Настоящая жизнь золотого мальчика

A A A

26 марта празднует свой юбилей известный пензенский ученый, кандидат исторических наук, доцент,
педагог, заместитель главного редактора готовящегося второго издания «Пензенской энциклопедии» Вячеслав Власов. Внештатный автор «Улицы Московской» и бывшая студентка Вячеслава Власова Дарья Мануйлова встретилась с ним, чтобы обсудить основные вехи его жизни.


vlasov1В моих материалах часто присутствует личный аспект. Но материал про Вячеслава Власова – это особый случай.
Я узнала Вячеслава Алексеевича на 1 курсе института: он преподавал у нас историю. Первый семестр – время совершенно особое: ты еще не привык к университету, ничего не понимаешь в балльной системе, как огня боишься сессии и до сих пор сомневаешься, правильную ли специальность выбрал. Короче, сплошная нервотрепка.
И в этой неразберихе крайне важно, чтобы тебе встретились хорошие преподаватели и показали, что учеба может и должна быть в удовольствие.
Для меня одним из таких преподавателей стал Вячеслав Власов. Вежливый, компетентный, доброжелательный, он вызывал безусловное доверие и уважение. Его лекции всегда были интересными и нравились даже тем, кто не очень разбирался в истории.
Вячеслав Власов не имел привычки сыпать сухими именами и датами. Исторические фигуры в его рассказах обретали черты реальных людей, а о событиях он говорил так, словно сам в них участвовал. Он развенчивал мифы, затрагивал необычные темы, приносил на занятия личные исторические книги и документы – делал все, чтобы мы, почти не знающие прошлого, почувствовали себя причастными к истории страны.
Однако мы любили Вячеслава Власова не только за интересные пары, но и за доброе к себе отношение. Он не был авторитарным, всегда уважал студентов. Он помнил, из какой части области приехали ребята, интересовался мнением группы. Чтобы поднять нам настроение, периодически рассказывал забавные истории. Например, на сколько частей можно нарезать торт «Прага».
И хотя прошло немало времени, мы до сих пор вспоминаем Вячеслава Власова, когда речь заходит о любимых преподавателях.
Но мне повезло больше, чем одногруппникам: мое знакомство с Вячеславом Власовым не закончилось. Мы часто видимся на открытии выставок в Пензенской картинной галерее им. Савицкого, где я появляюсь в качестве журналиста. При встрече тепло обнимаемся, делимся новостями и обсуждаем мои статьи.
Потому, когда у меня появилась возможность взять интервью у Вячеслава Власова, я ухватилась за нее, желая узнать о нем больше. И тем, что узнала, я охотно делюсь.


Истоки
Вячеслав Власов родился 26 марта 1952 г. в Кузнецке. В декабре 1957 г. семья переехала в Пензу.
У родителей Вячеслава Власова – Надежды Курчёнковой и Алексея Власова – было трудное детство.
«Мама родилась в 1926 г. Когда ей было 4 года, она лишилась отца и осталась с мамой и сестренкой 6 лет. Детство у нее было если не голодное, то полуголодное.
Папа родился в 1922 г. В 1939 г. семья переехала в Кузнецк, где через четыре года папин отец умер. И папа стал кормильцем: у него было два младших брата».
Несмотря на все трудности, оба родителя Вячеслава Власова получили образование. Надежда Курчёнкова окончила школу в Подмосковье, позже – дошкольный факультет МГПИ им. Ленина, после чего поехала работать по распределению в Кузнецкое дошкольное педучилище Пензенской области.
Алексей Власов окончил школу с. План, что в Неверкинском районе, счетно-бухгалтерские курсы в Кузнецке, а также Куйбышевскую юридическую школу. Позже, в 1954 г., он станет слушателем Высшей партийной школы при ЦК КПСС в Москве.
И хотя его родители получили достойное образование, Вячеслав Власов считает себя выходцем из простой семьи.

vlasov


«Вся родственники моей мамы, помимо ее родителей, работавших ткачами на фабрике, крестьяне. Моя бабушка по маминой линии закончила 3 класса церковно-приходской школы, а бабушка по папиной линии  неграмотная. Так что когда мне говорят: «У тебя голубая кровь», я спрашиваю: «Да какая?!»


В Пензе
После переезда в Пензу Надежда Власова работала в педклассе, где работники дошкольных учреждений повышали квалификацию. Затем ее пригласили в Институт усовершенствования учителей в кабинет дошкольного воспитания. Всю оставшуюся жизнь она проработала там, занимала должность заведующего кабинетом.
У Алексея Власова был более извилистый профессиональный путь. До переезда в Пензу он успел поработать первым секретарем ГК ВЛКСМ в Кузнецке (1942 г.), заведующим орготделом в ГК ВКП(б) в Кузнецке (1948 г.), затем там же третьим и вторым секретарем.
В 1957 г., после окончания Высшей партийной школы при ЦК КПСС в Москве и переезда в Пензу, его назначили секретарем Ленинского РК КПСС. Затем он получит должность первого секретаря, а позднее поднимется в должности до секретаря Пензенского ГК КПСС. Будет работать заведующим  отделом агитации и пропаганды Пензенского ОК КПСС и начальником областного управления культуры.
В 1963 г. Алексей Власов станет заместителем председателя Пензенского облисполкома, курирующим сферы культуры, образования, здравоохранения,  а затем – торговли, бытового обслуживания, развития автотранспорта и дорожного строительства.
На этой должности отец Вячеслава Власова проработает 24 года и в 1987 г. закончит руководящую деятельность, устроившись работать в объединение «Пензавтотранс».
Большую часть своей жизни Алексей Власов принадлежал к партийно-советской номенклатуре – самой привилегированной прослойке советского общества. И, конечно, положение отца накладывало отпечаток на жизнь его сына.


Материальная сторона вопроса
Было бы наивно полагать, что партийные руководители не имели привилегий в получении дефицитных товаров.
«То, что сложно купить в магазине, книги, например, папа мог получить на базе. В столовой выделяли пайки на продукты – колбасу, мясо, масло. Но по большей части мы питались, как все», – вспоминает Вячеслав Власов.
Черно-белый телевизор в семье Власовых появился в числе первых. И соседи ходили к ним в гости – иногда со своими табуретками – «на телевизор».
Японский приемник «Саньо», который Алексей Власов подарил сыну на свадьбу в 1978 г., до сих пор работает и стоит у него на кухне. Отец достал его по большому блату: в продажу эти приемники не поступали.
Однако более крупного чуда техники – машины – у Алексея Власова никогда не было.
«Многие удивлялись, что он так и не купил машину. Он ведь занимался транспортом. Но папа считал, что не имеет права использовать эту возможность. Считал, что другим может помочь получить автомобиль, а себе – нет».
В середине 60-х Власовы получили дачу.
«Всем руководителям тогда сказали: чтобы у всех скромные домики, никаких излишеств и вторых этажей. Площадь и высота были оговорены. Если бы кто-то построил чуть больше, последовало бы наказание по партийной линии и снятие с должности».
Жили в то время Власовы на Володарского, 65 – напротив кинотеатра «Москва». Дом этот предназначался для работников «Горэлектросети». Часть квартир выделили партийным руководителям. Квартиры в доме были разные, в том числе и коммунальные. Алексею Власову с женой и двумя сыновьями выделили трехкомнатную.
Там семья прожила до 1974 г., после чего перебралась в дом на Красной, 65, построенный специально для партийных руководителей и прозванный в народе «Дворянским гнездом».
«До сих пор говорят, что там были общие столовые, двухэтажные квартиры. Ничего там не было. Хороший кирпичный дом без излишеств. При строительстве заложили шахту для лифта, но лифт в итоге не поставили, посчитали, что для пяти этажей чересчур. Место осталось, и, чтобы оно не пропадало, из него сделали кладовку для этажа».


Воспитание
Советские дети воспитывались во дворе. Дети членов партноменклатуры не были исключением.
«Дома ни с кем общаться не запрещали. Я играл со всеми, и среди друзей были самые разные люди. Вместе играли в футбол и хоккей, вместе покуривали, вместе стреляли из рогаток».
Сын заместителя председателя облисполкома, который, в представлении многих, должен ходить по струнке, был обычным мальчишкой. Вместе с друзьями лазал через забор на кондитерскую фабрику, просил конфеты и получал бракованные карамельки. И однажды ему за это «прилетело» от ребят с соседнего двора, Володарского, 67, да не абы чем, а кирпичом.
В тот раз – проломленная голова, позже – два зашитых века. В одно вписалась шайба, в другое – железный прут. Не раз Надежде Власовой пришлось всерьез волноваться о здоровье сына.
По поводу того, как держаться в обществе, родители говорили Вячеславу Власову следующее: никогда не подчеркивать, кем работает отец, вести себя скромно и там, где это возможно, незаметно.
«Хвастанье тем, чей я сын, было исключено. И чтобы меня кто-то дразнил во дворе, тоже не помню».
Разговоры в семье Власовых велись самые обычные: о домашних делах, о семье и родственниках. Алексей Власов не воспитывал сына в идеологическом плане. Да и дома-то бывал редко.
«Мы редко виделись. Даже по воскресеньям он нечасто бывал дома. Времени не было на партийные разговоры. Его больше интересовал быт, семья. Папа всегда поддерживал контакты с родственниками, при первой возможности ехал в Кузнецк и брал нас
с собой. С теплотой относился к маминым родственникам. Когда бывал в Москве, выбирал время и ездил в Подмосковье, чтобы послать маминой маме гостинцы, побыть у нее часок-два, выпить чаю, поделиться новостями».
О работе Алексей Власов тоже говорил мало – не принято было, сказался сталинский режим. Вячеслав Власов утверждает, что знает лишь самые малые штрихи из профессиональной жизни отца.
«Он редко что-то рассказывал. Кое-что о его работе я узнавал от других. Например, от милиционеров в Доме Советов, где в то время находился облисполком. Я узнал от них, что мой отец первым приходит на работу. Он никогда не говорил об этом. А они сказали: видели, кто во сколько приходит на работу, и кто приходит, а кто приезжает».
Словом, давления со стороны родителей Вячеслав Власов никогда не испытывал. Свободу они ему предоставили и в 1969 г. при выборе профессии.


Начало пути
В 1969 г. Вячеслав Власов окончил среднюю школу № 2 и столкнулся с выбором специальности. Родители ему сказали: иди туда, куда захочешь. И если вы думаете, что юный Вячеслав Власов сразу же подался в педагогику, то ошибаетесь.
«В 10 классе у меня не было желания быть учителем и преподавателем. Я просто отталкивался от того, что мне нравится. А нравилась мне история, география, литература. Решил пойти на историю. На практике в школе № 7 и на пионерской практике получалось работать с детьми. Педагогические струны и мамины гены стали срабатывать».
После окончания института Вячеслав Власов, как и все, собирался работать по направлению. Почти треть его группы направили директорами в сельские восьмилетние школы. Вячеслав Власов должен был получить распределение в Малосердобинский район.
Однако внезапно освободилось место на кафедре политэкономии, и заведующий кафедрой предложил Вячеславу Власову стать ассистентом.
«Я обещал подумать, но понимал, что вряд ли соглашусь. Учился-то я на истории, политэкономия – это не мое».
А потом в Московский ЦК комсомола уехал Виктор Меркушин, и место на кафедре истории КПСС освободилось. Его предложили Вячеславу Власову, и в 1973 г. он начал работать на кафедре ассистентом.
На этой должности он пробыл два года. Затем поступил в аспирантуру в МГПИ им. В. И. Ленина. Вернулся в Пензу старшим преподавателем, проработал три года, получил доцента. И в 1988 г. стал заведующим кафедрой.
На мой вопрос, могло ли повлиять на его назначение положение отца, Вячеслав Власов ответил так:
«Я думаю, в то время если это и сказывалось, то в мизерной степени. 1988 г. – это перестройка, гласность, свобода. Возможно, на утверждении моей кандидатуры на должность в обкоме мне и помогло бы, что папу все знали. Но к тому времени эти порядки отменили. А вот в институте положение папы никак не сказывалось. Там же все на виду: как ты занятия ведешь, как с людьми контактируешь, что ты вообще можешь.
Да и на кафедре я к тому времени был известен 15 лет. Мне было 36. Я уже был не мальчик, имел авторитет».
Авторитет Вячеслав Власов действительно имел. В 1988 г. он стал заведующим кафедрой, а в 1989 г. его пригласили в обком партии. И не кто-нибудь, а второй секретарь обкома Анатолий Ковлягин. Однако к тому моменту Вячеслав Власов уже убедился, что нашел свое место и свое дело.
«Я чувствовал, что это не моя работа. Ректором педагогического университета тогда был Николай Смоленский. И когда Ковлягин меня пригласил, он меня вызвал, говорит: «Ну, все, второй секретарь обкома тебе не даст отказаться». А я говорю: «Почему? Я не хочу. Мне здесь комфортно».
Ну, я пошел, поговорил с Ковлягиным 45 минут. Говорю, Анатолий Федорович, давайте расставим все точки над «i». Это не мое. Я не хочу тут работать».


Эксцессы
Ни одна человеческая судьба не обходится без неприятных моментов и сложных ситуаций. Были они и у Вячеслава Власова. И вот показательная история.
В период перестройки, когда возникла гласность и открылись архивы, многие историки начали переосмысливать историю.  В их числе был и Вячеслав Власов.
Он выступал на пензенском радио, давал интервью газете «Молодой Ленинец»: размышлял о революции, о Ленине.  При этом Вячеслав Власов состоял в партии, в демократическом ядре. Он был в числе тех, кто, выступая за демократизацию партии, пытался ее сохранить. Он хотел говорить правду об истории, а это воспринималось, как очернение прошлого.
В 1991 г. Вячеслав Власов с коллегами в качестве делегата участвовал в работе конференции «Коммунисты за демократию» в Москве. А когда вернулся в Пензу, его решили исключить из партии, как и его коллег.
«Мне позвонил заведующий орготделом Ленинского райкома, мы были в добрых отношениях. Позвонил и говорит: «Мы вас приглашаем на бюро райкома партии, хотим заслушать, почему вы ездили в Москву и участвовали в конференции. Будем вас исключать из партии, если не покаетесь и не объяснитесь».
А я им отвечаю: «Вы что делаете? Вы с кем расправляетесь? Я не провинившийся ученик-двоечник, вы не мои учителя. Завотделом агитации и пропаганды – вообще мой студент-заочник. И вы меня будете полоскать, отчитывать? За что? За то, что я хочу сохранить партию?
Вы боретесь с людьми, которые ничего плохого не делают. Я ни на какое бюро не приду и вообще райком партии отныне буду обходить стороной».
И хотя история эта произошла в 1991 г., когда Вячеславу Власову было 39 лет, а его отец уже 4 года не работал в облисполкоме, ему все равно позвонили.
«Папе жаловались на меня в период перестройки. Звонили и говорили, что я где-то выступаю, говорю что-то неправильно. Как он реагировал? Просто спрашивал, где я и как выступил. А я ему отвечал: папа, я ничего плохого не говорил».
Надо признать: были люди, которые не слишком доброжелательно относились к Вячеславу Власову. Некоторые даже считали, что Алексей Власов писал сыну диссертацию.
«А папа даже не знал тему. Перед тем, как выйти на защиту, я приехал к нему и показал автореферат диссертации – просто чтобы он был в курсе, о чем я писал».
Но к подобным слухам Вячеслав Власов относится спокойно и даже философски.
«Я далек от мысли, что все ко мне относились одинаково хорошо, – говорит он. – Наверное, кто-то думал, что меня и на работу взяли из-за папы. Красный диплом не в счет, конечно, а вот папа – да».


vlasov2О родителях
Вячеслав Власов благодарен своим родителям. За то, что они дали ему жизнь и «неплохое воспитание». Он признает, что в какие-то моменты, возможно, ему помогало положение отца, но это было неявно, и он этого не чувствовал.
«Может, папа сам старался никак явно не помогать мне. В разных семьях было по-разному, но в нашей семье было так. Папа просто не мог себе этого позволить».
Даже если положение Алексея Власова где-то и срабатывало, его сын к этому никак не апеллировал и всего старался добиваться сам.


О работе
Вячеслав Власов определяет себя никак иначе, как преподавателя. И самым ценным в своей работе считает человеческий фактор.
«Я вижу отдачу. Вижу, что студенты что-то получают, вижу реакцию. Не только нынешних студентов, но и тех, с чьего выпуска прошло 10, 20, 30 лет. Для меня самая важная – человеческая составляющая.
Когда студенты говорят, что после моих лекций изменили отношение к истории, стали по-другому смотреть на многие вещи, мне приятно. Если они благодарны мне, как преподавателю, приятно вдвойне. Это подпитывает меня».


О жизни
На пороге 65-летия Вячеслав Власов с уверенностью говорит, что доволен тем, как сложилась его жизнь. И чувствует себя счастливым человеком.
«Глядя на свою жизнь, я радуюсь, что все вышло именно так. У меня есть профессия, жена, две дочери, трое внуков, и я не представляю себя без них.
Я не хочу думать, что могло сложиться иначе. Мне не надо другого.
Жизнь не состоит из одного цвета, всякое бывает. Если бы я жил второй раз, не думаю, что сделал бы все точно так же. Постарался бы сделать лучше, не допускать каких-то ошибок.
Не все было идеально, но на общую линию жизни мне грех жаловаться. Это и родителей касается, и моей семьи, и коллег, и студентов. Жизнь – это счастливая случайность с определенным исходом. Ей надо радоваться и быть благодарным людям, которые к ней причастны».

Прочитано 1308 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту