Дмитрий Филяев – исторический оптимист

A A A

30 октября первым секретарем Пензенского областного комитета КПРФ был избран Дмитрий Филяев, директор школы № 58 им. Г. В. Мясникова. Эту же школу 7 лет назад окончила журналистка «Улицы Московской» Дарья Мануйлова. Она встретилась с Дмитрием Филяевым, чтобы обсудить партийный путь новоизбранного первого секретаря обкома, его идеалы, карьеру учителя и директора школы, а также планы на будущее.

filyaev– Дмитрий Олегович, расскажите, пожалуйста, про Ваш путь в партии.
– Я пришел в обком КПРФ – он тогда располагался на ул. Суворова, где сейчас находится миграционная служба, – в мае-июне 2006 г. Мне было 16 лет, я только что окончил школу.
До этого я личным порядком ходил на мероприятия КПРФ: первомайские шествия, празднования 7 ноября, митинги, но не состоял в организации. А в 2006 г. вступил в комсомол.
Буквально через пару-тройку месяцев был создан городской комитет комсомола – до этого существовал только областной, и меня избрали первым секретарем. Мы начали собирать городскую молодежь, организовывать ее на проведение различных акций протеста.
Комсомол жил яркой, активной жизнью. Несмотря на то, что у партии в тот период особых финансовых возможностей не было, мы находили ресурсы. Устраивали яркие акции протеста против губительных реформ в образовании, в частности против закона об автономных учреждениях, против введения ЕГЭ.
Весомую роль в нашей деятельности играли экологические акции. В середине 2000-х было поветрие массовой вырубки парков, скверов. Особенно я помню нашу борьбу за парк им. Ульяновых. Мы даже перекрывали проспект Победы с местными жителями, дабы отстоять этот парк. На поверку мы оказались правы: людям обещали построить большой молодежный развлекательный центр, а построили жилые дома.
В 2008 г. я вступил в партию. В 2009 г. меня избрали первым секретарем обкома комсомола. С 2006 по 2009 г. им руководил Георгий Камнев, который затем перешел на партийную работу.
Я пробыл в этой должности по 2012 г. Мы активно организовывали комсомольские ячейки в районах области, создали пионерскую организацию в Кузнецком районе. Находили спонсоров для проведения экскурсий, для организации военно-патриотических палаточных лагерей, вывозили пионеров и комсомольцев в область, а также в другие города – Ульяновск, Волгоград и т. д.
В 2012 г. я оставил должность первого секретаря обкома комсомола и перешел на партийную работу. Стал первым секретарем Октябрьского райкома и до 2014 г. им руководил. С 2014 по 2018 г. занимал должность первого секретаря городского комитета КПРФ.
– Были ли у Вас наставники, которые сопровождали Вас на протяжении многих лет работы в партии?
– Я благодарен судьбе, что все эти годы, пока происходило мое становление, рядом были люди, которые учили меня не просто партийной работе, а жизни. Среди них Борис Федорович Зубков – человек-глыба, энциклопедического ума и кристальной честности. Я не знаю ни одного нынешнего руководителя, кто мог бы с ним сравниться в честности, порядочности, искренности.
В советские годы он был в областной обойме руководителей на протяжении 30 лет. Являлся последним первым секретарем обкома КПСС в области до смены правящей партии в 1991 г. И за эти годы не нажил ничего, кроме 3-комнатной квартиры, старенькой «Нивы» и дачи.
Борис Зубков был очень грамотным руководителем. При этом жестким, конечно, требовательным. Но его было за что уважать.
Виктор Иванович Илюхин, который был на протяжении многих лет депутатом Государственной Думы от Пензенской области, немало сделал для моего воспитания, роста.
Константин Петрович Уришов. Простой рабочий, всю жизнь проработал на ВЭМе, почетный гражданин г. Пензы. Секретарь областного комитета КПРФ, куратор протестного движения, кавалер ордена Ленина. Прекрасный человек, надежный товарищ, человек невероятной скромности, партийного аскетизма.
Особенно я бы остановился на роли Нинель Александровны Новосельцевой. Она, как говорится в сказке про Золушку, моя фея-крестная.
Когда я пришел в партию 16-летним мальчишкой, она сумела разглядеть во мне какие-то перспективы. С высоты прожитых лет она настолько разбиралась в кадрах, что в подростке смогла увидеть какие-то задатки.
Нинель Александровна меня вела на протяжении всех этих лет. Учила всему, начиная от элементарных навыков партийной работы и заканчивая проведением огромных общественно-политических мероприятий.
Мы были очень близкими по духу людьми, несмотря на разницу в возрасте: она ведь не в матери, а в бабушки годилась. Мы общались на любые темы, и на личные тоже. Я много раз был у нее в гостях. Это были не просто рабочие, но теплые товарищеские, дружеские, можно сказать, отношения.
К сожалению, в 2020 г. ее не стало. Она – наставник, которому я искренне благодарен, и всегда буду чтить ее память. Я счастлив, что при жизни ее отметили и присвоили звание почетного гражданина г. Пензы.
Ну и конечно, Георгий Петрович Камнев. В свое время он меня рекомендовал секретарем обкома комсомола – и с тех пор мы с ним вот уже 15 лет идем рука об руку. В моем избрании первым секретарем обкома, думаю, тоже немалую роль сыграла его рекомендация.
Безусловно, Георгий Камнев – мой большой товарищ и друг, и я благодарен судьбе, что она нас свела. Сейчас он депутат Государственной Думы, хотя когда-то, когда мы были совсем юными, это казалось несбыточным и нереальным.
– Дмитрий Олегович, почему тогда, в 16 лет, Ваш выбор пал именно на КПРФ?
– Я всегда достаточно много читал, у меня всегда была склонность, можно сказать, любовь к истории. А любой уважающий себя историк, историк честный и вдумчивый, который глубоко копает, неизбежно придет к пониманию того, что советский строй, социализм – это единственный путь, который позволяет большинству устроить жизнь так, чтобы по крайней мере не бедствовать.
Самое главное достижение советской власти и коммунистов, я считаю, в том, что, когда партия была правящей, люди постоянно видели улучшения в жизни. Люди чувствовали себя принадлежащими к большой семье, не отделяли себя от государства.
Я недавно классический пример этого увидел. Приехал к теще, она живет в деревне. Как раз шла уборочная кампания, ехали машины, груженые зерном. Я заметил, говорю: «О, зерно убирают». Она так равнодушно посмотрела и говорит: «Ну и что? Раньше мы понимали, что это зерно – наше, государственное, что оно пойдет во благо всего народа. Уборка была праздником, мы чувствовали себя причастными к большому общему делу. А сейчас куда это зерно пойдет? Какой-то частник продаст его, а деньги положит себе в карман».
В годы советской власти был коллективизм, было общее стремление к решению масштабных проблем. Люди в 30-е или в послевоенные годы восстанавливали народное хозяйство под прицелом пулемета, что ли? Это фейк, бред, мифология.
Или они это за деньги большие делали? Нет. Они это делали по зову своего сердца, потому что видели, что школу они строят для своих детей. Дом культуры они строят для себя. Восстанавливают барский дом под санаторий для себя.
– То есть Вас вдохновили достижения коммунистической партии во времена Советского Союза?
– Да. Плюс рассказы моих дедов о жизненных, банальных ситуациях подкрепляли во мне книжные знания.
Один дед всегда был коммунистом, большую часть жизни проработал преподавателем в техникуме. Он жив до сих пор, проживает в Кузнецке.
Второго деда уже давно нет в живых. Несмотря на то, что он был человеком малограмотным, работал почти всю жизнь художником на Дизельном заводе. Был самоучкой, хорошо рисовал.
Раз Вас вдохновляют идеи социализма и всеобщего блага, можно ли сказать, что Вы идеалист?
– Я бы не сказал, что я идеалист, скорее исторический оптимист. И считаю коммунистов историческими оптимистами. Я глубоко убежден, что за социалистическим строем, который позволит наконец-то людям безбедно существовать, будущее.
– Случалось ли так, что из-за приверженности партии Вам было сложно выстраивать отношения с людьми? Помнится, когда Вы пришли в школу № 58, у некоторых это вызывало недоумение: такой молодой учитель, а состоит в политической партии, да еще и в коммунистической.
– Да, такое бывает. Но сейчас этого недоумения гораздо меньше. Потому что очень много молодых людей приходит в партию. А даже если они не приходят, они ее поддерживают.
Какой миф правящая партия культивировала о КПРФ на протяжении 30 лет? Что это партия стариков, сейчас пройдет еще 5 лет, они поумирают, за них вообще никто голосовать не будет. А жизнь совсем другое подтверждает.
Все социологические опросы показывают, что пенсионеры в большинстве своем за нас не голосуют. За нас голосуют люди среднего возраста и молодежь, которая столкнулась с реальной ситуацией, когда у них ипотека, куча кредитов и долгов, чего в Советском Союзе не было.
И сейчас меньше начинаешь слышать от людей, дескать, вы, коммунисты, – прошлый век. Люди видят в КПРФ реальную альтернативу.
Были периоды в жизни, когда мне встречались люди, которые действительно так говорили: «О чем ты, Дима? Какой Маркс, Энгельс, Ленин? Они где-то на пыльных книжных полках остались, их никто не читает, не изучает».
– Но сильно это Вас не трогало?
– Пожалуй, не трогало. Я всегда старался людей переубедить. Не из конъюнктурных или карьерных соображений, а потому что действительно верю в эти идеи.
Больше, чем непонимание со стороны людей, меня напрягало давление со стороны власти: интриги, попытки склонить на свою сторону не тем, так иным способом. Я достаточно стрессоустойчивый человек, но неприятные ситуации в связи с этим возникали.
А на людей я никогда не обижался, не держал на них зла. Человек я неверующий от слова совсем. И всегда считал, что верить надо в людей – в их способность и возможность менять жизнь к лучшему. Это всегда мной двигало. И, когда я встречался с недопониманием и не мог людей переубедить, я просто отпускал ситуацию.
– Давайте поговорим о Вашей карьере учителя. Не буду спрашивать, почему Вы выбрали эту профессию, раз всегда так любили историю…
– Да, неудивительно. Хотя я выбирал до последнего между историческим и естественно-географическим факультетом. Мне очень нравились биология с географией.
– Вы пришли работать в школу сразу после института?
– Я еще был студентом, перешел на 5 курс.
Пришел в школу № 58 в 2010 г. Попал совершенно случайно: работал в загородном лагере, где директором была Валентина Михайловна Скороделова (учитель музыки, педагог-организатор МБОУ СОШ № 58 – прим. автора). И она быстренько меня сагитировала. Я сказал, что уже 4 курс закончил, хотел бы начать работать в школе. Она ответила: «А чего ты думаешь? Приходи к нам».
– У моего класса Вы не вели уроки, но пару раз заменяли. Тогда я Вас запомнила как довольно строгого учителя. Вы до сих пор придерживаетесь такой манеры преподавания?
– Моя манера преподавания формировалась нецеленаправленно. С ребятами до 10 класса я был достаточно строг, потому что понимал, что они еще дети, их надо приучить к порядку.
А в 10-11 классах я уже более демократичен, потому что считаю, что имею дело со взрослыми людьми. Они сами сделали осознанный выбор – пришли в 10 класс, решили поступать в вуз, и им нужны знания.
– Как Вы стали директором?
– Прежний директор, Юрий Николаевич Щеглов, был назначен главой администрации в Земетчино, и мне поступило предложение занять его должность.
– Вы не боялись, что не справитесь с должностью директора? Ведь это совсем не то же самое, что учитель.
– Честно говоря, боязни не было. Потому что партия мне очень много дала: я уже был партийным руководителем, прошел необходимую школу, умел работать с людьми.
Но, конечно, в первый год ты как слепой котенок во многих вопросах: тут не понял, там не понял, здесь шишку набил. Я бы даже сказал, года два надо, чтобы войти в колею. Но работа директора мне нравится.
Единственное, что меня всегда убивало, – это невероятный вал бюрократии, бумаг. Это мешает, не дает заниматься тем, чем надо, а дел у директора много.
– Расскажите о своем избрании первым секретарем.
– В президиум ЦК КПРФ на должность первого секретаря обкома было предложено две кандидатуры: моя и Олега Васильевича Шаляпина. После дискуссии президиум остановился на моей кандидатуре, предложил пленуму областного комитета провести избрание. И 30 октября пленум избрал меня на должность.
– Был шанс, что Вас не изберут?
– Теоретически члены обкома могут не согласиться с решением президиума ЦК, но партия у нас товарищеская, и в наших рядах царит уважение к вышестоящему руководству. К тому же меня ведь не откуда-то со стороны на должность закинули, эти люди видели всю мою биографию с 16 лет.
– Чего бы Вам хотелось достичь на новой должности?
– Чтобы Пензенское партийное отделение укрепило свое влияние в разных сферах общественной жизни, в том числе путем расстановки кадров. В КПРФ много очень квалифицированных людей. Недавнее назначение и. о. главного врача онкологического центра Антона Анатольевича Столярова – еще одно тому доказательство.
Власть в большинстве случаев не понимает, что мы, коммунисты, не враги обществу, людям. И если мы приходим во власть, то мы работаем честно, на благо людей, и всю свою историю мы это доказывали.
Безусловно, одна из тактических задач ближайшего времени – выборы в Законодательное Собрание Пензенской области, районные собрания представителей. Я надеюсь, что КПРФ увеличит свое представительство и мы сможем реализовывать отдельные аспекты нашей программы на благо жителей области.
– Что бы Вы хотели сказать нашим читателям?
– Я хотел бы обратиться к населению Пензенской области с тем, чтобы они по-настоящему поверили коммунистам. На последних выборах, несмотря на фальсификации, о которых мы знаем, КПРФ показала неплохой результат. Мы благодарны тем, кто нас поддержал. Я обращаюсь ко всем, не только к тем, кто проголосовал за КПРФ: мы готовы честно работать, люди могут нам верить. Свое высокое звание коммунистов мы всегда оправдаем.

Интервью взяла Дарья Мануйлова

Прочитано 550 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту