На помощь своим

A A A

Главными участниками Первой мировой войны, столетие которой отмечается в этом году, были простые, не облеченные властью люди. Они сражались и гибли в боях, трудились в тылу. Это был гумус войны, ее альфа и омега. Пензенский школьный учитель Иван Зимаев – из их числа. О нем известно очень мало. Мы даже не знаем, вернулся он с фронта или нет. История не сохранила его развернутой биографии.  Но до того, как уйти на фронт в 1915 г., Зимаев учительствовал в Чембарском и Керенском уездах. Увлекался творчеством Лермонтова, возил школьников на экскурсии в Тарханы. Был постоянным корреспондентом журнала «Вестник Пензенского земства».

В седьмом  номере журнала (24 февраля 1916 г.) напечатан его рассказ «На помощь своим» – взгляд на войну из окопа. Такая незатейливая «солдатская проза» Второй Отечественной (первая была в 1812 г.). Судя по сюжету рассказа, действие происходит где-то на Юго-западном фронте.
Наступила темная июльская ночь. Все небо заволокло тучами. Накрапывал дождь. Тихо журча по деревьям, дождевые капли тяжело скатывались на землю.
Наш батальон № полка, зная, что враг недалеко, соблюдал возможную тишину, чтобы не привлечь к себе внимание австрийцев. Мы надеялись провести ночь в относительном покое. Однако ошиблись: из штаба нашей дивизии пришло известие, чтобы батальон приготовился и шел на выручку нескольких рот гренадеров, окруженных в лесу.
Быстро, в несколько минут, полк был готов, и, несмотря на темноту и дождь, двинулись в путь. Шли недолго, только часа три – четыре, и тихо, остановились в небольшой рощице. Верстах в 2-3, как сообщили разведчики, начинался большой лес, где австрийцы атаковали наших гренадеров.
Нам необходимо было спешить в этот лес, чтобы освободить своих, но разведчики предупредили, что лес густо обстреливается и батальону может угрожать большая опасность. Что было делать? Идти на выручку гренадерских рот всецело, значит, погубить себя и в то же время не спасти своих товарищей. Не лучше ли ждать?
Не успели еще наши ротные и батальонные командиры решить этого вопроса, как неприятель открыл по нашей части орудийный огонь.
Шрапнель гулко рвалась над рощей и особенно впереди ее и с противным свистом проносилась над головами. Опасность была налицо.
– Надо идти вперед, – советовал командир нашей роты, добродушный капитан Б., – несмотря на угрожающее положение батальону в лесу. Мне думается, сильный обстрел идет лишь опушки леса и нашей рощи. Мы можем облегчить участь гренадер.
– Обстрел, как нам известно, идет густой, – говорил батальонный командир. Вперед идти не следует – мы потеряем лишь людей.
– Воля ваша, – заметил капитан Б.
Спор продолжался. Время шло. Мысль, тяжелая мысль о том, что там, в нескольких верстах, ожидая помощи, гибнут наши братья, наши товарищи, назойливо проносилась в голове и не давала покою.
Несмотря на угрожающую опасность, роте хотелось броситься в лес и выбить из него неприятеля. Но приходилось подчиняться дисциплине и ждать.
И не прошло еще и нескольких минут, как ординарец привез из штаба приказ: батальону немедленно, не теряя ни минуты, двинуться в лес.
Окончание на стр. 14.
Окончание. начало на стр. 13.
– Ну, теперь с Богом! – крикнул батальонный, – на выручку товарищей, братцы!
Батальон широко развернулся и быстро пошел навстречу смерти. Австрийцы ждали нас.
Над всем пространством между рощей и лесом то и дело рвалась шрапнель, падали тяжелые снаряды, трещали пулеметы. Пока добрались до леса, батальон понес немалую уже потерю в людях.   
Уцелевшие грозно бросились на австрийцев и опрокинули неприятеля, не выдержавшего их штыкового боя. Освобожденные гренадеры также присоединились к батальону.
Совместными силами мы преследовали неприятеля до тех пор, пока тот не отошел на далекое расстояние, где к ним примкнули новые части.
Мы утомились, немало потеряли своих. Наши отходили назад, подбирая своих и чужих раненых. В это время небо прояснилось, замелькали звезды. Показался серебряный серп месяца. Поле было усеяно мертвыми и ранеными австрийцами.
Я возвращался вместе с другими и решил поискать и взять на память о бое австрийский штык. Остановился, стал приглядываться, искать австрийца. Недолго я всматривался – не вдали увидал я темное пятно.
– Наверное, убитый лежит. Но наш или австрияк? – подумал я.
Я подошел к нему и, действительно, не ошибся – это была распластанная по земле фигура неприятеля. Теперь враг был безвреден. Теперь можно было с ним сделать все, что угодно.
– Если бы было время и возможность, я похоронил бы тебя, выкопал бы тебе могилу, – сказал я шепотом.  
При виде мертвого у меня уже не было никакой злости против врага.
Моя злоба против австрийцев, непобедимое желание убить врага, уничтожить их как можно больше, с радостью вонзая в живое тело противника свой острый вороненый штык – все это прошло, и мне хотелось с честью похоронить недавнего моего врага.
Но медлить было нельзя. С наступлением утра австрийцы могут ударить на нас большими силами, и надо было уйти в безопасное место. Батальон должен приготовиться к встрече врагов.
Я наклонился и стал осматривать австрийца. Вот рядом с ним винтовка, а штык висит на нем. Снявши свою лопатку, я пытаюсь отрезать широкий штык. Но не успел еще окончить своего дела, как австриец громко закричал: «Воды! Воды!»
Это было так неожиданно, так сильно поразило мое воображение, что я, как безумный, метнулся от него в сторону.
Схватив свою винтовку, я бросился бежать от него и, только пробежав несколько сажень, остановился. Сознание подсказало мне, что бояться нечего, что это не мертвый, а раненый. И я вернулся.
Когда я опять осторожно подошел к австрийцу, он тихо дышал. Я достал воды и напоил его.
– Дзенкуе, пане, – пролепетал он.
Я не мог больше ничем помочь ему, не мог облегчить его страданий. Мне нужно было спешить, так как ночь проходила. И я оставил раненого, пошел догонять свою часть.
И там, и здесь раздавались глухие жалобные звуки. – Это ведь стоны раненых австрийцев, – подумал я. Со всего поля битвы неслись они. Тяжелое, неизгладимое впечатление – эти звуки. Они угнетали душу, давили ее.
Это была жуткая картина…
Занималась заря…
Мы спешили на свои позиции.
Публикацию подготовил Дмитрий Мурашов, ученый секретарь Пензенской областной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова

Прочитано 970 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту