Самое читаемое в номере

Не туристическая Мекка

A A A

Переосмысление саудовского народного хозяйства идёт медленнее, чем предполагалось. Кроме нефти, у этого пустынного королевства не так-то много сравнительных преимуществ.

Если бы не развешанные повсюду фотографии королевской семьи, гости Абхи вполне могли бы забыть, что находятся в Саудовской Аравии. На склонах гор зеленеет можжевельник. Туман окутывает долины, где фермеры выращивают зерно и разводят медоносных пчёл на террасных полях. Отряды павианов выстроились у дорог, выпрашивая еду, а то и воруя сумки у ничего не подозревающих туристов.
Саудовцы давно приезжают в этот город, что находится в 870 км к юго-западу от столицы Эр-Рияда, чтобы укрыться от летней жары. Вскоре его откроют для себя и иностранцы.
Общественный инвестиционный фонд (ОИФ) – главный саудовский фонд суверенного благосостояния – пообещал 11 млрд риалов (2,9 млрд долл.) на строительство в этом регионе гостиниц в общей сложности на 2700 номеров и десятков туристических достопримечательностей. Застройщики надеются, что к 2030 г. сюда ежегодно будет приезжать 2 млн гостей.
Туризм – ключевой элемент «Видения-2030», плана экономических реформ, призванного отучить королевство от нефти, который был обнародован 5 лет назад наследным принцем Мухаммадом бин Салманом. Правительство ожидает, что туризм станет главным создателем рабочих мест в частном секторе. Предполагается, что через 10 лет на его долю будет приходиться 10% ВВП и занятости.
«Эта отрасль занимает первоочередное место в нашей повестке дня на 2030 г.», – говорит Ахмед аль-Хатиб, министр туризма, который надеется, что за десятилетие гостями отрасли станут 100 млн местных и иностранных путешественников.
У Саудовской Аравии множество неиспользованных возможностей. До 2019 г. она даже не выдавала туристические визы. Но чиновники не в состоянии объяснить, почему миллионы иностранных туристов будут ежегодно выбирать именно это королевство среди множества других направлений. А за этим вопросом последуют и другие, более серьёзные, ставящие под сомнение саму основу экономических реформ. Чтобы достичь поставленных целей, Саудовской Аравии необходимо привлечь иностранные компании и инвесторов.
О принце Мухаммаде будут судить в основном по тому, сможет ли он создать достойные рабочие места для 21 млн граждан Саудовской Аравии, две трети из которых моложе 35. Пандемия привела к тому, что во II квартале 2020 г. уровень безработицы взметнулся до 15,4%. С тех пор он падает и достиг 11,3% во II квартале 2021 г. Это самый низкий уровень за десятилетие.
Отчасти это связано с тем, что теперь местные жители стали занимать рабочие места, на которых не требуется высокой квалификации. Раньше такая работа была уделом мигрантов. Теперь саудовцы работают кассирами и варят кофе. Десять лет назад такое было немыслимо. Женщины тоже пошли работать. Сейчас на их долю приходится 28% работающих саудовцев. Пять лет назад она равнялась 16%.
Однако падение безработицы отчасти связано с низкой долей экономически активного населения, которая за I половину 2021 г. сократилась на 1,8 процентного пункта. С одной стороны, на рынке труда мало рабочих мест для образованных саудовцев. Половина незанятых граждан имеет как минимум степень бакалавра. С другой стороны, тяжёлую работу выполняют преимущественно иностранцы, чей труд стоит дешевле.
ino mekka

На левом графике показана динамика доли экономически активного населения Саудовской Аравии (в % от численности трудоспособных граждан), а также аналогичных показателей для мужчин и женщин в 2017-2021 годах. На правом графике показана динамика безработицы в Саудовской Аравии (в % от численности трудоспособных граждан), а также аналогичных показателей для женщин и мужчин в 2017-2021 годах. Источник: Общее статистическое ведомство.

На долю граждан приходится всего 24% рабочей силы в розничной торговле и 20% – в индустрии гостеприимства. Более 85% рабочих мест в строительстве – а эта отрасль нанимает больше всего работников – занято иностранцами.
Экономика растёт, и рынок труда будет расти вместе с ней. Но необходимые для роста прямые иностранные инвестиции приходят в страну очень неохотно. Королевство рассчитывало к 2020 г. ежегодно привлекать 10 млрд долл. таких капиталовложений. На практике в прошлом году пришло всего 5,5 млрд долл.
Но это неважно: месяц назад принц Мухаммад объявил о новой инвестиционной стратегии, согласно которой к 2030 г. в страну будет ежегодно приходить 100 млрд долл. прямых иностранных инвестиций (это больше, чем за всё истекшее десятилетие). Так работает это правительство.
Чиновники ставят перед собой честолюбивые цели, проваливаются, а потом просто поднимают планку ещё выше. «У наследного принца плохо налажена обратная связь, – говорит советник, работающий с ТНК. – Слишком много тех, кто ему во всём поддакивает».
В частных переговорах возможные инвесторы выказывают беспокойство по поводу делового климата в стране, где всем заправляет один человек. Они занервничали в 2017 г., когда принц Мухаммад задержал десятки предпринимателей и членов королевской семьи по обвинению в коррупции (многие тогда продавали свою собственность, чтобы обрести свободу). Налоги вызвали больше всего озабоченности на нынешнем Инвестиционном почине будущего – роскошной ежегодной конференции в Эр-Рияде. Правительство выставило огромные счета за неуплаченные налоги Uber (и Careem – его дочерней компании на Ближнем Востоке). Некоторые управляющие задумались, не предвещает ли это скорое вытеснение частного сектора.
ТНК уже сказали, чтобы они перевели к 2024 г. в королевство свои региональные штаб-квартиры, иначе им придётся попрощаться с сочными государственными подрядами. В прошлом месяце саудовское правительство заявило, что 44 ТНК, включая Siemens и Unilever, откроют свои конторы в Эр-Рияде. Такое давление вызывает глухое ворчание у управляющих, работающих в таких менее консервативных и во многом более удобных местах, как Дубай.
К чести Саудовской Аравии, она продолжает ослаблять некогда драконовские общественные ограничения. Накануне Дня всех святых толпы молодых саудовцев заполонили магазины, торгующие нарядами для вечеринок. На их полках было в изобилии личин чудовищ, дьявольских трезубцев и костюмов соблазнительных медсестёр.
Ещё совсем недавно такой ассортимент привёл бы к приходу религиозной полиции. «Они нас больше не контролируют», – сияет владелец магазина. Единственное, что его беспокоит, это то, что его «очень-очень консервативные» родственники могут узнать, чем он зарабатывает на жизнь.
Ушли в прошлое времена, когда в ресторанах одинокие мужчины должны были садиться в стороне от семейных посетителей. Молодые саудовцы набиваются в кинотеатры, запрещённые на протяжении нескольких десятилетий, чтобы посмотреть такие фильмы, как «Дюна», в котором принц правит богатой ресурсами пустыней. 20 октября сотни тысяч людей в Эр-Рияде пришли на концерт Питбуля, американского певца, которого никак нельзя отнести к числу слишком чопорных.
Правительство надеется, что эти забавы окажутся выгодными. Из-за того, что у них на родине мало развлечений, саудовцы проводят большую часть своего времени за рубежом. Пандемия показала, как много компаний может сбежать в Лондон или Дубай.
Но во II квартале этого года саудовские гостиницы заработали 2,2 млрд риалов (590 млн долл.). Это на 7% больше, чем за тот же период 2019 г., несмотря на то, что королевство было в основном закрыто для путешественников. «Эти деньги потратили сами саудовцы», – говорит принцесса Хайфа аль-Сауд, которая руководит национальной туристической стратегией.
Впрочем, по мере того как саудовцы будут браться за низкооплачиваемую работу, а правительство будет сокращать некогда щедрые выплаты своим подданным, они станут тратить меньше денег. С 2015 г. цены на бензин выросли более чем вдвое. В 2018 г. правительство ввело налог на добавленную стоимость в размере 5%. В прошлом году он был поднят до 15%.
Туристическая отрасль нуждается в иностранных гостях. Кроме Абхи их могут привлечь длинные нетронутые участки побережья Красного моря и такие исторические достопримечательности, как набатейские развалины Аль-Улы. Хозяев отрасли никак не обвинишь в отсутствии творческого подхода. В октябре ОИФ обнародовал проект «Буровая вышка», предполагающий превращение одной из нефтедобывающих платформ в море в курорт и тематический парк.
Но, похоже, чиновники не задумываются над вопросом, будет ли всё это конкурентоспособно на фоне других туристических направлений. Первые гостиницы, что предстоит открыть на Красном море, будут относиться к числу роскошных торговых марок, что отпугнёт наиболее перспективную часть гостей.
Чиновники скромно умалчивают о том, будет ли легализовано употребление алкоголя. «Мы знаем, что нам придётся соревноваться во всём», – говорит один из них. Но даже если алкоголь легализуют, некоторые туристы, возможно, не очень-то будут торопиться провести свой солнечно-пляжный отпуск в стране со столь консервативной репутацией.
Что касается «халяльного туризма», то здесь Саудовская Аравия встретится с жёстким соперничеством со стороны таких более дешёвых и привычных направлений, как Турция и Малайзия.
То же самое можно сказать и о саудовской экономике в целом. Снижение субсидий, повышение налогов и рост стоимости рабочей силы лишили Саудовскую Аравию её традиционных преимуществ с точки зрения компаний. Неизвестно, что может их заменить.
Пока правительство не запретило эту практику, жители Абхи чуть было полностью не вырубили можжевельник на дрова, чтобы обогреться во время зимней прохлады. В рамках регионального туристического проекта застройщики намерены высадить 1 млн деревьев, чтобы возродить горные леса. Пройдёт много времени, прежде чем приезжие смогут оценить это: они вырастают всего на 5 см в год в столь сухом климате, говорит Турки аль-Бишри, местный экскурсовод.
При всех разговорах о быстрых переменах этот медленно растущий можжевельник может дать лучшее представление об экономическом будущем Саудовской Аравии.
The Economist, 13 ноября 2021 года.

Прочитано 589 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту