Самое читаемое в номере

Разворот рек

A A A

Китай осуществил крупнейший в мире проект отвода речной воды. Но переброска южных рек на Север принесла больше вреда, чем пользы.

china
В последний засушливый год большая часть потреблённой Пекином воды была доставлена издалека. Она прошла путь в 1432 км. Это равно расстоянию от Нью-Йорка до Орландо (Флорида).
Её путешествие началось в малозаселённой холмистой местности Центрального Китая, где находится водохранилище Даньцзянкоу, на дне которого покоится затопленный город Цзуньчжоу, считающийся колыбелью даосизма.
Оттуда вода течёт на север по каналам и тоннелю, проходящему под Хуанхэ, и через 15 дней попадает на водоочистные сооружения Пекина. Теперь из Даньцзянкоу в город поступает треть всей потребляемой воды и две трети воды для снабжения населения.
Этой зимой и весной водохранилище стало для столицы источником жизни. С 23 октября по 17 марта на Пекин не упали ни одна снежинка и ни одна капля дождя. Это была самая длинная засуха в истории.
Тем не менее, в городе не было перебоев с водою, в отличие от лежащей западнее провинции Шаньси, где местные власти ввели ограничения на пользование водою.
Так что, центральное правительство может торжествовать, поскольку настояло на реализации этого проекта, не постояв за ценой и сломив сопротивление его противников? Нет, торопиться с поздравлениями не стоит.
Проект переброски вод южных рек на Север – это крупнейшее в мире предприятие инфраструктуры. Это крупнейший в истории отвод воды из одного речного бассейна в другой. Это ответ на главную экологическую проблему Китая – нехватку воды (а вовсе не загрязнение воздуха).
На Юге сосредоточены четыре пятых пресной воды этой страны и всего половина её населения. На Севере же в 11 провинциях на душу населения приходится менее 1000 куб. м воды в год, а это, согласно международным нормам, говорит о проблемах с водоснабжением.
В восьми провинциях на душу населения приходится менее 500 куб. м. Четыре из пяти крупнейших сельскохозяйственных провинций Китая имеют засушливый климат. На них приходится 45% ВВП этой страны и половина генерируемой ею электроэнергии.
Не будет большим преувеличением сказать, что будущему народного хозяйства Китая угрожает нехватка воды.

 


Откуда всё это течёт?
Ещё в 1952 г. Мао Цзэдун заявил, что «на Юге много воды, а на Севере – мало. Если можно, то пусть Север позаимствует немного воды».
Эту задачу решил этот проект, связавший Янцзы на Юге с северными регионами. Канал, соединивший Пекин и Даньцзянкоу, находящееся на притоке Янцзы, был открыт в 2014 г.
В 2013 году был открыт восточный маршрут, использующий древний Великий канал между Ханчжоу и столицей. (Китайцы издавна сооружали изумительные гидротехнические системы.)
Третий маршрут должен пройти по Тибетскому плато. Но поскольку тот район подвержен частым землетрясениям и оползням, проект решено отложить на неопределённое время.
Если вся система будет построена, то она позволит перебрасывать 7% ежегодного водостока китайских рек. Это 45 млрд куб. м. Действующие два маршрута позволяют ежегодно отводить на Север 25 млрд куб. м воды.
По словам первого руководителя проекта Чжан Цзыяо, пока его строительство обошлось в 300 млрд юаней. Это в 2 раза больше первоначальной сметы.
С самого начала проект был противоречивым. По заявлению китайского вице-премьера по жилищному строительству Цю Баосина – редкий случай публичной критики, – этот проект труднореализуем. Он становится вообще ненужным, если Китай научится рачительно относиться к воде.
Ма Цзунь, знаменитый китайский эколог, предостерегал, что этот проект может лишь увеличить загрязнение. По его словам, одна только перспектива его реализации позволила северным городам беззаботно расходовать воду. В ожидании потока южных вод, полагал он, они просто исчерпают свои местные источники снабжения.
Чиновники не обращали внимания на такие заявления. Они утверждают, что первые годы эксплуатации системы доказали её бесспорный успех. По данным министерства водных ресурсов, она снабжает водой более 50 млн человек.
Уровень грунтовых вод в Пекине ежегодно опускался на 1-3 метра из-за нещадной эксплуатации водных скважин. Сейчас темпы опускания замедлились.
Проект привёл к возрождению ряда окрестных экологических систем, например, озера Цзуаньхай во Внутренней Монголии, которое высохло в 1992 г. Он также позволит увеличить ВВП ещё на 0,1-0,3 процентных пункта в год, ведь, решив проблему нехватки воды, можно восстановить нормальное течение хозяйственной жизни. Впрочем, это с трудом поддаётся измерению.
Так всё-таки стоит торжествовать? Вряд ли.
На самом деле проект не спасёт Пекин от нехватки воды. Он не имеет никакого отношения к решению подлинных проблем этой страны. Он лишь добавляет их ей. В лучшем случае он позволяет выиграть немного времени для исправления водной политики.
Ежегодно столица использует 3,6 млрд куб. м воды. Местные водохранилища и реки дают городу 2,1 млрд куб. м, а схема переброски – 1,1 млрд.
То есть проект не решает проблему нехватки воды, которая пока покрывается за счёт подземных источников. К 2020 году, по мере роста населения и хозяйства столицы, ей будет требоваться ежегодно уже более 4 млрд куб. м.
Если система водоснабжения будет работать, как запланировано, то она сможет покрыть лишь две трети дефицита воды.
В целом по Северному Китаю, по прогнозу правительства, потребление воды достигнет к 2050 г. 200 млрд куб. м.
Завершённые к настоящему моменту две очереди проекта смогут покрыть всего лишь одну восьмую часть предполагаемого дефицита воды. Одним словом, даже если проект будет функционировать, как задумано, он не решит проблему нехватки воды на Севере.
Но это ещё не всё. По официальным данным, предполагается, что ежегодно по центральному маршруту будет перебрасываться 9,5 млрд куб. м.
Но чиновники с водохранилища Даньцзянкоу говорят, что в 2017 г. из него была взята лишь половина этого количества. Отчасти это связано с дороговизной местной воды. В результате спрос на неё меньше ожидаемого.
Дело ещё и в том, что это водохранилище сравнительно мало: его объём равен 29 млрд куб. м. Если ежегодно забирать из него треть воды, то, как предостерегают инженеры, это приведёт к тому, что поднятый со дна ил резко повысит её мутность.
Столица пока получает почти всю необходимую ей воду, а вот окрестные провинции – в лучшем случае треть. Когда система проектировалась, чиновники говорили об удовлетворении потребностей всего Северного Китая.
В действительности проект оказался системой снабжения одной столицы. Поскольку Пекин – один из самых процветающих городов Китая, а земли, где расположено водохранилище, одни из самых отсталых, этот проект способствует перераспределению ресурсов от бедных к богатым.
Если бы проект функционировал не на полную мощность, то нанёс бы меньший ущерб? Нет, это неверно. Для того чтобы проложить дорогу воде, потребовалось переселить более 380 тыс. человек.
Поскольку проектировщики боялись загрязнений, они закрыли множество производств вдоль побережья каналов и водохранилищ. Среди них такие столпы экономики Даньцзянкоу, как разведение рыбы и выращивание куркумы. Всё это привело к высоким издержкам на переселение и сокращению налоговой базы.
Чжао Кэцян из соседней деревушки говорит, что люди понимают значение проекта, но недовольны тем, как с ними обошлись местные власти. «Правительство не заботится о нас», – жалуется он.
Чжао говорит, что чиновники заплатили ему по 450 юаней за каждый квадратный метр площади его старого дома, но потребовали по 1000 юаней за каждый квадратный метр нового. К тому же правительство забрало себе 40% суммы компенсации за землю, сказав, что на самом деле земля государственная.
Так что переехавшие, говорит Чжао, имеют жильё, но у них нет ни сбережений, ни работы. Они получают ежегодно от правительства 600 юаней помощи, но на эти деньги прожить невозможно.
Вниз по течению от Даньцзянкоу с загрязнением бороться становится уже бессмысленно. После отвода воды из Янцзы река замедлила свой ток. Теперь она хуже смывает загрязнители. Исчезают заливные луга, которые раньше, словно губки, позволяли снизить ущерб от наводнений.
Стремясь возместить ущерб от отвода вод из рек, местные власти стали повсюду строить плотины, запуская свои собственные проекты по переброске воды назад в эти реки.
Например, в провинции Шэньси была перегорожена плотиной река Хань, чтобы перебросить воду в измельчавшую реку Вэй.
Самое страшное, что этот проект не только отвёл воду, но и отвлёк деньги и внимание от подлинных водных проблем Китая: расточительства и загрязнения.
В 2017 г. почти каждая десятая проба воды, взятая из Хуанхэ, показала, что она непригодна даже для сельскохозяйственных нужд.
Министерство земельных ресурсов заявляет, что половина всех грунтовых вод на равнинах Северного Китая настолько загрязнена, что не может использоваться даже в промышленности. В Европе 80% воды, потребляемой промышленностью, используется повторно. В Китае – только 40%.
Сейчас с помощью кредитов и повышения цены на воду правительство начало борьбу с расточительством. Данный проект тоже сыграл свою роль.
В конце 2017 г. были введены новые тарифы на воду в 9 из 11 провинций, страдающих от её нехватки. Вода, перебрасываемая с Юга, стоит дороже, чем из местных источников, хотя теоретически следовало бы поощрять их сохранение.
Проблема ещё и в том, что основные тарифы очень низки. Высокую цену за перебрасываемую с Юга воду приходится платить не потребителям, а местным властям (например, ратуше Пекина). Так что повышение тарифов напрямую не повлияло на использование воды.
Проект переброски воды с Юга на Север – это проверка для Си Цзиньпина, президента Китая. Он часто говорит, что Китай должен прекратить слепо увеличивать ВВП за счёт накопления экологических проблем. Похоже, он осознал, что бассейн Янцзы нуждается в защите.
После реорганизации правительства функции надзора за схемой переброски рек перешли к министерству охраны окружающей среды. Новым начальникам следовало бы прислушаться к совету Чжана, первого руководителя проекта. В 2013 г. он сказал: «Решение проблемы водоснабжения Китая связано с охраной водных ресурсов. Переброска воды ради поддержания экономического развития – это тупик».
The Economist,
7 апреля 2018 г.

Прочитано 613 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту