Шанс для Украины. Версия Ройтмана

A A A

Илья Ройтман, в прошлом один из лидеров Демократической партии России, а ныне политический аналитик, специально для «Улицы Московской» рассказывает о своей особой позиции  по вопросу об Украине.

Сможет или нет?
Если Оранжевая революция была для Украины февралём 1917 г., то события, случившиеся в 2014 г., – это уже такой октябрь.
Абсолютно большевистский переворот, с абсолютно такими же принципами: с созданием новых героев, культуры, людей и молодёжи.
Ошибочно полагать, что подобная концепция украинской государственности имеет корни в Галиции. На самом деле она продвигалась русско-язычными украинскими олигархами Донбасса и Днепропетровска (не без содействия российских) через таких же абсолютно русско-язычных украинских политиков. Я не вижу никакой разницы, за исключением некоторых нюансов, между Кучмой, Ющенко, Януковичем и Порошенко.
roytmanВопрос заключается в том, сможет ли новая концепция украинского государства осуществиться в конкретный исторический период?
Теоретически – да. Просуществовала же 70 лет советская власть.
Но сегодня мой ответ – нет.
Для этого существуют свои внутриполитические причины, и, в первую очередь, это даже не экономика, а общественный запрос.
Люди готовы испытывать трудности, если государство удовлетворяет их общественные запросы.
Те же большевики всё время что-то давали своему народу: землю, бесплатную медицину и образование. А когда стало ясно, что новую политику терпеть никто не будет, и пошла череда восстаний, большевики ввели НЭП. Плюс замечательная идея построения рая на земле в виде коммунизма, к которому мы когда-нибудь придём.
Ничего этого на Украине сегодня нет. Потому что вся эта «цэ Европа» – это всем уже смешно. Гражданам Украины стало совершенно очевидно, что ни в какой Европе их не ждут. Наоборот, стало только хуже.
Но главная обманутая их надежда  в том, что власть осталась та же самая.
Есть ещё один важный фактор.
Их пропаганда может как угодно называть Россию – колорадами, оккупантами, агрессорами… как угодно.
Но я, просматривая украинские сайты и прессу, практически нигде не встречал такого термина, как «иностранные войска». На Донбасс у них пришли колорады. Крым захватили оккупанты. А вот иностранных войск они нигде не видят. Потому что на уровне подсознания даже для самых радикальных товарищей, типа Ляшко или Яроша, мы всё-таки не иностранцы.
Это когда украинец едет на заработки в Польшу или Германию, он приезжает за границу, в другую среду, где по-другому думают.
А когда он пересёк границу РФ, для него всё вокруг понятное, родное, знакомое. В России так же думают и реагируют. Поэтому переезд из Украины в Россию – это примерно то же самое, как переехать из Полтавы в Киев. Это абсолютно внутренняя миграция.
В связи с чем реализовать концепцию вражеского государства под названием Россия будет очень непросто. Я даже не представляю, насколько надо изменить сознание украинских граждан, чтобы они стали по-другому относиться к России и к её гражданам, среди которых есть их кровные родственники и друзья.
Еще один фактор заключается в том, что в реальности на Украине существуют 4 разных общности, причём с разной культурой и историей.
Первая общность – это Малороссия, которая объединилась в XVII в. с Московским царством и создала Россию. Собственно говоря, именно эта Укро-Московия и стала Россией. Они имеют такое же право на это историческое прошлое, как и Россия. Но они по глупости от него отказались.
Вторая общность – это юго-восток Украины, присоединенный в период советской власти.
Третья – Западная Украина, находившаяся до начала
XIX в. в составе Речи Посполитой (Польши) и серьёзно адаптировавшаяся в составе России после присоединения.
Наконец, четвёртая общность – это Галиция, которая находилась в составе Австро-Венгерской империи и в состав России никогда не входила до 1939 года. Конечно, именно там очень серьёзно развивались антироссийские настроения.


Украина на грани распада
Встаёт вопрос: будет ли вообще существовать украинское государство как таковое?
Сегодня для того, чтобы сохранить саму себя, Украине необходимо иметь дружеские отношения как с Европой, так и с Россией.
Но я сильно опасаюсь, что нынешняя украинская власть просто по факту своей местечковости не пойдёт на это и добьёт Украину как единое целое.
Сегодня мы гораздо ближе к распаду Украины, чем это когда-либо было. Чем скорее там поменяется власть и отменят всякие глупости, тем скорее Украина получит шанс на выживание.
Они уже добивают украинскую экономику, и там уже начинаются бунты. Да, это подавляется, да, люди где-то испугались, но этот страх – временное явление. Как говорил Наполеон, со штыком можно сделать всё, что угодно, кроме того, что на нем нельзя сидеть.
Развал Украины – это самый худший из возможных сценариев. Причём России такой сценарий крайне невыгоден. Потому что, когда Украина будет распадаться, мы будем вынуждены предпринимать действия.
Во-первых, это вопрос нашей национальной безопасности, а во-вторых – мы действительно один народ.
России не нужен Донбасс. Вся Украина целиком тоже не нужна.
Всё, что нам было нужно (Крым и Севастополь), Россия уже получила. Сохранился Черноморский флот и американская система ПРО стала бессмысленной.
При идеальном раскладе России нужна такая Украина, которая будет дружественна нам и иметь тесные культурные, политические и экономические связи.
У нас же прекрасные отношения с Казахстаном, который замечательно общается и с Западом, и с Россией. Примерно то же самое нам нужно от Украины.
По логике, рано или поздно на Украине должна образоваться некая политическая структура, которая возглавит этот процесс и будет соответствовать общественному запросу.
Вся проблема в том, что прежний общественный запрос на «це Европу» в Украине рухнул, а новый ещё не сформировался. В один день такого не происходит: он формируется под воздействием политиков, СМИ, пропаганды. Кроме того, необходимы политические силы, готовые его реализовать.
К сожалению, я не вижу сегодня на Украине ни одной уважаемой политической фигуры, которая была бы поддержана большинством и была бы уважаема среди граждан. Этих лидеров просто нет. За 20 лет Украина уничтожила все репутации.
А в ситуации, когда лидера нет, бывает только хаос.


Чего хочет Россия? И чего боится Запад?
Следующий фактор – геополитический.
Сегодняшняя поддержка США и Европой украинской власти имеет, безусловно, временные ограничения. Это касается и политики санкций в отношении России.
На мой взгляд, США и Европа просто не предполагали, что мы пойдём на такую жёсткую конфронтацию по Украине. Для них это огромная неожиданность, с которой совершенно непонятно что делать. В этом немалая доля нашей вины.
О том, что Украина – это красная черта, надо было заявлять не после, а до событий. К сожалению, до недавнего времени у России отсутствовала внятная внешняя политика.
Отмечу, что позиция США по отношению к России была различна. При Клинтоне было желание дружбы и партнёрства. США поддерживали Россию и хотели, чтобы она существовала в западном пространстве.
Нас критиковали за Чечню, но это оставалось всего лишь риторикой: никаких санкций по отношению к России не было.
Больше того, получаемые нашей страной западные кредиты не были связаны с такими жесткими условиями, как сегодня в отношении к Украине.
При этом мы иногда позволяли себе взбрыкиваться: например, вводили десантный батальон в Приштину, или Евгений Максимович Примаков разворачивал самолёт над Атлантикой.
Политика поменялась при Джордже Буше и была лаконично сформулирована Кондолизой Райз: мы с Россией не будем ни дружить, ни враждовать, мы будем её игнорировать. Что являлось огромной политической ошибкой.
С Россией можно дружить и враждовать, но единственное, что делать невозможно, это игнорировать. Данная ошибочная линия игнорирования продолжилась при нынешнем президенте США Обаме.
В общем, рано или поздно должна была появиться такая горячая точка, в которой вся эта глупость себя бы и проявила. И этой точкой стала Украина.
Реакция Запада на Крым абсолютно понятна. И для того, чтобы находить компромиссы, мы должны понимать и другую сторону.
Европеец с самого детства смотрит на географическую карту, в отличие от нас, слева направо и видит над своей маленькой Европой огромное нависающее пятно.
Раньше это пятно было побольше. Теперь стало поменьше. Тем не менее, когда европеец смотрит на карту, он по-прежнему понимает, что над ним ВОТ ЭТО висит. И это очень важный психологический момент, который рождает серьёзные опасения.
Почему все они так благодарны Горбачёву?
Потому что он впервые избавил европейцев от висящей над ними постоянной угрозы.
Понимаете, они только-только начали отвыкать от этой страшной мысли, и вдруг – взятие Крыма.  Естественно, что страхи тут же возникли снова. 


Как добывается мир
Я уверяю вас: сегодня Запад только и думает над тем, как выбираться из этой ситуации с Украиной, в которую они вляпались.
Сначала они попробовали надавить на Россию: ввели санкции, приостановили многие соглашения, вместо «восьмёрки» собирают «семёрку».
Однако давить не получается, мировой изоляции не получается, экономика у нас так и не рухнула. И это всем очевидно.
Больше того, начинаются моменты, очень неприятные для США и Европы: я имею в виду сближение с Китаем. Понятно, что Китай никогда не будет дружить с Россией против США. Но наш с ним союз всё-таки неприятен, и это создаёт совершенно ненужные проблемы.
Плюс ещё на Ближнем Востоке нарастает страшная угроза под названием ИГИЛ. И эта идеологическая штука пострашнее Алькаиды или Исламского джихада. Мы имеем дело с вариантом нового большевизма, который может объединить очень многих под левой популистской идеей.
Разбираться с этой огромной опасностью без России невозможно. Но препятствием для диалога служит проблема с Украиной, которая осложняется ещё и тем, что сегодняшние лидеры западных стран (Обама, Меркель и Оланд) связаны с украинской властью репутационно.
Впрочем, через полтора года их, скорее всего, уже не будет. А вот Путин останется.
И тогда, наверняка, к власти на Западе придут новые люди, которые никак не связаны с Украиной, осознающие, что конфликт всем уже надоел, кормить её никто не хочет, деньги давать не хочет.
Неслучайно уже сейчас пошла некая негативная информационная волна в западных СМИ в отношении Порошенко и его приближённых.
Потихоньку общественное сознание людей на Западе начинают менять.
И надо сказать, это тот редкий случай, когда Россия ведёт себя грамотно. Мы не только не идём на переговоры о снятии санкций или чего-то другого. Мы ведём себя таким образом, что ещё и усиливаем конфронтацию.
Вот у них там заседание по поводу санкций должно происходить, а мы им список невъездных депутатов и общественных деятелей.
Это говорит о демонстрации наших намерений: что мы не уступим, что для нас это красная черта, и мы будем жёстко отстаивать свои интересы.
Понятно, что компромисс будет найден. Но каждая из сторон должна занять до этого компромисса свои позиции.
У Европы в этом смысле ситуация крайне невыгодная, потому что существует масса внутренних проблем. Становится очевидным, что Европейский Союз – совершенно нежизнеспособное объединение.
При таком раскладе Украина не имеет вообще никаких шансов войти в Евросоюз.
Более того, все будут договариваться именно за счёт Украины. И весь вопрос лишь в том, какой компромисс будет найден. В засаде уже сидят коллективный Янукович и Кучма в лице оппозиционного блока, к ним может подскочить Юлия Тимошенко. На самом деле внутренние конфигурации могут быть любыми.
Но главное – для того, чтобы выйти из этой сложной ситуации, США и Европе необходима именно та власть на Украине, с которой Россия сумеет договориться


 

В тему

Латание дыр на краю пропасти
Соглашение Украины с кредиторами не столь впечатляюще, как может показаться.
На первый взгляд это был триумф. После многомесячных переговоров Украина и комитет её кредиторов (включающий американский инвестиционный дом Franklin Templeton и бразильский BTG Pactual) достигли на этой неделе соглашения о реструктуризации долга по международным облигациям этой страны, а также по небольшому количеству других долговых обязательств стоимостью в 18 млрд долл.
Платежи приостанавливаются. Это значит, что правительству не нужно будет выжимать из себя средства для выплат по основному телу кредитов и процентов по ним вплоть до 2019 г. Основная сумма долга по облигациям также сокращается в среднем на 20%. Соглашение получилось выгоднее для Украины, чем многие ожидали. Редко какая страна получает списание части долга без объявления банкротства (за исключением Греции, конечно).
Когда переговоры начинались, кредиторы отказывались даже рассматривать списание долгов, доказывая, что простая отсрочка платежей достаточна, чтобы поправить украинские финансы. Повторяющиеся угрозы украинского правительства объявить мораторий на платежи по долгам, другими словами, банкротство, возможно, помогли смягчить их позицию. (То, что эта угроза осталась нереализованной, может помочь Украине, если она попробует снова занять на рынке коммерческих кредитов).
Но позиция Украины была сильнее, чем могла бы быть, благодаря поддержке МВФ. Фонд уже предоставил Украине 11 млрд долл. с момента начала конфликта в прошлом году. Украина нуждается в дальнейшей поддержке для того, чтобы оставаться кредитоспособной. Фонд обещает дать взаймы ещё 11 млрд долл. до конца 2018 г.
Но условием перечисления следующих 1,7 млрд долл. этой осенью, после оценки ситуации в экономике страны, должна была стать реструктуризация украинского долга.
Чтобы облегчить долговое бремя и тем самым обеспечить возможность новых заимствований, МВФ заявил, что Украине следует добиться списания 15,3 млрд долл. долга и процентов по нему до 2018 г. и сократить отношение долга к ВВП до 71% к 2020 г.
Учитывая, что долг, включая обязательства импортно-экспортного и государственного сберегательного банков, уже был реструктуризован, Украина, видимо, выполнит первое условие. Хотя это зависит от того, поддержат ли соглашение все держатели международных облигаций Украины, а их сотни. Россия, владеющая облигациями на 3 млрд долл., которые должны быть погашены в декабре, уже назвала соглашение неприемлемым.
И правительство, и кредиторы утверждают, что Украина также находится на пути к выполнению условия о соотношении долга и ВВП и может поддерживать экономический рост на необходимом уровне. Если так, то МВФ может продолжить выделять средства.
Но это выглядит слишком оптимистично. К концу года ВВП Украины, по-видимому, будет равен примерно 70 млрд долл. Это на 60% ниже в долларовом выражении, чем 2 года назад. Он упал на 17% в годовом выражении в I квартале и на 15% – во втором, сделав достижение поставленной МВФ планки соотношения долга и ВВП по меньшей мере крайне трудным.
Тем более примерно 50 млрд долл. государственных и гарантированных государством долгов, включая концессионные займы, вообще не обсуждались на переговорах. (Как любят указывать частные кредиторы, Украина должна вернуть МВФ более 4 млрд долл. до 2019 г.). Соглашение означает сокращение всей суммы украинского государственного долга всего лишь с 71 до 67 млрд долл.
В краткосрочном периоде,  к тому же, соглашение мало что даст рядовому украинцу, который теперь живёт беднее, чем в последние годы существования Советского Союза. Украинская валюта гривна всё ещё слаба; инфляция равна примерно 60%. Долгосрочные же перспективы лишь немногим лучше. Даже если война закончится завтра, стране потребуются десятки миллиардов долларов на восстановление.
The Economist, 29 августа 2015 г.

Прочитано 1215 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту