Самое читаемое в номере

Губернатор Калашников: плод фантазии или будущая реальность?

A A A

В ситуации неопределенности, которая, на мой взгляд, сложилась в отношении того, какая фигура будет определена на пост пензенского губернатора, приходится обращать внимание на косвенные признаки, которые характеризуют эту ситуацию.

В общественное сознание усиленно внедряется мысль о том, что кандидатом № 1 является сенатор Олег Мельниченко. Наверное, для части региональной элиты – и властной, и деловой – это вполне приемлемая фигура. Отдельные лица среди близких к Мельниченко людей уже формируют списки чиновников на вылет и тех, кого все-таки оставят.
Но Мельниченко – это очевидный и простой вариант. Между тем не факт, что сам он рвется стать нашим губернатором.
Элементарное наблюдение за его поведением показывает, что он совершенно спокоен, не демонстрирует ни тревожности, ни озабоченности. То есть уверен в прочности своего нынешнего сенаторского статуса.
И это может рассматриваться как косвенный признак того, что на губернаторство в Пензу он не идет.
А настойчиво распространяемая версия о том, что именно Мельниченко станет пензенским губернатором призвана отвлечь внимание от реального кандидата, или призвана быть операцией прикрытия. На мой взгляд, пока это, скорее, операция прикрытия.
Как, по мнению экспертов, происходит определение в Администрации Президента кандидатов в губернаторы?
Наверняка они отслеживают перспективные фигуры, составляют списки и потом из него вытаскивают нужного им человека в нужное время.
Если санкция на арест Белозерцева была получена в АП, то АП, должно быть, предусмотрела и фигуру кандидата на замену Белозерцева.
Но указа президента пока нет, и это косвенный признак того, что, возможно, кандидатуру сменщика не предусмотрели, или не успели подыскать.
Скорее всего, кандидата подбирают по определенным критериям. Никогда их не видел, но попробую нарисовать образ кандидата, который мог бы удовлетворить Администрацию Президента и одновременно пензенскую элиту.
Это человек, имеющий корни в Пензе, здесь родившийся и выросший, то есть чувствующий менталитет пензенцев.
Это человек, покинувший Пензу много лет назад, при этом ни в Пензе, где он начинал свою профессиональную карьеру, ни в новом для него месте он не занимался политикой, хотя и был государственным служащим.
Это человек, не имеющий в Пензе бизнес-интересов, равноудаленный от региональных бизнес-групп.
Это человек, известный лицам, приближенным к президенту России, и пользующийся их расположением.
Это человек, который сделал карьеру в той же структуре, что и президент Путин, и находящийся сегодня в том возрасте, когда Путин был назначен премьером. То есть по возрасту своему он входит в поколение, которому суждено взять на себя власть в государстве в ближайшие 3-5 лет.
Из того круга лиц, что мне известен, на роль такого кандидата единственно подходит Валерий Калашников, сын бывшего мэра Пензы Александра Калашникова, чья репутация позволяет ему по-прежнему считаться уважаемым в Пензе человеком.
Про Валерия Калашникова известно крайне мало. Вернее сказать, про него ничего не известно. Карьеру он начинал в Управлении ФСБ РФ по Пензенской области, но потом перешел в другое ведомство. И несколько лет назад служил в Сочи, где попал в поле зрения лиц, близких к президенту Путину.
Чем сейчас занимается Валерий Калашников, мне не известно. Возможно, продолжает служить в той же службе. Можно сказать почти наверняка, что он входит в кадровый резерв, из которого его могут двинуть в любом направлении. В зависимости от задач, которые возникают перед его начальниками.
И если в статье «Преемник Белозерцева: Олег Мельниченко или варяг?» я приводил оценки экспертов, которые давали Мельниченко от 50% до 90%, среднее – 70%, то сегодня, понимая, что варягом может стать Валерий Калашников, я бы скорректировал оценку. За варяга – до 90%, а за Мельниченко – 10%.
Мне могут сказать, что Валерий Калашников в роли пензенского губернатора – плод моей фантазии. Но любая такая фантазия побуждает читателей к самостоятельному мышлению, к тому, что они ищут аргументы, в том числе в своем личном опыте и в кругу своих знакомых, и сами делают выводы.
Понимаю, что задачку предложил непростую. Но ведь и цена выбора велика.
Вектор развития области определят именно губернатор, его связи и доверие, которые он имеет в Москве на самом верхнем уровне.

Валентин Мануйлов
23 марта 2021 г., 20 часов 20 минут.

Прочитано 1646 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту