Война соединила их судьбы

A A A

О своих родителях вспоминает Анатолий Павлович Голяков.

Мой отец, Павел Емельянович Голяков, 1917 г. р., закончил начальную школу в селе Баклуши Аркадакского района Саратовской области. Затем работал счетоводом.
В 1938 г. Павел Голяков был призван в армию. Когда началась Великая Отечественная война, его направили на обучение в военную академию
им. Фрунзе. В академии он прошёл трёхмесячные офицерские курсы (ускоренный выпуск). Оттуда уже офицером он был направлен в войсковую разведку СМЕРШ. На фронте он занимал должность оперуполномоченного. Деятельность СМЕРШ большей частью засекречена, и отец практически ничего про это не рассказывал. Общеизвестно, что СМЕРШ вёл борьбу со шпионами.
По роду службы отец инспектировал дивизионы реактивных миномётов (их ещё называли гвардейскими миномётами, а в просторечье – «Катюши»), которые считались секретным оружием. Он служил в 43-й армии на Калининском, 1-м Прибалтийском и 2-м Белорусском фронтах.
Моя мама, Елена Никифоровна Голякова, 1925 г. р., перед войной жила в Брянской области. В 1942 г. пошла добровольцем на фронт. Чтобы попасть в армию прибавила себе два года. По армейским документам она 1923 года рождения, на самом деле – 1925 года.
golyakov1

В отделе фронтовой разведки СМЕРШ штаба Северной группы войск (Польша, г. Лигница), 5 октября 1947 г.

Она хотела попасть на фронт, но её отправили учиться на курсы поваров в г. Молотов (Пермь). После окончания была направлена в артиллерийский дивизион «Катюш».
По её рассказам, дивизионы всё время переезжали с места на место. Прежде чем выехать на огневые позиции, бойцы разведывали пути и подъезды к ним, а также пути отхода с позиций после выполненных залпов. Обычно сразу же после залпа меняли дислокацию, но бывало, что не успевали и попадали под артобстрел. Были раненые, и тогда приходилось быть санитаром.
Однажды, уже отстрелявшись, одна из установок завязла в трясине. Её пытались вытащить, но тщетно. Автомашина с установкой засела так глубоко, что её пришлось взорвать. (В случае очевидной угрозы быть захваченными противником реактивные установки и боекомплект к ним должны быть уничтожены на месте).
Именно этот случай соединил судьбы моих родителей. Отец прибыл с инспекцией в этот дивизион разбираться в случившемся. Так они и познакомились. После чего отец добился перевода моей мамы в свою часть, и уже до конца войны они воевали вместе.
golyakov2

Надпись на фото: «На долгую память сестре Насте от сестры Лёли. 22 августа 1942 г. – день призыва в армию. 3 января 1946 г. демобилизовалась.
Фото в день демобилизации из РККА».

После войны отец продолжал служить в отделе фронтовой разведки СМЕРШ штаба Северной группы войск. Мама тоже служила вместе с ним. Она демобилизовалась в звании старшины в январе 1946 г., а я родился в августе того же года. Было это в польском городе Лигница.
Мы прожили там до 1949 г. и потом переехали в Пензу. Отец мог выбрать любой город для дальнейшего проживания, но он выбрал почему-то Пензу и никогда не жалел об этом.
Отец был награждён орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени, медалями «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».
Мама награждена медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».
Отец умер в Пензе в 1983 г. В 2003-м не стало мамы.

Прочитано 680 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту