгодных условиях: в течение года он занимается любимым делом, выступает в соревнованиях и вдохновляет, а ему такую возможность предоставляют, максимально за счет принимающей стороны. На Кипр он, конечно же, съездил и на 10-километровой дистанции стал четвертым среди всех.
А после была Италия, Лаго де Орта. Уже 14 километров.
– Было тяжело, – делится Александр. – Я очень боялся этой дистанции, несмотря на то, что тренер меня хорошо подготовил. Это был мой физиологический потолок на сегодняшний день.
Разница вроде небольшая – 4 км, но на тренировках я замечал, что после 10 километров плывется все тяжелее. Переживал, что не доплыву. На деле же оказалось, что ничего ужасного в дистанции нет.
Правда, случилась обидная ошибка, перепутал два буя: тот, что отмечал двухкилометровый рубеж и 800-метровую финишную прямую. В итоге набрал скорость задолго до финиша и очень быстро выдохся – плыть еще две сотни метров, а мышцы уже не работают. Кое-как выбрался, но из 322 участников приплыл во второй сотне.
Кроме европейских соревнований Александр Кошкин много соревнуется на российском уровне, и даже в Пензе – участвует в местных чемпионатах среди инвалидов. Состоит в детско-юношеской спортивной школе, благодаря чему получил возможность тренироваться в бассейне бесплатно.
Называет себя одним из немногих жизнерадостных пензенских инвалидов.  Говорит, что на общероссийских соревнованиях выступает как «мисс овация»: хотя и отстает от матерых пловцов по времени больше чем на минуту, стабильно срывает овации на финише.

«Люди мне пишут»
Медалей у Александра много: больше 20 за 2 года. На каком-то этапе он просто перестал вести им счет: здесь и международные соревнования, и всероссийские, и региональные. Но особого трепета к ним не испытывает и называет «медальками». Не в них дело.
– Не хочу говорить, что что-то преодолеваю – и в первую очередь себя, – отмечает спортсмен. – Это неинтересно. Одна из самых распространенных ошибок на дистанциях, люди от этого портятся и мрут.
Мы в спорте. Здесь надо быть готовым и не лезть туда, где не справишься. Преодоление мифологизировано, людям нравится смотреть, как кто-то делает подвиги. Хотя на самом деле подвиг всегда результат чьей-то ошибки. Трагедия, которой можно было бы избежать. То, что является подвигом в голове, на деле после длительных тренировок, желания и стараний становится реальностью.
Скажи мне кто-то три года назад, что я буду плыть 14 километров в Италии, я предложил бы этому человеку принести еще немного выпивки. Сейчас для меня это реальность. Теперь мечта – 25 километров своими силами. Возможно, на том же Финском заливе.
Еще хотел бы переплыть Гибралтар, но это сложно, дорого и долго готовиться.
17 километров, которые необходимо проплыть в сопровождении тобой же нанятой лодки с капитаном.
А еще оплата таможенникам, организаторам, переезд и гостиница. Плюс сопровождающий. Один я и 100 метров не пройду.
15 километров проплыву легко, а дойти до остановки – уже проблема.
Добыть деньги сегодня – вообще довольно сложная задача. Я бы мог выступать на соревнованиях классом выше, интереснее – поплавать в Малайзии или любом другом городе Азии.
С наступлением лета по всему миру каждую неделю где-то проводятся соревнования: хоть не возвращайся на родину, пока есть здоровье. Но у меня в планах пока только Россия, Грузия и Армения – ехать дальше не позволяет пенсия.
Я живу за счет добрых и щедрых людей – друзей, родственников, подписчиков из Facebook. Кто-то оплатил билеты, кто-то гостиницу.
Самая большая проблема – договориться с более-менее приличными людьми, которые умеют зарабатывать деньги: чтобы им было интересно со мной сотрудничать. И такие находятся, хотя и не так часто, как хотелось бы.
При этом задача высшего порядка у Александра Кошкина, по его словам, не только увеличивать дистанции, но и своим примером подталкивать людей к самосовершенствованию. Он рассказывает, что многие пишут ему – смотрят на его достижения и говорят, что он поднимает для них планку.
– Все это вопрос желания и времени, – отмечает Александр. – Каждый, и в том числе инвалид, может достигнуть того, чего достиг я. У меня есть девиз: «Смог я – сможет любой».
В России инвалидами никто не занимается. Взять хотя бы меня. Если бы не друзья, их воспитание и отношение ко мне, где бы я был?
Может быть, мой пример мотивирует других людей. Тех, кто станет воспринимать инвалидов по-другому, больше им помогать. Может быть, однажды наша реальность перестанет быть болотом, в котором мы все завязли.
Нормальная реакция любого здорового человека – обойти инвалида подальше, никто не хочет с этим связываться. А этим связываться надо!
Люди не понимают: инвалидом может стать любой, в любое время. Вот твоя жизнь, и она была устроена, сложилась и приносила радость, был доход и семья.
И вдруг все меняется коренным образом. О тебе забывают. Я хочу подводить людей к мысли, что разницы нет – у каждого свои особенности. Есть русые, есть шатены, у кого-то ушки торчат или зубов не хватает, но общаться, сотрудничать и поддерживать друг друга это не мешает.
Люди часто меня спрашивают: «Как у вас получилось? Что вы для этого сделали?»
А ничего не сделал. Это все тренер и помощь близких. Меня окружают замечательные люди. Может, мне так повезло, или по-настоящему хороших людей действительно много, но все меня поддерживают в тех или иных формах.
А другие – те, кто, наоборот, нуждаются в поддержке, перестают стесняться своей инвалидности, неполноценности. Хотя кто может точно сказать, что такое эта «полноценность» вообще?

Мантра по утрам
– Моя мантра по утрам – тренировка, – делится Кошкин. – Ради нее я просыпаюсь ежедневно в районе 5 утра, ради нее засыпаю. Я получаю настоящее удовольствие от того, что делаю, и это очень важно.
Если перед человеком стоит цель, но для ее достижения приходится делать то, что не вызывает удовольствия, он это дело бросит. Если я не могу встать с утра, значит, я перетренировался, и в этом случае я никуда не иду.
Принуждай организм к занятиям, и он начнет себя уничтожать, уходить в минус. Я же прекрасно понимаю, когда хочу заниматься, а когда хочу полениться немного, или необходимо восстановиться.
Сегодня, спустя 4 года после того, как вновь занялся плаванием, Александр чувствует в себе силы заняться тренерской деятельностью. Правда, пока не очень много желающих среди взрослых. Среди детских же тренеров в регионе большая конкуренция. Невозможность свободно передвигаться накладывает дополнительные трудности.
– Я с удовольствием даю советы человеку, если вижу, что он занимаются неправильно, – отмечает парапловец. – Надеюсь, что в дальнейшем человек увидит от этих советов толк и решится на полноценную тренировку. Но пока сарафанное радио не приносит больших плодов. Впрочем, время покажет. Пока я доволен тем, что есть.

Прочитано 898 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту