Самое читаемое в номере

Расколотая страна

A A A

Десять лет войны раздробили Сирию на кусочки. Станет ли она когда-нибудь снова единой?

syria poundЦены на продовольствие в Сирии стремительно взлетели, поставив многих её граждан перед угрозой голода.
Купец из Камышлы (Северо-Восточная Сирия), сидя в своей конторе, рассказывает, как чиновники мешают поступлению на рынок пшеницы. Его грузовикам требуется пройти через множество застав, прежде чем они попадут в столицу страны Дамаск.
Многие занимаются поборами. Курдские силы на линии разграничения с владениями президента Башара аль-Ассада требуют себе целую тонну с каждого грузовика.
С другой стороны линии разграничения вахту несёт 4-я бронетанковая дивизия, контролируемая братом президента. Её военнослужащие берут по 3000 долл. с каждого грузовика.
Торговцы также вынуждены подкупать чиновников в Дамаске и поддерживать правительство, иначе их арестуют как террористов. Иногда заставы перестают пропускать людей и грузы, поскольку одна из сторон хочет нажать на другую. Проще и выгоднее продавать пшеницу за рубеж. «Политики морят людей голодом».
Десять лет назад Ассад вместо того, чтобы согласиться с требованиями народа о проведении демократических реформ, начал с ним войну. В ходе конфликта погибли сотни тысяч людей.
В войну оказались втянуты иностранные державы. Большая часть страны разрушена. Беженцами стала половина населения Сирии, где до войны проживало 22 млн человек.
Сегодня боевые действия ограничивает мешанина соглашений с участием Америки, Ирана, России и Турции. Сирийцы ездят по стране, чтобы учиться, покупать и навещать родных.
Но сама страна разделена на несколько частей, у каждой из которых есть свой иностранный покровитель. В каждой из них есть свои отряды добровольцев. Они сами управляют хозяйством своего региона. Нередко в таких княжествах существуют свои привилегированные этносы или секты.
«Мы являемся свидетелями балканизации Сирии», – говорит один из чиновников ООН.
Люди Ассада сохранили контроль над большинством крупных городов. Под их властью находится около 60% территории страны (в 2014 г. – только 30%). Семья Ассадов правит Сирией на протяжении уже полувека. (До Башара диктатором был его отец Хафез).
Потешные выборы в мае или июне, если состоятся, несомненно, приведут к переизбранию президента на четвёртый 7-летний срок.
Но это пиррова победа. Сейчас сирийская экономика находится в самом тяжёлом положении за всё десятилетие. На чёрном рынке за сирийский фунт дают примерно 1% его довоенной стоимости. Правительство Ассада способно платить своим чиновникам лишь 15 долл. в месяц. По всей стране люди часами стоят в очередях за бензином.
У кризиса много причин: война, коррупция, ограничения, связанные с пандемией COVID-19, американские санкции и крах ливанских банков, где богатые сирийцы прятали свои деньги.
Главные союзники Ассада в этой войне – Иран и Россия – помогают мало. У них самих полно проблем.
У Ассада нет ответов на терзающие страну вопросы. В своих речах он нередко вообще не обращает на них внимания. Недавно он рассказывал, как вместе со своей женой Асмой сдавал тест на COVID-19. Результат оказался положительным.
С середины февраля наблюдается резкий подъём числа новых случаев заражения. Но полноценно работает лишь половина больниц страны. Не существует даже единого плана вакцинации. Оппозиционные группировки самостоятельно договариваются с поставщиками вакцин.
Ассад, похоже, больше озабочен удержанием в повиновении своего народа, чем борьбой с вирусом. Его соглядатаи выискивают малейшие признаки инакомыслия. Недавно за решётку был брошен вполне лояльный журналист, имевший неосторожность написать о голоде в Facebook.
Если выехать за пределы столицы, то власть правительства Ассада выглядит далеко не столь всеобъемлющей, даже на тех землях, что оно номинально контролирует.
syria mapРусские войска никак не согласовывают с ним свои боевые действия. Границы между землями, принадлежащими правящему режиму, Ираком и Ливаном контролируют поддерживаемые Ираном добровольцы. Их бомбит Израиль.
В поисках помощи, которую когда-то оказывало правительство, сирийцы обращаются к своим собратьям по этносу или вере. Друзские племена на Юге, арабские на Востоке и даже секта алавитов самого Ассада на побережье сражаются всё в большей степени сами за себя. Обычным делом стали столкновения между этническими и религиозными группами.
«Если здесь появится одинокий и безоружный алавит, его убьют», – говорит один из арабских старейшин из Дейр-эз-Зора (Восточная Сирия).
В Северо-Восточной Сирии, что контролируется курдами, местные жители отказались от арабского языка в пользу курдского. В качестве денежной единицы здесь используется доллар. Сирийцам, что хотят перебраться жить в этот регион, требуется опекун из местных.
Курдские власти тоже не любят инакомыслящих. Они преследуют критиков, а молодых парней (в том числе арабов) призывают на службу в армию.
Этот регион живёт столь же плохо, как и остальная страна, но здесь хотя бы есть нефть и… защита со стороны американцев. Регион поставляет чёрное золото и пшеницу в Ирак. Благодаря этому курдское правительство в состоянии платить куда большее жалованье своим чиновникам и военным, чем режим Ассада.
Из-за рубежа поступают строительные материалы для восстановления. В прошлом месяце здесь открылся завод по производству растительного масла, что позволило создать несколько сотен новых рабочих мест.
Турция давно боится, что сирийские курды вдохновят курдских сепаратистов на её земле. Поэтому ещё в 2016 г. она начала наступление вглубь Сирии, взяв под свой контроль Северо-Запад и полосу вдоль границы. Эти земли были практически полностью очищены от курдов и отданы повстанцам из числа арабов-суннитов, разделяющим исламистские убеждения Реджепа Тайипа Эрдогана, президента Турции.
Жалованье местным чиновникам платит Турция. Она же финансирует восстановление региона. В качестве денежной единицы здесь используется турецкая лира. Регион подключён к энергосистеме Южной Турции. Один чиновник ООН сравнивает положение здесь с ситуацией в Северном Кипре, куда Турция вторглась в 1974 г. и остаётся там до сих пор.
Если бы Сирией правил прагматичный президент, он, возможно, попытался бы заключить соглашения с властями регионов, передать им часть полномочий и тем самым объединить страну.
Но Ассад боится, что уступки будут восприняты как признак слабости, и вместо этого угрожает наращиванием боевых действий. В своих речах, призванных вдохновить старую гвардию своего отца, он говорит о славе арабской и исламской цивилизации, приводя тем самым в ужас меньшинства.
Государственные радио и телевидение называют сирийцев из тех регионов, что неподвластны правящему режиму, террористами и пятой колонной.
1 марта парламент в Дамаске принял законопроект, лишающий гражданства всякого, кто более 10 лет не обновлял своё удостоверение личности. Он нацелен на тех, кто вырвался из-под власти Ассада. Многие из них хотели бы вернуться, но только если у власти в стране будет кто-нибудь другой.
The Economist, 13 марта 2021 года.

Прочитано 425 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту