Самое читаемое в номере

Прокуроров и судей в Пензе испортил жилищный вопрос

A A A

Ровно 485 метров по прямой отделяют многострадальный аварийный дом № 11 по ул. 9 Января от коттеджа теперь уже бывшего губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева, расположенного на ул. Лазо.
Несмотря на близкое соседство, глава региона никогда не был в гостях у малоимущих соседей. Так же как избегал личных встреч с ними в высоких кабинетах: и когда дом отказывались признавать аварийным, и когда жители бились за сокращение сроков расселения, и даже когда вместо жилплощади городская администрация стала предлагать собственникам копеечные компенсации.

h 11
ГДЕ ОБИТАЮТ РАСХИТИТЕЛИ?

Впрочем, новость об аресте высокопоставленного соседа жители аварийного дома № 11 по ул. 9 Января восприняли без злорадства. А сообщение о наличке в полмиллиарда, найденной в его коттедже, и вовсе вызвало у людей огорчение.
Ведь за эту сумму можно было расселить четыре таких аварийных дома и обездоливать никого бы не пришлось, что сегодня фактически и происходит в пензенских судах.
В одной из последних статей о ситуации с переселением на ул. 9 Января, 11 (см. на сайте «Прокурор Мустафин предостерегает мэра Лузгина» от 09.02.2020 г. № 860) «Улица Московская» рассказывала, что надзорные и судебные органы пребывают в нерешительности в связи с федеральными законодательными инициативами.
С одной стороны – есть программа с федеральным финансированием, по который собственникам аварийного жилья предоставляют квартиры. И есть пункт 8.2. статьи 32 ЖК РФ, который ввели в действие 28 декабря 2019 г. и который предполагает выкупную стоимость для тех собственников, кто приобрёл «недвижку» после признания дома аварийным.
С другой стороны – есть непреодолимое желание городской администрации подвести максимальное число собственников под пункт 8.2. Для чего?
Это экономия денежных средств, поскольку можно не выдавать новые квартиры. И, как следствие, значительное сокращение аварийного фонда в Пензе.
В результате, «под раздачу» попали в основном собственники, кто в былые времена отчуждал имущество в пользу детей и внуков, в частности по договорам дарения. Но когда наступил срок расселения, им предложили не больше 25-30 тыс. рублей за квадратный метр без права на получение квартиры, причислив их фактически к «главным расхитителям государства».
На фоне найденного полумиллиарда неизвестного происхождения в губернаторском коттедже – парадоксальный случай!

h11 podЗАЩИТА НЕ ТЕРПИТ РЕШИТЕЛЬНЫХ?
Сегодня в доме № 11 по ул. 9 Января таковых малоимущих «расхитителей» числится 29 собственников из 59. Поначалу люди связывали надежды на восстановление законности с прокуратурой. Ведь она чётко определила, что пункт 8.2. не касается конкретно их дома, да и имущественные права граждан железно защищены программой переселения. В подкрепление своей позиции прокурор Ленинского района Тагир Мустафин даже направил представление мэру Андрею Лузгину.
Однако полученный ответ из мэрии не обрадовал жителей, поскольку фактически показывал больше пренебрежительное отношение муниципалитета к надзорным органам, чем желание исправиться.
Во-первых, представление было рассмотрено 18 февраля, фактически через месяц с момента его поступления в мэрию (вх. номер от 21.01.2021 г.). А во-вторых, Андрей Лузгин высказал Тагиру Мустафину буквально следующее: что вы от нас хотите, если даже суды пребывают в нерешительности и не могут выработать единую позицию по пункту 8.2?
И ведь Андрей Лузгин оказался прав. Пензенские суды, как уже писала «УМ», побоялись брать на себя ответственность по защите интересов жителей.
Первые иски с ул. 9 Января, 11 были поданы собственниками ещё в декабре 2020 г. Но по большинству из них полноценные заседания так до сих пор и не начались.
А те, что начались, вызвали своего рода шок у заявителей. Так, в судебном заседании по иску Лидии Морозовой выяснилось, что город уже исключил 29 собственников из программы переселения. То есть, даже не дожидаясь решения судов.
Сама Лидия Морозова приобрела по договору купли-продажи комнату (долю в 3-комнатной квартире) по указанному адресу в 2010 г., то есть за 5 лет до признания дома аварийным. Оформление сделки было зафиксировано в ЕГРП. В 2018 г. скромному жилью был присвоен кадастровый номер.
И теперь мэрия строит свою защиту исключительно на дате присвоения кадастрового номера. Мол, это произошло через три года с момента установления аварийного статуса дому. Следовательно, заявительница не имеет права требовать жилплощадь и может рассчитывать лишь на выкуп равный скромной сумме в 555 тыс. руб. за 18,5 кв. м.
Как пояснили корреспонденту представители истицы в суде, подобная позиция – чистое лукавство. Помимо неверного (возможно, умышленного!) определения даты возникновения права собственности, квадратные метры Лидии Морозовой учитывались и при формировании программы, и в заявке на её финансирование из федерального бюджета, и при заключении муниципального контракта на строительство нового дома для переселенцев. И всё это было зафиксировано на сайте Реформа ЖКХ вплоть до декабря 2020 г. (скрин имеется в распоряжении редакции).
Однако на сегодняшний день информация о контракте на 56 помещений (3 помещения получили квартиры в Заре – прим. автора) для ул. 9 Января, 11 на ресурсе исчезла. Вместо неё появилась другая – уже на 27 помещений. Причём 26 помещений были учтены в контракте от 29.12.2019 г., а одно совсем свежее – от 15 марта 2021 г.
Получается, что по 29 спорным помещениям, к которым пытаются применить пункт 8.2., мэрия уже определилась? Выходит, что так! В связи с чем 24 марта собственники этих помещений направили заявление в прокуратуру Ленинского района г. Пензы.

iab house

Дом губернатора Белозерцева

РАЗЖЕВАТЬ ДО ОСНОВАНИЯ, А ЗАТЕМ…
А пока на местах происходят попытки оставить малоимущих без крыши над головой, в Государственную Думу в феврале 2021 г. был внесён законопроект № 1104856-7, снова дополняющий статью 32 ЖК РФ. Или скорее – буквально разжёвывающий права переселенцев из аварийного жилья.
Похоже, законотворцев привела в ужас практика применения жилищного кодека в регионах, в том числе и в Пензе. Корреспондент «УМ» в декабре 2020 г. направляла письмо председателю Комитета по жилищной политике и ЖКХ депутату Галине Хованской с приложением статьей и вопросом – чем можно помочь собственникам дома № 11 по ул. 9 Января?
Как указано в пояснительной записке к законопроекту, пункт 8.2. не применяется:
«к гражданам, постоянно проживающим в жилых помещениях, право собственности у которых в отношении таких жилых помещений возникло при отчуждении этих жилых помещений совместно проживающими с ними супругом, детьми, родителями, или постоянно проживающим в жилых помещениях граждан, сделки между которыми об отчуждении таких жилых помещений были заключены до признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции».
Кроме того, статью 32 предложено дополнить частью 8.3 следующего содержания:
«8.3. Собственник изымаемого жилого помещения, расположенного в признанном в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу или реконструкции многоквартирном доме, имеет право на получение возмещения за изымаемое жилое помещение либо предоставление другого жилого помещения»

 Иными словами, в случае успешного продвижения данной инициативы, выбор «квартира или выкуп» будет оставаться исключительно за собственником, без каких-либо «если» со стороны муниципалитета.В свою очередь «УМ» выдвигает версию, что затягивание судебных процессов, как и нерешительность прокуроров в Пензе, быть может, связана именно с ожиданием поправок в статью 32 ЖК РФ. В этом случае никому не придётся искать среди малоимущих, пенсионеров и инвалидов злостных расхитителей государства в полуразвалившихся домах.
Елена Дёмина

Прочитано 1137 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту