Наследие Стрючкова: первая пристрелка

A A A

После того как прошли две недели после скандальной отставки министра здравоохранения Владимира Стрючкова, как остыли пересуды на счет обстоятельств, которые дали толчок отставке, здравые люди стали обсуждать вопрос о том, что же теперь будет с пензенским здравоохранением.
Не потому, что вот ушел сильный руководитель, а теперь и руководить-то некому, а потому, что
количество проблем, которые возникли в результате деятельности министра Стрючкова, стали вызывать озабоченность первых лиц области, именно губернатора Белозерцева и вице-губернатора Рябихиной.

struchkovФото Андрея Малышкина

Именно им предстоит разгребать завалы этих проблем. Начиная с кадровой, ибо Стрючков, как руководитель, склонный к доминированию, не подготовил себе преемника. И, как мне пояснили, он, подобно Бочкареву, специально выдавливал или поддавливал руководителей, которые могли бы составить ему конкуренцию.
Будто бы он старательно недофинансировал областную больницу им. Бурденко, чтобы в результате главные врачи этой больницы не имели шансов показывать улучшение результатов.
Но главная кадровая проблема в том, наверное, состоит, что ни в министерстве, ни среди главных врачей на сегодня нет людей, которые были бы готовы взвалить на свои плечи министерскую ответственность.
Людям просто страшно браться за исполнение этой должности, не имея за спиной поддержки, какая была у Стрючкова. Согласитесь, продержаться на должности министра здравоохранения области 13 лет в три захода – для этого нужно было иметь внушительную поддержку. Не только в Пензе, но главным образом в Москве.
Молва связывает устойчивость Стрючкова в должности министра с именем сенатора и фармацевтического магната Бориса Шпигеля.
По конфиденциальной информации «УМ», все лекарства, что шли для пензенских больниц, складировались и хранились на складах компании «Фармация», за что из областного бюджета платились приличные суммы денег.
Вряд ли персона, что займет пост министра здравоохранения, сможет заручиться без последствий для себя покровительством, подобным тому, что Стрючкову давал Шпигель.
Но, возможно, Ивану Белозерцеву и Ларисе Рябихиной этого и не надо. Возможно, что они сами будут покровительствовать человеку, которого назначат министром.
Пока обязанности министра исполняет Оксана Чижова.
И по версии, что была предложена мне неделю назад, выходило, что Оксана Чижова будет руководить министерством в ранге исполняющего обязанности, а первый заместитель министра Виталий Пивоварчук, человек, пользующийся доверием губернатора Белозерцева, будет осуществлять в отношении Чижовой кураторство, или наблюдение, чтобы она работала в рамках, что ей определит вице-губернатор Рябихина.
По оценке одних экспертов нашего издания, это тяжелый случай. Дескать, оба – и Чижова, и Пивоварчук – хорошие исполнители, но им не хватает масштаба мышления, а ведь кто-то должен не только исполнять, но еще и придумывать, что исполнять.
К тому же, так ли уж приятно работать, зная, что за тобой присматривают?
Но намедни появилась конфиденциальная информация о том, будто Оксана Чижова будет представлена в федеральном минздраве как соискатель должности министра пензенского здравоохранения.
chizhova

Фото Андрея Малышкина

Несмотря на то, что госпожа Яковлева, заместитель федерального министра, дважды, кажется, навещавшая Пензу с визитами и имевшая претензии к отчетам, что готовились с участием Оксаны Чижовой, может в ходе согласования высказаться против кандидатуры Чижовой. И тогда Чижовой точно придется долгое время ходить в исполняющих обязанности.
Но в любом случае наличие министра лучше его отсутствия. Все-таки ответственности у него больше.
И если Белозерцеву и Рябихиной удастся решить кадровую проблему именно таким способом, то за ней сразу встают другие проблемы.
«Улица Московская» неодно-кратно сообщала об этих проблемах. Самые яркие из них – это вопрос об оптимизации скорой помощи и оптимизации городской поликлиники в Пензе.
Что теперь с этим делать? Вернуть все в прежнее состояние?
С поликлиниками есть понимание: изъятие поликлиник из больниц и передача их в одну большую поликлинику ухудшило взаимодействие между больницей и поликлиникой. Наверное, будет правильно вернуть поликлиники в больницы. Но в любом случае это произойдет на новых условиях финансирования.
А как быть с областной станцией скорой помощи? Маловероятно, чтобы власть решилась вернуть ее в то состояние, что было раньше.
Здесь важнее решить вопросы о дофинансировании скорой помощи, о выделении средств на содержание и ремонт автомобилей, о зарплатах работникам, адекватных их труду, об условиях работы медиков.
Не исключено, что станцию скорой помощи просто передадут в ведомство Министерства по чрезвычайным ситуациям. У них и денег больше, и работу там умеют наладить. Хотя это умение касается главным образом случаев экстренной помощи, вернее, медицины катастроф.
И не очень понятно, как впишутся в менталитет менеджеров МЧС, в их организационные схемы экстренные случаи, которые происходят во множественном числе каждый день и каждую ночь.
Невероятно также, чтобы оптимизация больниц, когда закрывались и присоединялись больницы на селе, была отменена. И эти больницы в отдаленных селах вновь открылись бы. Этого не будет ни при каких обстоятельствах.
Но тут возникает вопрос о возрождении санитарной авиации. На какие деньги, за счет какого бюджета будут приобретаться легкомоторные самолеты для санавиации?
В России такие самолеты вообще производятся? В количестве, чтобы их хватило на всю страну.
Чрезвычайно важный вопрос, который остается как элемент наследия Стрючкова, это вопрос о том, от каких болезней все-таки преимущественно умирают пензяки и пензенцы.
Верно ли утверждение, что в основном умирают от сердечно-сосудистых заболеваний?
Как такое может быть в области, в которой работает кардиоцентр, где оперируют жителей области? А еще и в областной больнице оперируют.
Я не буду пока приводить цифры. Ограничусь тем, что просто обозначу проблему, о которой врачи прекрасно осведомлены, но не понимают, что с этим делать.
По информации «УМ», за этой проблемой стоит лукавая статистика. Врачи имеют установку в случае смерти писать, что человек умер от ишемической болезни сердца, а не от перепоя, не от сахарного диабета или иных болезней.
Конечно, если человек упал и получил травму головы, не совместимую с жизнью, на ИБС не спишешь, но вот на инсульт вполне можно списать. Сначала инсульт, а потом в результате падения ушиб головы и смерть.
Врачи полагают, что уровень смертей от сердечно-сосудистых заболеваний, что показывает статистика областного минздрава, завышена. Конечно, такая статистика имеет свой смысл.
Федеральный минздрав будет в таком случае наказывать пензен-ский минздрав за плохой показатель только по одной позиции. А если все показывать честно, как есть на самом деле, то плохих позиций может быть не две, а три или четыре.
И тогда возникнут проблемы на уровне федерального минздрава, проблемы с выделением денег и прочее.
Но, главное, так можно и должности министра лишиться. И никакой покровитель не поможет.
Может, это и был главный мотив, из-за которого пензенский минздрав рисовал удобную для федерального минздрава статистику.
Наверное, не все еще проблемы обозначены, которые достанутся Белозерцеву и Рябихиной в виде наследства Стрючкова.
«УМ» готова продолжать эту тему
и ждет обратной связи.

Прочитано 2254 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту