Видимая рука

A A A

Европейская привычка поддерживать фирмы, возможно, переживёт пандемию. Правила оказания государственной помощи сейчас ослаблены. Возможно, в будущем всё так и останется.

Обычно у Европейской комиссии уходит около 6 месяцев на рассмотрение обращений от государств-членов ЕС об исключении из правил, запрещающих субсидирование собственной промышленности. Но не теперь.
В условиях, когда вспышка COVID-19 привела к повсеместному подрыву экономики, просьбы об исключении из правил предоставления государственной помощи одобряются за 24 часа, даже в выходные.
Тоненькая струйка обращений со всего блока превратилась в наводнение. Еврократы одобрили почти 200 схем субсидий и помощи общей стоимостью более чем в 2 трлн евро. Это равнозначно ВВП Италии.
Единый рынок – основа экономики Европы – держится во многом на отказе национальных правительств от незаконной поддержки «своих» компаний. Политика, запрещающая им делать это, восходит к самым ранним этапам европейской интеграции.
Теперь Европа оказалась в неизведанных водах. Никогда раньше эти правила не попирались столь открыто, как сейчас. Старожилы не припомнят, чтобы когда-то раньше политики с такой лёгкостью формировали пакеты помощи промышленности, как они делают это сегодня.
Проблема в том, что это может войти в привычку. Ещё до кризиса Европа двигалась в сторону дирижизма. Сейчас в стене правил, ограничивающих склонность политиков поддерживать любимчиков в бизнесе, появился огромный пролом.
Когда во времена прошлых кризисов, например, в 2008 г., предоставлялись послабления в режиме оказания государственной помощи, всё вскоре возвращалось на круги своя. Но сегодня эти принципы отстаивает всё меньшее число стран.
Возможно, новые ослабленные правила сохранятся и после кризиса. Может быть, навсегда. Это будет означать начало новой экономической эпохи в Европе.
Правила предоставления государственной помощи – одна из странностей Европы. Например, американские штаты изо всех сил пытаются переманить к себе компании из других штатов, обещая им налоговые льготы, благоприятные условия кредитования и т. п.
Европа же подписала своего рода пакт о разоружении в области субсидий. Почти вся прямая помощь компаниям запрещена. Под это правило попадают даже государственные предприятия.
Правительствам приходится испрашивать разрешения почти на всё: от выделения на льготных условиях земли футбольным клубам до предоставления налоговых льгот родным ТНК. Контроль над государственной помощью – одно из главных полномочий Брюсселя. Следят за соблюдением правил в этой сфере те же самые чиновники Европейской комиссии, что ведают и антимонопольной политикой.
Напряжённость между рядом государств-членов и Европейской комиссией, где с 2014 г. комиссаром по конкуренции является Маргрета Вестайер, усиливалась давно.
Франция и Германия неоднократно требовали такого ослабления правил конкуренции, которое позволило бы выращивать «европейских чемпионов». Они пришли в ярость после того, как в прошлом году Вестайер заблокировала запланированное слияние подразделений Siemens и Alstom по производству высокоскоростных поездов.
Слияние компаний – один из способов выращивания чемпионов. Но ещё эффективнее это делать, позволяя компаниям обжираться государственной помощью. Теперь это разрешено по меньшей мере временно.
Впрочем, сейчас главной целью является не выращивание чемпионов, а предотвращение неизбежных банкротств и потери рабочих мест. Но если правила ослабить надолго, то заливание компаний деньгами будет осуществляться уже не ради того, чтобы спасти их в условиях кризиса, а ради улучшения их перспектив в будущем.
Некоторые страны, например, Испания, уже жалуются, что режим неограниченной траты денег угрожает единому рынку, поскольку позволить себе это могут лишь немногочисленные богатые страны.
Почти половина всей государственной помощи в Европе приходится на Германию, поскольку это большая, богатая страна, подошедшая к кризису с относительно маленьким долгом. Более мелкие и не столь богатые страны опасаются, что их компании, которым они не могут предоставить столь щедрой помощи, просто сожрут.
Политики стараются исправить положение. 27 мая председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен предложила пакет кредитов и грантов стоимостью в 750 млрд евро, призванный перераспределить деньги от тех, кто способен платить (Германии), к тем, кто пострадал больше всех (Испании). Сейчас идёт торг с национальными столицами по поводу окончательных параметров этого пакета.
Вестайер говорит, что Европейская комиссия много лет мечтала о том, чтобы Германия увеличила свои расходы.
Что касается долгосрочной угрозы режиму государственной помощи, то она подчёркивает, что ослабление правил является временным.
Она настаивает на том, что не надо спасать компании, которые находились в плохом состоянии ещё до того, как ударила COVID-19, а фирмы, которые получили государственную помощь, должны будут потом её вернуть.
Те, кто получают особенно крупную помощь, не должны выплачивать дивиденды или премии до тех пор, пока не вернут её государству.
Старожилы Брюсселя говорят, что у Европейской комиссии не было иного выбора, как предоставить национальным государствам относительную свободу действий во время кризиса.
«Если бы не произошло достаточного ослабления правил ЕС, то правительства просто бы перестали обращать на них внимание, а этого Комиссия хочет избежать», – говорит один юрист.
После того как всем в ускоренном порядке одобрили выделение пакетов поддержки, правила можно будет начать ужесточать, например, требуя постепенного прекращения помощи компаниям.
Опыт выхода из кризиса 2008 г. дал сторонникам традиционного режима государственной помощи уверенность в том, что подобное ужесточение возможно. Но времена меняются.
Десятилетие назад Европа была на подъёме. Она внедряла свой новый основополагающий договор. Помощь предоставлялась в основном столь не любимым в народе банкам, которые, как считалось, разыгрывали систему, так что политически её можно было легко прекратить.
Кризис еврозоны ещё не обнажил слабость её фискальной системы.
Напротив, в 2020 г. помощь компаниям считается необходимой, а их репутация – безупречной. Кризис усилил голос тех, кто требует, чтобы технологические цепочки были перемещены назад, в Европу, а это будет легче сделать, если государства будут больше субсидировать бизнес.
Британия, которая долго выступала за ограничение государственной помощи, теперь покинула клуб.
Южная Европа регулярно критикует правила оказания государственной помощи и была бы не прочь её увеличить.
Ирландия и Голландия поссорились с Вестайер из-за предоставления налоговых льгот ТНК, а это запрещённый вид государственной помощи. Польша и Италия, подобно Франции и Германии, намерены выращивать национальных чемпионов.
Вестайер говорит, что лежащая в основе нынешних правил государственной помощи концепция «ровного игрового поля» остаётся по-прежнему актуальной. Но одновременно растут опасения, что Китай и Америка накачивают свои компании субсидиями.
inopress ES

На диаграмме показана доля (в % от общего объёма) оказывемой отдельными членами ЕС государственной помощи бизнесу. Общий объём государственной помощи бизнесу, одобренной Европейской комиссией, оценивается в 2,13 трлн. евро. Данные на 23 мая 2020 года.
Источник: Европейская комиссия.

Ещё до COVID-19 Европа шла на уступки, позволяя правительствам щед-ро субсидировать такие промышленные проекты, как строительство заводов по производству высокотехнологичных аккумуляторов для электромобилей.
Франко-немецкое соглашение сделало возможным появление того огромного пакета помощи, что сейчас рекламирует фон дер Ляйен. Заявив, что ЕС может получить огромные новые полномочия, Эмманюэль Макрон и Ангела Меркель, лидеры Франции и Германии, также призвали Европейскую комиссию навсегда «приспособить» правила оказания государственной помощи к нуждам промышленности. На такой совет будет трудно не обратить внимания.
The Economist,
30 мая 2020 года.

Прочитано 599 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту