Самое читаемое в номере

Тайна ВАНа

A A A

13 мая пензенский художник Виктор Норкин, творческий псевдоним ВАН, вернулся из Санкт-Петербурга, где выставлялась серия его работ под названием «Проходил мимо». На следующий день после прибытия домой Виктор Норкин встретился с журналистом «УМ» Дарьей Мануйловой и ответил на ее вопросы.

norkin


В доме моего любимого художника Виктора Норкина, чья картина висит в моей комнате, я оказалась не впервые. Как и множество раз до этого, мы расположились в большой уютной гостиной. В центре комнаты – круглый стол, в углу – мягкий диван, чуть поодаль – кресло-качалка и торшер, льющий мягкий свет. Вдоль стены расположился книжный шкаф, заставленный сотнями изданий.
За окном зажигаются ночные огни, а мы с Виктором Норкиным с удобством рассаживаемся на свои места: художник – на диване, журналист – в кресле-качалке. Хозяйка дома занимается угощением: большой чайник зеленого чая, медовый торт, зефир и печенье ждут нас на столе.
ВАН, как всегда, спокоен, открыт и расположен. В нем нет ничего из образа художника, нарисованного поп-культурой: ни пафоса, ни высокомерия, ни даже модного шарфика. Мой собеседник одет в простые домашние брюки и футболку с названием выставки. На ногах – мягкие тапочки.
Я задаю стандартные вопросы: где и когда состоялась выставка, сколько работ было, каков характер картин. На последний вопрос Виктор в свойственной ему манере отвечает: «Лирические работы. Романтические. Со звездами и цветочками».
Оказалось, в Питере одновременно проходили три выставки, в которых ВАН участвовал. В «Спасе», галерее, где он постоянно выставляется, на сборной выставке висело четыре работы. В виртуальном музее Фонда Михаила Шемякина, в рамках конкурса «Буква. Слово. Текст», была представлена одна. Персональная выставка состоялась в галерее «МАрт».
Проговаривая весеннее название, художник смеется: «Я хотел назвать выставку «Апрель». Хорошо, что меня отговорили». Виктор Норкин без стеснения говорит, что галерея совсем небольшая: выставлялось всего двадцать пять холстов. Выставка длилась три недели и называлась «Проходил мимо». Название он объясняет так: «Я сам надолго нигде не задерживаюсь, часто прохожу мимо».
На мой вопрос, как транспортировать работы на столь дальние расстояния, ВАН с улыбкой отвечает: «Все на личном энтузиазме. Картины я перевожу на своей машине. В салоне умещается до 40 холстов: так, чтоб под потолок. В зеркало заднего вида ничего не увидишь: езжу по боковым. Ну, и на крышу – большие работы».
Когда я с недоумением спрашиваю, не проще ли было отменить выставку, получаю простой и добрый ответ: «Можно было бы не ездить, конечно. Но в Питере у меня друзей очень много. Всех надо навестить».
Оказывается, в Санкт-Петербург Виктор Норкин ездит регулярно с 2007 г. Ездит с женой: очень она переживает, как бы в дороге чего ни случилось. Художник только руками разводит: «Всякое бывает, и в аварию пару раз попадали».
«МАрт» – новое для художника место. Обычно ВАН выставляется в галерее «Спас». Нашел он ее давно: во времена юности, когда «лазил с другом, артистом Театра музыкальной комедии, по Петербургу».
Шутливо интересуюсь, не приревновали ли галерейщики из «Спаса». Норкин улыбается, отвечает: «Мы к ним заехали, предупредили, что в этот раз немножко изменили. Они похихикали, и мы договорились о следующей выставке».
После рассказа о постоянных поездках в Петербург я задумываюсь: почему этот человек до сих пор живет и работает в Пензе, где практически негде выставляться? Почему не переедет в культурную столицу, где его работы востребованы?
Виктор Норкин на мои рассуждения отвечает: «Конечно, проще было бы. Там много галерей, много салонов, выставочных залов, и можно быть на виду. Здесь я постоянно в поисках денег. Не знаю, почему я остаюсь в Пензе. Меня в разные времена звали в разные города. Все уехали, а я все тут обитаю.
Как ни крути, все в деньги упирается. Переезжать хорошо, когда ты молодой, когда тебе двадцать лет. Слоняться практически без жилья, спать на лавках, добывать краски – это сложно в старшем возрасте. Хочется комфорта, хочется в тепле посидеть, в окно посмотреть».
Мы говорим о возрасте, о веселом периоде молодости, об учебе в художественном училище, о преподавании в художественной школе. И я вспоминаю, как в один из моих визитов Виктор Норкин показывал свои старые картины.
Спрашиваю, как и в какую сторону, по его мнению, изменились работы, которые он возил в Питер в 2007 г. и неделю назад.  Задумывается. С минуту молчит.
Потом произносит: «Кто-то говорит, что работы меняются со временем. Но так и должно быть. Я же не молодею. Раньше я без головного убора людей на картинах рисовал. Сейчас только с головным убором. И когда меня спрашивают, почему, я отвечаю: старше стал, берегусь, чтобы не продуло».
И я снова смеюсь, восхищаясь его непосредственностью.
Сижу и думаю: спроси меня кто-нибудь об этом человеке, как бы я его описала? Талантливый? Необычный? Скромный? Решаю задать вопрос самому художнику.
Виктор Норкин в недоумении: «Какое слово меня характеризует? Не знаю. Сразу же вспоминаю Тайный художник. Меня так на Чистых Прудах прозвали».
Прошу сказать одно слово, описывающее его картины. Отвечает, что не может отделить себя от творчества, они – одно целое.
«Я так живу. Я пишу, как живу. Все шифрую в картинах. Если было бы понятно, зачем тогда писать вообще? Тайна должна быть, без нее невозможно».

Прочитано 755 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту