Самое читаемое в номере

Кто будет править Севером?

A A A

Курды создают своё собственное государство Рожава в Северной Сирии.
Но у возрождающейся нации много врагов.

У курдов есть своё собственное название для Северной Сирии – Рожава (что значит место, где заходит солнце).
Десятилетиями это название казалось уместным.
Арабские националисты вытесняли их со своей земли и запрещали им говорить на своём языке. Затем пришли воины джихада из Исламского государства (ИГ) (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»). Война с ними сравняла с землёй города.
Но после поражения ИГ (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») они выросли вновь.
Айн-эль-Араб – один из самых крупных городов – теперь больше и выше, чем раньше. Он может похвастать большим военным мемориалом и ярмаркой искусств, которую проводит уже во второй раз. «Мы достаточно натерпелись», – говорит Бриван Хаммуш, художник-пейзажист.
Во время начавшейся в 2011 г. многосторонней гражданской войны в Сирии курды захватили треть страны. В 2016 г. они провозгласили свою автономию в Рожаве. Здесь сосредоточено большинство сирийских месторождений нефти, её самые большие гидроэлектро-станции.
А ещё это житница страны. Здесь проходят такие древние торговые маршруты, как «шёлковый путь». Столь важная земля – настоящий дар для курдского правительства Рожавы.
Но она привлекательна и для врагов. В ходе восстановления региона курды столкнулись с угрозами как изнутри, так и из-за рубежа. Многие опасаются, что их самый сильный союзник – Америка – может покинуть их, стоит Дональду Трампу что-нибудь написать в Twitter.
Сейчас положение улучшается. Восстановление большей части Сирии заблокировано боями, санкциями и нехваткой средств.
Зато на границе Рожавы с Ираком выстроились многокилометровые очереди многотонных грузовиков со строительной техникой и цементом. Колонны бензовозов курсируют по шоссе, ведущему в Дамаск. Финансируемые Западом агентства помощи занимаются восстановлением инфраструктуры, больниц и школ в этом регионе.
Парламент, сформированный в сентябре, всё ещё заседает в здании школы. Но это означает и близость политиков к народу. Ваш корреспондент встретился с двумя главами правительства, просто постучавшись в двери их кабинетов.
Вожди Рожавы более прогрессивны в социальных вопросах, чем большинство их коллег на Ближнем Востоке. Многожёнство здесь запрещено. У любого подразделения правительства два соруководителя – мужчина и женщина.
Женщина руководит Раккой, которую когда-то ИГ (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») объявило своей столицей. Из женщин, занимающих высшие руководящие посты, почти никто не носит платок.
Курды, хотя и являются мусульманами, довольно равнодушно относятся к этому. Они открыто пьют и курят во время Рамадана.
Вера считается личным делом человека. К восторгу американских евангелистов в Айн-эль-Арабе открылась новая церковь, призванная обслуживать духовные потребности растущего числа новообращённых христиан.
Однако власть новых правителей Рожавы основана не на выборах, а на вооружённых революционных комитетах. Они возникли как подразделения Курдской рабочей партии (ПКК), которая базируется в Северном Ираке и многими странами рассматривается как террористическая группа.
У Рожавы есть все атрибуты репрессивного однопартийного государства. Протесты ограничены, оппозиционные партии подвергаются издевательствам. Чиновники говорят, что они лучше, и чем режим Башара аль-Ассада, и чем сражавшиеся с ним повстанцы. Ужасно низкая планка! «Это ещё один тоталитарный режим», – говорит курдский журналист, бежавший за рубеж.
Править Рожавой трудно из-за её демографии. Здесь живут примерно 0,5-1 млн курдов и по меньшей мере 1,5 млн арабов. Так что курдские чиновники ищут возможности расширить свою социальную базу.
В сентябре они заменили название Рожава на многословную «автономную администрацию Северо-Восточной Сирии». Они также перенесли свою столицу из курдского города Камышлы в скучный арабский городок Айн-Иссу. Арабы были назначены на многие важные посты в правительстве. 
 «Мы стремимся к географической, а не к этнической федерации», – говорит Полат Джан, один из командиров Сирийских демократических сил (СДС) – местной армии. Половина солдат Джана – арабы.
И тем не менее арабы в Рожаве чувствуют себя всё более чужими. Основой СДС являются курдские Отряды народной защиты.
«Курд или араб?» – спрашивают охранники посетителей военной базы.
Арабские шейхи утверждают, что курды захватили их земли и установили на них свои обычаи. «Они хотят, чтобы мы приводили своих жён на собрания племени», – кипит от ярости один из них, считающий, что такое смешение полов непристойно.
Некоторые говорят о курдской «оккупации». Протестующие перекрыли доступ к нефтяным скважинам под Дейр-эз-Зором горящими покрышками. «Курды, – кричат они, – украли нашу нефть!»
Турция на севере и правительство Ассада на юге играют на этих противоречиях. И те, и другие организуют собрания племён, чтобы завоевать поддержку арабов Рожавы.
Турция хочет создать вдоль своей южной границы буферную зону, куда должен войти и ряд курдских городов. Она говорит, что Рожава – это тыловая база ПКК, которая позволяет ей продолжать свою 40-летнюю войну против турецкого правительства.
К западу от Манбиджа башни турецких танков повёрнуты в сторону курдских позиций. У курдов нет военной авиации и мало тяжёлых вооружений. Они не могут считаться достойным противником для турецкой армии.
Не в состоянии они бросить вызов и армии Ассада, который говорит, что хочет объединить всю Сирию. Сейчас он сосредоточен на Идлибе – последнем оплоте повстанцев.
В самый разгар войны Ассад отвёл свои войска с Севера, чтобы защищать Дамаск. Курды с ним не воевали.
Правящий режим до сих пор пользуется определённым влиянием в Рожаве. Он контролирует сеть мобильной связи, многие суды и школы.
Единственный в регионе гражданский аэропорт тоже контролируется правящим режимом. В нём на каждом шагу натыкаешься на портреты диктатора, а те путешественники, что работают на правительство автономии, здесь могут быть арестованы.
Россия, которая поддерживает Ассада, предлагает вернуть сирийскую армию в Рожаву, а курдские силы превратить в местную полицию.
Тем временем сохраняется угроза со стороны ИГ (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»). Воины джихада устанавливают импровизированные заставы на шоссе. Запрет на мотоциклы в разрушенной войной Ракке, призванный не допустить нападений на инфраструктуру, имел ограниченный успех.
Чиновники называют лагеря, переполненные раздражёнными арабскими беженцами, возможными инкубаторами джихада. Многие женщины в регионе всё ещё боятся ИГ (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») и продолжают носить никабы.
Курдов успокаивает присутствие Америки. На этой земле находятся примерно 2000 американ-ских военнослужащих. Их самолёты постоянно гудят над головой, а их войска сдерживают Турцию.
Президент Дональд Трамп отрёкся от сделанной им в декабре записи в Twitter о выводе войск из Сирии. Однако неопределённость по поводу намерений Америки осложняет жизнь курдам.
Местной администрации становится всё труднее привлекать и удерживать на службе арабов. Даже курды стараются уклониться от прямой поддержки своего правительства.
Недавно вожди Рожавы ездили в Дамаск на переговоры с главой разведки Ассада. Основатель ПКК Абдулла Оджалан предостерёг их: «держите в уме чувства турок».
Курдские вожди в Сирии, подобно иракским курдам, стремятся стать постоянными союзниками Америки. Однако, в отличие от
курдской автономии в Ираке, Рожава не признана ООН.
«Не знаешь, сколько это будет продолжаться, – говорит учитель из Камышлы. – Чувствуется, что всё это построено на песке».
The Economist, 
25 мая 2019 года.

Прочитано 427 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту