Самое читаемое в номере

Ночной кошмар Дональда Трампа

A A A

Победа Садика Хана в Лондоне – это победа зрелого просвещённого равнодушия к вопросам расовой и религиозной принадлежности.

trump


Рано или поздно любой крупный политик в Британии приглашается в Букингемский дворец, чтобы войти в члены Тайного Совета, призванного консультировать королеву.
В 2009 г. Садика Хана, тогдашнего министра транспорта, спросили, на каком варианте Библии он предпочёл бы принести присягу. Тот ответил, что, будучи мусульманином, предпочёл бы использовать Коран. Во дворце Корана не нашлось, но Садик Хан предусмотрительно захватил с собою один экземпляр. После церемонии, когда ему хотели вернуть книгу, он предложил: «Может, лучше оставить у Вас для следующего случая?»
5 мая лондонцы избрали Хана свои мэром. Таким образом, он стал политиком, лично за которого проголосовало больше всего избирателей в Европе, если не считать избирающихся прямым голосованием президентов Франции и Португалии. Его безоговорочная победа над консерваторами (он получил 57% голосов против 43% у Зэка Гоулдсмита, его превосходного соперника от тори)  – это удар по твердолобым всех мастей.
Это удар по вербовщикам Исламского государства, убеждающим молодых мусульман иммигрантского происхождения, что им нет места на либеральном Западе. Фактическая столица этого либерального Запада доверила своё будущее прихожанину мечети, поддерживающему однополые браки и гордящемуся своим мусульманским происхождением.
Но его победа – это и удар по западным почвенникам, вроде Дональда Трампа и Найджела Фэража, вождя Партии независимости Соединённого Королевства. Это удар по той лжи, что распространяют те, кто посещает Европу: увидев женщину в никабе, говорят, что в этой части света действует шариат.
10 мая Трамп заявил, что сделает для Хана исключение в предлагаемом им запрете на въезд в США для мусульман-неамериканцев, который он тогда же назвал «просто предложением».
Лондонский мэр отверг сделанное для него исключение: «Речь не обо мне. Речь о моих друзьях, моей семье и всех, у кого такое же происхождение, как у меня, во всём мире». За несколько дней он сделал «Лондонистан» и «Еврабию» мировым символом терпимости и религиозного плюрализма.
Я впервые пересёкся с Ханом почти 10 лет назад в южном Лондоне и долго наблюдал за ним, освещая партийную жизнь лейбористов. Это типичный социал-демократ, который, будучи более идеологически гибким, чем остальные, закрепился в левоцентристской части партийного спектра в то время, как в партии при Тони Блэре преобладали праволиберальные настроения.
На викторианских улочках юго-западного Лондона с блокированной застройкой Хан был просто Садиком, парнем из соседнего квартала. Как представитель местного политического клана, он превратил Тутинг – смесь бедных и вполне комфортабельных кварталов – в относительно благосклонно настроенный к лейбористам район. Менее талантливый политик, наверное, проиграл бы его консерваторам.
Своей победой 5 мая Хан обязан именно этому образу члена парламента, живущего по соседству, каким я его знаю, а не славе символа космополитизма или правоверного мусульманина, каким его изображают заголовки газет по всему миру.
И именно в этом заключается основной удар, наносимый по трампам и фаражам.
Для противодействия почвенническому популизму нужен не сверхлиберализм, а завоевание репутации «прагматика». Нужна борьба за тот тип избирателя, который просто зевает, когда троглодиты, похрюкивая, начинают страстно обсуждать вопросы племенной принадлежности.
Главный удар по идеям Трампа нанесут обычные граждане, озабоченные решением повседневных житейских проблем. Быть «прогрессивным» сейчас – это не поднимать вверх сжатый кулак, а просто пожимать плечами.
Лондонские выборы были самыми обычными. Столица – это типичный лейбористский город, а Хан – обычный лейбористский политик. Его победа совершенно в порядке вещей.
Намёки Гоулдсмита на связи его соперника с реакционными мусульманами – которые в умелых руках могли бы привести к обоснованным вопросам о готовности Хана жертвовать принципами, чтобы угодить избирателям – выглядят грубыми и безумными. От них было мало толку.
Гораздо важнее было обещание Хана обновить автобусный парк, не повышая плату за проезд. Лондонцы возвели очи горе, проголосовали за лейбориста и ненароком вошли в историю.
Для ветеранов столичной политики гораздо интереснее было не избрание мусульманина, а то, что Хан получил больше голосов белых жителей пригородов, чем обычно получают лейбористы, а Гоулдсмит (вопреки собственным усилиям) получил немало голосов небелых избирателей.


Держитесь за Хана и продолжайте
Как говорит Сундер Катвала из мозгового треста «Британское будущее», достижения Хана знаменуют собою «деполяризацию» общества. Посмотрим, как он воспользуется этим. Как у мэра, у него не так уж много политических рычагов. Перед выборами он говорил мне, что хочет расширить свои полномочия. Это вдохновляет: передачу полномочий на места следует приветствовать.
Но главное, что он мог бы сделать на посту мэра, это закрепить уже достигнутое. А здесь есть добрые знаки: по мере того, как будет происходить смена поколений, небелые британцы будут всё больше перебираться из городов в пригороды, а всё больше британских избирателей будут использовать для определения своей национальной принадлежности социальные (общественное и политическое поведение), а не этнические (семейные корни и раса) факторы.
Согласно оценке мозгового треста «Народ», к 2045 г. доля небелых в Британии сравняется с аналогичным показателем в Соединённых Штатах. Стране надо многое сделать, чтобы подготовиться к этим переменам. Зоны расовой сегрегации должны быть интегрированы. В некоторых уголках Британии мусульмане опасно обособлены от общества.
Старая, слишком упрощённая идея мультикультурализма должна быть заменена чем-то другим: интеграция должна из сферы ответственности местных властей стать общенациональной проблемой, в решении которой прямо участвуют премьер-министр и его кабинет.
Как у мэра, у Хана есть уникальная возможность, выходящая далеко за рамки города и даже Британии, продвинуть идею плюралистической нации, снизить напряжённость между этническими и религиозными группами и высветить провалы и успехи интеграции.
Дональд Трамп скорее всего проиграет Хиллари Клинтон. Но его окончательное поражение,
по меньшей мере в Британии,
наступит, когда экземпляр Корана, оставленный Ханом в Букингемском дворце, станет засаленным от многих прикосновений, но никто
не будет беспокоиться по этому поводу.
The Economist, 14 мая 2016 г.

Прочитано 563 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту