«Ой, Вань, смотри какие клоуны…»

A A A

В связи с выходом в свет книги Александра Кислова «Дураки и хлеборезы» (анонсирована в выпуске «Улицы Московской» от 26 мая), в редакцию поступил первый читательский отклик. Автор – психотерапевт Михаил Архангородский. Читайте ниже.


Знавал ли ты, читатель, в Пензе литератора, чей эпистолярный труд объединил в себе элементы творческого стиля Гоголя и Гашека, Зощенко и Ерофеева, Салтыкова-Щедрина и Ильфа? Нет?
Тогда познакомься с новым творческим произведением знаменитого пензенского журналиста Александра Кислова «Дураки и хлеборезы». Сам автор никак не презентует жанр своего текста кроме как «беллетристика, безыскусный вымысел». По объему (100 стр.) это, пожалуй, повесть. А вот жанр я, наверное, обозначил бы как трагикомическую художественную публицистику, хотя многие видят в публикации только политический стеб.
На самом деле иронично-саркастический стиль автора при описании политической элиты некоего Пенска четвертьвековой давности переплетается с драматическим описанием событий российской истории 1991-
1993 гг., собственным участием в них и переживаниями с этим связанными.
Неожиданными на этом фоне являются нежно-пронзительные описания охоты с байками мужиков в шукшинском стиле. Пронзительно нежным выглядит признание автора в любви к журналистской работе. На мой взгляд, оно могло быть без труда изъято из данного произведения, расширено и стать отдельной книгой – напутствием Александра Ивановича, выдающегося представителя своей профессии, молодым журналистам, уровень работы которых в большинстве оставляет желать лучшего.
Кстати, трудно себе представить, чтобы Кислова награждали представители исполнительной или законодательной власти «за лучшее освещение чего-то там», как это сейчас принято для журналистов местных СМИ.
Получается, что две ветви власти награждают «четвертую власть» за беззубое освещение своей деятельности, за предательство интересов общества и своей профессии?
«Наградой» же Александра Ивановича были тяжелые преследования со стороны «компетентных органов», других «товарищей», в результате чего он однажды чуть не лишился жизни…
Радует эрудиция автора. Например, знание работ Фрейда, Фромма и очень удачное применение их серьезных научных выкладок к саркастической характеристике «правящей элиты».
«Признавший сам себя глупцом Считаться вправе мудрецом, А кто твердит, что он мудрец, Тот именно и есть глупец».
Сентенцию из бессмертного «Корабля дураков» Себастьяна Бранта Кислов не цитирует, но фактически изложил по-своему в названии книги и тексте.
«Дураки» – это идеалисты, романтики, это революционеры «первой волны», искренне мечтающие о лучшей жизни для народа, о демократии. Они оголтело бросаются на баррикады, митингуют на «майданах» и, в конце концов, репрессируются послереволюционной реакцией.
«Хлеборезы» (а кто служил в армии или сидел «на зоне» сразу понимает всю сладость этой самой сытой должности) – это антиподы «дураков». В любой социальной заварухе они видят возможность «сделать деньги» и часто бешеные деньги, как это и было в описываемом автором российском социальном катаклизме. Им глубоко наплевать на народ, из которого они сами вышли, хотя иногда они и совершают популистские действия. Себя автор относит к «дуракам», которые читали в детстве «правильные» книжки, чья юность впитала идеалы оттепели, шестидесятников. Приоритет автора – ценность творчества в жизни.
Он глубоко переживает раскол общества на «дураков и хлеборезов», создающий перманентную революционную ситуацию. Он переживает, что вся борьба за демократическое общество, за жизнь, наполненную большей социальной справедливостью, свершив 25-летний круг, вернулась к исходной точке.
Руководящие «шляпы», которых приветствовали полупьяные граждане на демонстрациях, урвав жирные куски от общественного пирога, облизываясь, подсчитывают барыши. Многих из этих «шляп» уже сменила молодая поросль в дорогих импортных костюмах, которая любит демонстрировать себя в брутальных позах и делах и обладающая отменным аппетитом алчности.
Подкупает искренность автора. Несколько смущает его сожаление об отсутствии в стране национальной идеи, объединяющей идеологии, хотя история показала, что, как минимум, две национальных идеи («православие, самодержавие, народность» и коммунистическая идеология) нас не спасли от очень страшных времен и больших людских потерь.
А если без всякой национальной идеи – разделение властей, подавление коррупции, независимая судебная власть, отсутствие цензуры, свобода СМИ, обустройство огромного пространства страны, нормализация отношений с миром, приоритет научно-технического прогресса – может, все и сдвинулось бы с мертвой точки?  
Я также не очень понял отношение автора к конспирологическим теориям уничтожения или подчинения России (план Даллеса, Гарвардский проект), которые он упоминает вполне себе серьезно. Да даже если бы такие планы и существовали, мы что, дети малые, глупцы наив-ные или мощная страна с талантливым народом?
Что-то я не слышал, чтобы американцы жаловались, что есть тайный кремлевский или «эмгэушный» проект, или «план Путина» по уничтожению или подчинению США. Слабо им заболеть бредом преследования?
Чувствуют свою экономическую мощь? Может, все-таки заняться всерьез реальной экономикой, чтобы никакие «заговоры» не были страшны?
Инвективная сатира, которая многим только и бросается в глаза, у Александра Ивановича не самоцель, да и прототипы жеребцовых, бухаловых, фекалюков, таскаевых уже в конце концов не так важны. Не тот масштаб личностей. Да и бросать камень в спину тех, «кого уж нет, а те далече» из хулиганских побуждений, как-то негоже и по высокому уровню культуры самого автора.
Позиция Кислова гораздо глубже и шире: чтобы не повторилось больше время им подобных. Ни в Пенске, ни в России. Чтобы наша страна стала по-настоящему, а не имитационно-демократической.
Конечно, кто-то отреагирует на книгу, как гоголевский Городничий: «Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесет по всему свету историю. Мало того, что пойдешь в посмешище – найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? – Над собою смеетесь!.. Эх вы!..»
Ключевая трагическая фраза у Кислова: «Кончилась демократия. Впрочем, она и не начиналась. Нас, восторженных идиотов, опять развели».
Но во всякой высказанной боли теплится надежда. А, может, все-таки все было не зря?
От всей души поздравляю уважаемого «бумагомараку» Александра Ивановича Кислова с удачным литературным трудом! Спасибо за доставленное удовольствие!
Многих вам лет жизни, Александр Иванович, и новых творческих взлетов!
Михаил Архангородский
31 мая 2016 г.

Прочитано 1056 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту