Эпоха партийных работников: версия Равиля Шаипова

A A A

Казалось бы, Советский Союз – это совсем недавняя история, это то, что происходило с нами буквально вчера. Однако время неумолимо: с момента крушения СССР прошло уже четверть века, и остается все меньше людей, которые помнят, что это была за эпоха. Бывший партийный работник Равиль Шаипов – один из тех, кто может рассказать о советских временах и об особенностях жизни членов коммунистической партии.


Из крестьян
Равиль Шаипов родился в 1938 г. в с. Бикмосеевка Неверкинского района, в большой крестьянской семье. Окончив школу с Похвальным листом, он поступил в Пензенский сельхозтехникум им. Ленина (ныне – Пензенский колледж управления земельными ресурсами и бизнеса).
К этому моменту у Шаипова проявились проблемы с письменным русским языком. В его сельской школе учились только татары, и говорили они между собой тоже по-татарски. В техникуме, понятное дело, была уже другая ситуация.
shaipov1Учительница русского языка, отметив старания Шаипова, поначалу выводила ему итоговые «тройки», а на 3-4 курсах он и сам подтянулся, стал учиться хорошо. Благодаря своим достижениям в учебе и дисциплинированности, Шаипов был избран комсоргом группы. «Обязаловки не было, все было вполне демократично», – говорит он про свое избрание.
Равиль Шаипов окончил техникум в 1958 г., получив специальность «агроном-плодоовощевод». После этого он начал работать в колхозе вторым агрономом, а чуть позже был избран заместителем председателя колхоза. Однако на этом месте Шаипов проработал недолго: летом 1959 г. Пленум ЦК КПСС постановил сократить должности заместителей. После этого Равиль Шаипов некоторое время проработал в районной газете, в разделе «Сельское хозяйство». Получал он за свою работу 50 руб.
Примерно через год Шаипова пригласили в райком партии и предложили стать инструктором в райкоме комсомола. Он согласился: работа в газете не особенно увлекала его. Вскоре Равиль Шаипов «вырос» до второго секретаря райкома комсомола, а затем и до первого. После он перешел на работу в Кузнецкий и областной комитеты комсомола, затем организовывал работу Неверкинского райкома.
Равиль Шаипов затруднился сказать, в чем причина его достаточно успешного и быстрого карьерного роста. Сам он никогда не стремился сделать карьеру.


Дела комсомольские
Равиль Шаипов вспоминает, как ему приходилось передвигаться по территории области: и пешком, и на велосипеде, и на мопеде, и на мотоцикле, и на санях (зимой), и на машине. Бывали случаи, когда до места нужно было добираться верхом на коне: по бездорожью, по слякоти, за 22 километра.
Равиль Шаипов: «И поверьте, в те годы мы не наскоком наезжали. Интересовались жизнью молодежи и в вечернее время, и в дневное. И это не значило, что мы приехали и за них решали все проблемы. Необходимо было в них вникать».
Какой-либо национальной предвзятости в работе партийных органов Равиль Шаипов не замечал. В партийные руководители брали людей всех национальностей, лишь бы они справлялись. Коллегами Равиля Шаипова были и татары, и чуваши, и русские.
Равиль Шаипов и его коллеги занимались организацией комсомольско-молодежных ферм, звеньев, проведением собраний и пленумов. Один из случаев того времени: в с. Карновар девушки-татарки хотели вступить в комсомол, а их родители в это время стучали им в окно, отзывали их, чтобы те и не думали туда вступать.
Многие матери татарских девушек были неграмотными, но верующими. Для них комсомол был во многом противоположен их религии. Если ты состоишь в комсомоле, значит, ты уже не должен верить – так считалось. Поэтому и возникали трудности с родителями татарских девушек.
А позднее в районе даже был проведен уникальный слет девушек-комсомолок: ради активизации их роли в молодежной организации.
С руководителей комсомола требовали роста числа новых комсомольцев, и особенно – взрослых. То, что школьники вступали в комсомол, – это шло обычным порядком. А следовало агитировать на вступление в молодежную организацию и колхозников до 30 лет.
«Но никто не тянул насильно ни в партию, ни в комсомол», – утверждает Равиль Шаипов.
Зарплаты у партийных работников были не так уж и велики, а трудиться приходилось весьма и весьма плотно. Равиль Шаипов вспоминает, что за 8 лет работы в районе он не сумел побывать ни на охоте, ни на рыбалке, занимался то заготовкой кормов, то севом, то уборкой. Контроль и организация сельхозработ тоже требовали немалых усилий.
«Пусть мы непосредственно не пахали и не сеяли, это верно. Но ведь когда люди чувствуют определенное внимание к ним, спрос за их дела, – это много значит», – говорит Равиль Шаипов. 

shaipov


Из Неверкино в Городище
В 1968 г. Равиль Шаипов вошел в число делегатов от Пензенской области на пленуме ЦК ВЛКСМ по случаю 50-летнего юбилея организации. Попасть на это мероприятие было большой честью, на этом пленуме в Москве выступал сам Леонид Ильич Брежнев. Из сельских районов приехало всего 3-4 секретаря, и в их числе – Шаипов.
В Неверкинском районе Равиль Шаипов проработал около 9 лет. В 1975 г. его послали на учебу в ВПШ (Высшую партийную школу) в Москву. Там он проучился 2 года. В ВПШ могли попасть только секретари райкомов партии и председатели райисполкомов: по рекомендации обкома партии. В Москве слушатели обучались общественным наукам, изучали современную эпоху «развитого социализма» и спорили о том, какой будет жизнь дальше.
После учебы в ВПШ, в августе 1977 г., Равиля Шаипова направили в Городищенский район, избрав вторым секретарем райкома партии. Район был в 3 раза крупнее Неверкинсокого, соответственно больше было и работы.
В зоне ответственности Равиля Шаипова была вся идеологическая работа, здравоохранение, образование, культура, соцобеспечение, правоохранительные органы. «Но я хочу подчеркнуть: хотя мой участок работы был громадным, занимался я в основном севом, заготовкой кормов, уборкой урожая, подготовкой к зиме, а затем круг замыкался», – говорит Шаипов.
Он делает вывод: партийные органы в те годы занимались не тем, чем надо (воспитательной и организационной работой), а все больше заготовками витаминно-травяной муки и увеличением содержания гумуса в почве.  Это было серьезной ошибкой. Чисто хозяйственные вопросы должны были решать управленцы исполнительных органов. Но дело было поставлено так, что люди начинали чувствовать ответственность только тогда, когда райком партии скажет.
После 8 лет работы в Городищенском районе Равиль Шаипов был переведен на работу в областной комитет народного контроля. Этот орган сыграл свою положительную роль в жизни страны, считает Шаипов. Однако Борис Ельцин упразднил комитеты народного контроля одним из первых своих решений на высшем посту.


На виду
Спустя многие годы после крушения советской власти, Равиль Шаипов уже не считает себя таким верным коммунистом, каким был раньше. Однако он по-прежнему полагает, что лучшей системы для рабочего человека не было. «Мог бы он, выходец из бедной крестьянской семьи, добиться таких же высот при другой власти?» – задает Равиль Шаипов риторический вопрос.
На вопрос о том, действительно ли советские люди верили в то, что им рассказывала коммунистическая пропаганда, Шаипов отвечает так: «Верили люди или не верили – вопрос сложный. Но доверяли – это факт».
Равиль Шаипов полагает, что демократия была и при Советском Союзе. На каждой ферме среди механизаторов, водителей и других категорий работников проводились собрания. И мнения людей учитывались, хотя, возможно, потом все это обобщалось излишне формализованно.
Говоря о преимуществах партийного работника перед всеми остальными советскими гражданами, Равиль Шаипов отмечает: «Плюсы в том, что ты – на виду. С тобой считаются, как с человеком при должности. Разве это не плюсы, когда ты, обыкновенный парень, и ничем от остальных не отличаешься, но к тебе относятся по-человечески, зная, что тебе оказано большое доверие?»

Прочитано 923 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту