Самое читаемое в номере

Фискал без страха и упрёка

A A A

К 70-м годам XIV столетия без того рыхлая Золотая орда распалась на две половины – восточную и западную – раздираемые склоками расплодившихся чингизидов, полевых командиров и просто искателей приключений с большой дороги.

Платить в таких условиях Орде дань было просто глупостью. Тем не менее князья-игоборцы продолжали эту дань исправно собирать и присваивать себе. Мало того, занятие это оказалось настолько увлекательным, что московские фискалы проявили готовность заниматься им и собственно в ордынских землях. В 1376 г. войско под командованием Боброк-Волынского вторглось в Булгар, разграбило будущее Казанское ханство и посадило там «таможенника»: надо полагать, сборщика налогов с купцов, плывущих по Волге.
Подобная экспедиция не могла остаться без последствий, и следующий год ознаменовался большим ордынским набегом под руководством Араб-шаха. Как и полагается, Дмитрий (будущий Донской) выступил с войском московским и союзных князей ему навстречу, но потом почему-то с большей частью армии повернул обратно. Оставшаяся часть русской рати устроила пикник, перепилась и была перерезана внезапно напавшими ордынцами.
О том, что это не была никакая не битва, говорит хотя бы тот факт, что небольшой отряд под командой воеводы Осляби, в пьянке участия не принимавший, благополучно отбился и беспрепятственно ушел.
После этого войска Араб-шаха разграбили пограничные русские земли и ушли обратно. Никаких попыток защитить население, с которого собирали дань и за чей счёт они жили, ни Дмитрий, ни его воеводы, даже не попытались предпринять.  
На следующий год пограбить Русь отправилось войско из западной (мамаевой) части орды под командованием воеводы Бегича. Видимо, особого пиетета Дмитрий Донской перед Мамаем не испытывал: русские подстерегли армию Бегича на берегу реки Вожи и поголовно истребили.
В 1380 г. на Русь якобы собирался, пойти сам Мамай. Но, судя по тому, что генеральное сражение разыгралось на берегах Дона, а в составе вышедшей на юг русской экспедиции находились не только воины, но и целая купеческая делегация, защищающейся стороной был именно Мамай.
Русские же шли ставить еще одну «таможню»: на этот раз в Кафе, экономической столице Золотой орды. Это было бы гораздо привлекательнее «таможни» в Булгаре, так как Кафа являлась терминалом Великого Шелкового пути.
Но почему-то перед самой битвой князь Дмитрий отказался от руководства войсками и демонстративно переоделся в одежду простого воина. Знаменитое сражение объявлено русской победой, хотя войско, понеся тяжелые потери, вернулось ни с чем. Мамай столь же благополучно вернулся к себе в Крым и погиб позднее во внутриордынской сваре.
В 1382 г. захвативший власть в Орде Тохтамыш идёт на Москву, но прославленный Дмитрий Донской, вместо хоть какой-то попытки сопротивления, бежит куда-то «на север» собирать войска «для отпора захватчикам» и так, до ухода тохтамышевых орд, на сцене больше не появляется. Оборону Москвы возглавляет, как это ни парадоксально, литовец Остей.
Шансов у степняков взять крупный, обнесенный стеной город не было никаких. Москва успешно оборонялась, но потом вдруг, поддавшись уговорам приехавших вместе с ордынцами князьков (судя по летописям, братьев жены Дмитрия Донского Василия и Семёна), открыла ворота. Столица была разграблена, погибло до половины ее жителей. Ордынцы рассыпались по всей Московской земле, грабя и убивая.
Наконец, один из русских «меньших» князей – Владимир Серпуховский – не выдержал, наплевал на чинопочитание и разгромил у Волока Ламского войска Тохтамыша  и принялся уничтожать мародёров. Ордынцы бежали, правда, пограбив на обратном пути еще и Рязанское княжество.
Лишь после этого Дмитрий Иванович, наш «рыцарь без страха и упрёка», появился вновь в Москве. Поплакал над поруганными святынями, пообещал заплатить компенсацию родственникам «жертв теракта» и подарил дань за два года битому-перебитому и в Орде, и на Руси Тохтамышу.
Объяснение этой истории напрашивается лишь одно: утрата ига означала бы и утрату великокняжеского права на сбор чудовищной, ни с чем не сообразной, держащей могучую и вольнолюбивую страну в состоянии полного изнеможения и безгласия дани.
От такой благодати князей-фискалов не могли отвлечь никакие «коврижки», даже в виде контроля за Великим шелковым путем. Поэтому, без труда громя ордынцев, они тут же, своими же руками, восстанавливая раз за разом иго, дурача народ побасёнками о несокрушимости Орды и благости долготерпения. И даже не пытаясь защитить население от мародёрства степняков.
Мол, на то он и народ: и своих бар содержать, и чужих. Да еще и заваливать своими трупами дорогу захватчикам, в то время как «защитники Отечества» будут на своих синекурах жировать да с ханами куначиться.

Прочитано 1064 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту