Германия: пейзаж после битвы

A A A

По итогам всеобщих выборов 26 сентября социал-демократы находятся на подъёме. Консерваторы несут тяжёлые потери, но по-прежнему сохраняют шансы возглавить новую правящую коалицию. Зелёные, несмотря на крупные успехи, выступили заметно хуже ожиданий. Коммунисты стёрты в порошок. Достоверно сказать, кто будет новым канцлером, по-прежнему нельзя, но очень высока вероятность, что правительство возглавит кандидат социалистов Олаф Шольц.
Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

Три цвета Германии
Утром 27 сентября политическая карта Германии окрасилась в три цвета.
Большая часть страны оказалась красной (цвет социалистов). Социал-демократическая партия (СДПГ) победила во всех землях Севера (Гамбург, Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн, Мекленбург-Передняя Померания, Бремен), почти во всех землях Востока (Берлин, Бранденбург, Саксония-Ангальт) и Юго-Запада (Гессен, Рейнланд-Пфальц, Саар), а также в крупнейшей земле страны Северном Рейне-Вестфалии.
В чёрный (цвет консерваторов) оказались окрашены лишь Бавария и Баден-Вюртемберг.
В коричневый (цвет националистов) оказались окрашены две восточные земли – Саксония и Тюрингия.
Явка составила 76%. Общие результаты выборов таковы: СДПГ – 25,7% (+5,2 процентного пункта по сравнению с выборами 2017 г.), консервативный блок Христианско-демократического и Христианско-социального союзов (ХДС/ХСС) – 24,1% (-8,8 п.п.), «Зелёные» – 14,8% (+5,8 п.п.), либеральная Свободная демократическая партия (СвДП) – 11,5% (+0,7 п.п.), националистическая «Альтернатива для Германии» (АдГ) – 10,3% (-2,3 п.п.).
Результаты социалистов во главе с 63-летним Олафом Шольцем, вице-канцлером и министром финансов в уходящем правительстве Ангелы Меркель, – это большой успех. Пролетарским реформистам удалось вернуть себе статус одной из двух ведущих («народных») партий страны, который они два года назад на выборах в Европарламент уступили «Зелёным». А ещё недавно казалось, что неизбежное в условиях постиндустриальной трансформации сокращение численности промышленного пролетариата означает неуклонный упадок социал-демократов.
Только историческая практика покажет, имеем ли мы дело лишь со случайным зигзагом истории, обусловленным счастливым стечением обстоятельств, или на наших глазах рождается какая-то новая, не предсказанная учёными тенденция.
Olaf ScholzОсобенно мощный сдвиг в пользу социал-демократов произошёл на Востоке. Например, в Саксонии-Ангальте и в Тюрингии они прибавили по 10,2 процентного пункта, а в Бранденбурге – даже 11,9 п. п. Очевидно, что на сторону социалистов перебегали здесь прежние сторонники как консерваторов, так и коммунистов.
Прошедшие выборы превратились в настоящее избиение консерваторов во главе с 60-летним министром-президентом Северного Рейна-Вестфалии Армином Лашетом. Блок ХДС/ХСС потерял четверть избирателей по сравнению с выборами 2017 г. Очевидно, что здесь сыграл свою роль фактор смены лидера. А. Лашет и близко не располагает теми народной любовью и авторитетом, какими пользуется уходящая канцлер А. Меркель.
В воскресенье красная волна сметала всё на своём пути. В Нижней Саксонии консерваторы потеряли 10,8 процентного пункта, в Гамбурге – 11 п. п., в Рейнланде-Пфальце – 11,2 п. п., в Бранденбурге – 11,4 п. п., в Тюрингии – 11,9 п. п., а в Шлезвиге-Гольштейне – целых 12 п. п.
Пали такие бастионы консерваторов, как Саксония-Ангальт и даже Северный Рейн-Вестфалия, правительство которой возглавляет сам А. Лашет. Устоял только один оплот консерваторов – Бавария. Но и там ХСС потерял 7,1 п. п.
Результаты «Зелёных» противоречивы. С одной стороны, они увеличили свою долю голосов на две трети. В иных условиях это могло бы считаться огромным успехом. В Гамбурге, например, они прибавили целых 11 процентных пунктов.
С другой стороны, от партии, занявшей 2-е место на выборах в Европарламент в 2019 г. и лидировавшей в опросах общественного мнения ещё в мае этого года, все ждали большего. Вместо этого «Зелёные» на этих выборах утратили статус «народной» партии.
Либералы выступили без особых провалов и приобретений и без каких-то серьёзных региональных диспропорций. Это значит, что они прекрасно удерживают симпатии своей электоральной ниши – далёких от церкви предпринимателей и высококвалифицированных профессионалов, – а их избиратель довольно ровным слоем размазан по всей территории страны.
Националисты потеряли примерно шестую часть голосов и оказались теперь оттеснены с 3-го на 5-е место. Тем не менее они остаются серьёзной общенациональной силой, имеющей множество своих сторонников во всех уголках страны.
Но особенно интересен феномен огромной любви к АдГ на юге бывшей ГДР, в Саксонии и Тюрингии. В этих землях националисты смогли победить, завоевав по 24% голосов.
Это нельзя списать на наплыв иммигрантов, поскольку как раз восточные земли они стараются обходить стороной. Поэтому возмущение рядового избирателя массовой иммиграцией здесь носит скорее теоретический характер.
Трудно списать народную любовь здесь к националистам и на экономические трудности, поскольку Саксония и Тюрингия – это самые успешные восточные земли. А в более северных частях бывшей ГДР такой популярности националистов не наблюдается.
Можно было бы сказать, что популярность националистов связана с наследием бывшей коммунистической диктатуры, которая была не в состоянии организовать полноценное антифашистское воспитание своих подданных. Но тогда бы мы увидели, что националисты равно популярны и в остальных восточных землях. А этого мы не наблюдаем.
Поэтому феномен особой любви к националистам саксонцев и тюрингцев ещё ждёт своего убедительного научного объяснения.
Наконец, грандиозным провалом окончились выборы для немецких коммунистов. Левые набрали всего 4,9% голосов, потеряв 4,3 процентного пункта. Значительная часть прежних сторонников коммунистов переметнулась к социал-демократам.
Впрочем, на Востоке коммунисты остаются по-прежнему влиятельной политической силой, которую ещё слишком рано списывать со счетов.
Что касается западных земель, то эти выборы показали, что «Левые» остаются серьёзной политической силой только в Гамбурге.

Коалиционные расклады
Выборы показали, что теперь возможны три варианта правящей коалиции.
Во-первых, социалисты и консерваторы могут пойти по линии наименьшего сопротивления и сохранить нынешнюю большую коалицию, только теперь уже во главе с социалистическим канцлером О. Шольцем.
На первый взгляд, это очень удобный вариант для политиков, но он крайне вреден для политического развития страны.
С одной стороны, такая длительная несменяемость власти усилит у многих немцев ощущение безысходности и может заставить их переметнуться, например, в стан радикальных националистов, что станет серьёзной угрозой не только демократической системе в самой Германии, но и всему либеральному миропорядку, столь блестяще доказавшему свою эффективность для развития большинства человечества после Второй мировой войны.
С другой стороны, длительная несменяемость власти означает неизбежное загнивание политического режима, накопление управленческих ошибок и откладывание необходимых крупных реформ.
Поэтому и О. Шольц, и А. Лашет держат вариант с большой коалицией про запас на случай провала двух других возможностей.
Второй вариант – это коалиция социалистов, зелёных и либералов во главе с О. Шольцем.
Третий вариант – это коалиция консерваторов, зелёных и либералов во главе с А. Лашетом.
В обоих последних случаях главной проблемой является слабая совместимость экономической и экологической программ зелёных и либералов.
Либералам, близким к деловым кругам, чужды предложения зелёных по увеличению налогообложения богатых, повышению минимальной заработной платы, решительному отказу от принципа сбалансированного бюджета, ужесточению экологических стандартов во имя борьбы с изменениями климата, а также крайняя подозрительность последних к готовности немецкого бизнеса тесно сотрудничать с самодержавными режимами, нацеленными не только на подавление освободительных движений в своих странах, но и на подрыв существующего либерального миропорядка.
Тем отраднее была новость, распространившаяся в ночь после выборов. Зелёные и либералы объявили о намерении немедленно вступить в переговоры друг с другом, не дожидаясь приглашения от О. Шольца или А. Лашета, чтобы урегулировать собственные разногласия, а потом, возможно, действуя единым фронтом, самим определить, кто им больше подходит в качестве старшего партнёра по коалиции.
При этом нет никаких сомнений, что процесс формирования нового правительства будет очень долгим и трудным. Напомню, что в 2017-2018 годах А. Меркель потребовалось 6 месяцев, чтобы сформировать после выборов новое правительство.

Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 495 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту